ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты сдурел? — поинтересовался Збрхл.

— Не пойду! — Девочка топнула босой ногой, тряхнула копьем. — Я знаю, что у тебя в башке, но ничего из этого не получится. Не стану я, словно баба какая, в башне прятаться, когда вы на мечи идете! Моя кровь не хуже вашей и не лучше! Я тоже хочу ее проливать за общее дело!

— Прольешь еще, — холодно заверил магун. — Венсуэлли тебя только бы оскорбил, символически по нижнему бюсту шлепнув. А тут уж будет настоящая порка, розгами, до крови. Ронсуаза, — он смягчил голос, — мы можем выйти без вреда, а ты будешь от боли плакать, даже если мы победим. А коли проиграем, то еще успеешь острием помахать, потому что они и за тобой в башню явятся. Так что прошу тебя, как взрослую прошу: сделай так, как я говорю. Это может всем нам жизнь спасти.

Она еще колебалась, в глазах блеснули первые слезинки.

— Идите, госпожа, — сказал Венсуэлли. — Хотелось бы верить, что голову подставляю ради мудрой женщины, а не ветреной девчонки. А шлюхой вас никто из-за меня не назовет. Никто и никогда. Это вернее, чем порка до крови. До свидания, Ронсуаза.

— До свидания, Венсу… — Она проглотила слюну. — Венс.

Збрхл повернул задвижку, отворил дверь. Они вышли.

Уже снаружи до них долетело, вероятно, брошенное на бегу в башню восклицание девочки:

— И ты вовсе не альфред никакой!

Аборигены сдержали слово. Никто не стрелял.

То, что промчалось между Дебреном и Венсуэлли, замыкающим правый фланг, было быстрее стрелы и летело почти беззвучно. Человек, у которого не было развитого магического органа, услышал бы лишь, как хлопнула дверь.

— Это не страшно, — быстро сказал магун, видя, что Збрхл колеблется. — Даже лучше. Никто не погонится за девчонкой.

Бахромчатые встали широким полукругом. Арбалетчики, но уже без арбалетов, — слева. Напротив ротмистра, один с бердышом, другой с кистенем. Перед Дебреном был командир, небрежно державший меч, а со стороны Венсуэлли двигался Седьмой, выкручивающий восьмерки готовым к действию щелкачом. Пятый остался позади, между лежащими на земле пленниками и зарослями. То, что Дебрен вначале принял за грабли, было железной лапой с укрепленными на ней когтями дракона, оружием скорее психологическим, но в сильных руках опасным. У некоторых драконов очень твердые когти, которые после умелой заточки резали не хуже косы.

Вендерк опп Гремк отошел за груду камней. Бежать он не пытался, хотя обе цепи сошлись уже близко и никто, пожалуй, не стал бы гнаться за ним, создав тем самым замешательство и пробелы в строю.

— Последний раз обращаюсь к рассудку ваших милостей! — закричал он. — Попрощайтесь, как полагается, и возвратимся на корабль.

Дебрен вынул палочку из чехла и глубоко вздохнул. Первый не пошевелился. По его лицу гуляла немного нервная, но скорее хитрая ухмылка.

— Нехорошо так одеваться, — сказал Збрхл, медленно перемещаясь налево. — Вы похожи на деревья, и кто-нибудь в конце концов вас по ошибке срубит.

Передвинувшись, он растянул строй. Рискованно для Дебрена: так как малочиряковец с кистенем мог теперь прыгнуть в центр, помочь командиру. Но и умно, потому что неожиданно. Это могло быть подготовкой к бегству, и человек с бердышом, забыв, что теперь его партнер находится позади, кинулся в нападение.

— Толстого, Шестой! — крикнул Первый и прыгнул прямо на Дебрена. — Этого я сам!

Бердыш ударил жутко, сверху вниз и сильно наискось. Если человек не родился акробатом, он не мог бы ни парировать удар легким оружием, ни уклониться. Человек с фигурой большого бочонка, такой, как Збрхл, мог либо пасть замертво, либо повалиться во весь рост на траву, проделав для этого отчаянный вольт. Второй умело нанесенный удар должен был бы его покалечить, а то, что бердышник работает умело, было видно.

Дебрен не поверил, видя, как грузный ротмистр отскакивает направо, пропускает острие бердыша за самой лопаткой и бедром, отталкивается обеими ногами, почти спиной к нападающему, и, прыгнув в последний момент над огромным топором противника, уходит от удара. А потом с пол-оборота легонько ударяет своим топором нападающего по виску.

Первый стоял слишком близко, чтобы проверить, не попался ли Збрхлу особенно твердоголовый, кто мог бы еще помочь налетающему с ревом Шестому. Дебрен ударил гангарином из палочки, не очень сильно, и отскочил. Он не хотел перестараться, у противника мог быть — по крайней мере теоретически — какой-нибудь отражающий амулет, что объясняло бы его беспечность. Правда, Дебрен еще ни разу не встречал человека, сумевшего каким-то образом защититься именно от такого удара, но рисковать без нужды не собирался. Кроме того, поблизости не было ни одного внешнего источника силы, и распоряжаться он мог только избытками энергии в своих мышцах и мозгу. А их было не так уж много. Приходилось экономить.

Он не засек отражения, но амулет явно был. Хороший, способный отклонить стрелу, пущенную со среднего расстояния, но малоэффективный против более быстрого и массивного болта. На гангарин амулет отреагировал каким-то третьеразрядным эхом, выдав свое присутствие под обшитым полосками полотном кафтаном и не дав результата. Первый сбился с ритма, рубанул вслепую и упал. Неудачно. Прямо на колени чароходцу. Дебрен успел перехватить палочку зубами и закончил неловкий вольт падением. Перекатился через правый бок, чуть не взвыв от боли, которую вызвала сдираемая с ошпаренной руки кожица, придавил правой ногой меч Первого и принялся колошматить его владельца левой пяткой.

Рядом Венсуэлли скакал вокруг Седьмого, который прыгал еще быстрее и удивительно ловко прикрывался щелкачом. Шестой, размахнувшись кистенем, заставляя Збрхла отскочить, парировал древком удар топора, еще раз размахнулся игольчатым шаром так, что зафурчало. Тот, что был с драконьей лапой…

Что-то у него шло не так, но Дебрену некогда было смотреть, что именно. Первый, лишившийся меча и утративший чувство равновесия, головы не лишился и схватился за нож. Голова у него была твердая, а на магуне были палубные ботинки с мягкой подошвой, прекрасные, когда офицеру флота приходила фантазия взбираться на мачты, но не очень оправдывающие себя в такого рода лихорадочных пинках и ударах. Чтобы выжить, Дебрену приходилось лежа долбить ногой изо всех сил, а это сильно ограничивало поле зрения.

Когда Первый решил, что пришла пора изменить тактику, и отполз от меча, было уже поздно. Дебрен, правда, схватился за палочку, а Збрхл, довольно рискованно отбив кистень, максимально сократил дистанцию и столкнулся животом с противником но стоящего у зарослей туземца удержать не удалось. Он освободил спуск арбалета, тут же отбросил его и помчался к Венсуэлли, размахивая драконьей лапой.

Болт угодил ротмистру в грудь. Слева. Высоко. Возможно, в ключицу. Но вначале прошил шею Шестому, потому что в энергии у него, выпущенного из тяжелого армейского оружия, недостатка не было.

Противники, насаженные на общий стержень, свалились в высокую траву. Венсуэлли сумел отразить щелкач, рубанул Седьмого по бедру, отскочил. Дебрен прицелился палочкой, но, когда направлял чары, Первый впился ему зубами в ступню, и гангарин попал не в того, который был вооружен лапой, а угодил в Неруэлу, пытавшуюся подставить туземцу подножку. Люванец рванулся, видя беззащитную спину своего командира тут же, за спиной островитянина, прыгнул и ухитрился достать носком ботинка пятку бегущего.

Дебрен, скрежеща зубами от боли, запустил палочку. И попал. Палочка вошла Первому в глаз и увязла в мозге. Венсуэлли рубанул, меч столкнулся с пастью щелкача, жутко заскрежетало, застонал металл, и три четверти клинка, отхваченные могучими челюстями, взлетели в темно-синее небо. То, что осталось, обошло защиту, и покореженный обрубок клинка очень неизящно разорвал Седьмому горло.

Получивший по пятке человек с драконьей лапой закружился на бегу, пытаясь сохранить равновесие, и не попал адмиралу по голове. Укрепленные в металле драконьи когти рассекли воздух правее, наружный коготь взрезал руку Венсуэлли, скользнул по колену и вонзился в ступню, пригвоздив адмирала к земле. Венсуэлли попытался проделать полуоборот с одновременным толчком, но, сделав лишь четверть оборота и ударив нападающего огрызком меча в бок, коротко взвыл и рухнул лицом вниз.

50
{"b":"2590","o":1}