ЛитМир - Электронная Библиотека

Победитель покачнулся, недоверчиво взглянул на торчащую из живота рукоять меча. Закружился, выхватил из-за пояса охотничий нож, сделал полшага. Обрубленный клинок сверкнул отражением красных лучей заходящего солнца, повис, начал падать. Дебрен подхватил оружие, метнул заклинание. Островитянин сделал еще полшага, осторожно отставил правую ногу, по которой уже текла перемешанная с калом кровь, понемногу начал сгибать левую, приседать. Поднял руку для удара, опершись о бедро Венсуэлли.

И умер.

Падающий с неба клинок, не столь тяжелый, как весь меч, но острый и направленный заклинанием отвесно, попал точно в первый позвонок. Туземец рванул ножом землю и замер, уткнувшись лицом в спину столь же неподвижного адмирала.

Дебрен встал, сжимая дрожащей рукой треснувшую, заляпанную кровью и мозгом волшебную палочку. Он предпочел бы сидеть. Левая пятка горела от ударов, в правом башмаке была кровь и как минимум один надтреснутый палец. Рука пылала живым огнем, а картина побоища вызывала тошноту. Но умирать сидя он не хотел.

— Восемь здоровых сильных мужчин, — проговорил Голубой рыцарь с высоты седла. — Семеро мертвы или же вскоре умрут от ран, потери либо заражения крови. Баронесса Ронсуаза разобьется, прыгнув с башни, а госпожа Солган в последний раз продиктует ученикам ярко расцвеченную, хоть и грустную реляцию с поля брани, к тому же высосанную из пальца. До чего ж паршивая штука политика. Не правда ли, мэтр Дебрен?

Дебрен наклонился, поднял меч Первого. Левой рукой.

— Вы не нашли дракона, рыцарь?

— Ты прекрасно знаешь, что никакого дракона нет. — Всадник взялся за лежащий поперек луки длинный меч, весящий по крайней мере в три раза больше, чем Дебренов, и соответственно более убийственный. — Дед нашей княгини, столь же отважный, сколь и глупый владыка, измотал старика Полыхача. Просто так, спорта ради. Пошел на медведя, но великий главный ловчий испортил дело, поэтому пьяная компания погрузилась на флагманский корабль и приплыла сюда, чтобы с пустыми руками с охоты не возвращаться. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Дед свалился в какой-то яр, крепко покалечился, и надо было лечить на месте. Бабка-княгиня успела собрать спасательный отрад и предотвратить трагедию. Охотники отправились под нож, старый князь — в крепость, а дракон тактику изменил. Больше уж не дерется лицом к лицу, как в давние романтические времена. Мало кто его видит, а те, что видели, клянутся всеми святыми, что он вырос, цвет как хамелеон меняет и огнем полыхает, как никогда раньше. Были и такие, что две головы у него заприметили.

— Я должен помочь раненым, — тихо сказал Дебрен.

— Пустая трата времени. С этого острова никто не должен вернуться живым. Такова традиция.

— А ты?

— Я? Я стою на страже традиций.

Дебрен глядел вверх, на горшкообразный шлем с неудачно выкованной головой зубастого существа. Наездник не поднял забрала. За его спиной покачивались сосны.

— Было восемь здоровых и сильных мужиков, теперь остался только я. — Магун начал медленно передвигаться влево. — Тут появляешься ты и во имя соблюдения традиций призываешь к новой бессмысленной бойне. Зачем тебе это? Из тех семерых, что лежат здесь, большинство тоже верили, что с ними ничего плохого не случится. Они забыли старую истину. Кто с мечом придет…

— Меч? — Нога в стремени дрогнула, шпора коснулась конского бока. Конь, прекрасно выученный; медленно двинулся в сторону Дебрена. — Не надо обманываться, мэтр. Сканирование не всегда оказывается пассивным, и вообще ни одна форма магии… Ты прекрасно знаешь, что дверь у тебя за спиной захлопнулась не сама собою, и знаешь, что старые латы только с виду кажутся кучей ржавого железа, которое можно проткнуть хорошим кинжалом. Нет, Дебрен, дорогой мой коллега. Я мечом не дерусь. Применяю его — хоть, признаюсь, вполне ловко — только для того, чтобы добивать. Для борьбы же пользуюсь магией. Как и ты.

Меч был двуручный, тяжелый, а главное — длинный. Центр тяжести у него находился далеко от крестовины, однако длинная и тяжелая рукоять значительно улучшала балансировку. А рыцарь Голубой, как большинство рыцарей, был правшой. Поэтому ехал так, чтобы держать Дебрена справа.

— И не жаль всаживать дорого дающиеся чары в такие скверные латы? — Дебрен подался влево.

— Жаль. Но должен же я был сюда как-то незаметно явиться, причем лучше всего в вашей компании. Видишь ли, Дебрен, Анвашем и Марималем тоже не последние кретины управляют, хотя вообще-то очень часто именно таким достается корона. Район Малого Чиряка часто патрулируется, а в портах вдоль Горловины проще встретить шпиона, чем докера или проститутку. У нас есть несколько пользующихся доверием рыбаков, которые по княжескому заданию ловят здесь рыбу уже несколько десятилетий, так что пищу и прочее для «семи гномов» кое-как послать удается, хоть и с этим тоже возникает множество проблем. Но с людьми — совсем другое дело. Только член этого дурного семейства, — железная рука постучала по кирасе, — может прибыть на остров, не вызывая подозрений. Всем известно, что они из поколения в поколение приплывают сюда, закованные в железо, когда им жить уже становится невмоготу. Слухов об этом хоть пруд пруди, но здоровых, безопасных… хм… полезных. Ничто так рейтинг Полыхача не поддерживает, как свежий труп.

— А латы ты одолжил? — Они обходили друг друга справа, так что наездник был уже ближе к дому, чем Дебрен. И дальше от сосен.

— Дебрен, ах ты мой уважаемый… Ты по-прежнему ничего не понимаешь? Это серьезная политическая проблема. На кон поставлено существование государства и судьба династии. Как ты себе это представляешь? Плывет рыцарь на Малый Чиряк, а потом он же снова в родовых владениях появляется и избыток серебра в кабаках пропивает? А как же доброе имя Полыхача? Как же слава дракона-убийцы с коэффициентом полезного действия девяносто восемь и пять десятых? Нет, дружок. Бедняга-дурачок должен исчезнуть раз и навсегда, чтобы я мог на остров приплыть. Не делай такой кислой мины, в конце концов, не произошло ничего сверх того, что должно было произойти. Рыцарь в порыве патриотизма отдал жизнь за отчизну, да и смерть у него была далеко не столь болезненной, как у его дедов-прадедов, которых Полыхач огнем поджаривал и конечности у них отгрызал.

— Цель оправдывает средства?

— Не задавай детских вопросов. Конечно же, да. Что говорит одна из Одиннадцати Заповедей? Не убий! Что велит патриотизм, уважение к закону, любовь к ближним? Убивай! Защищай то что тебе дорого. Не уклоняйся, вешай убийц, бей по башке осквернителя жены и дочери. Дебрен, зачем нам драться? Обещай молчать, забирай шлюпку «Ласточки» и уматывай отсюда.

— Ты отпускаешь свидетеля?

— Первый сделал тебе предложение, но сформулировал его я. Без подвоха. Я, как и ты, человек магии. Я могу предвидеть твои реакции. Я не говорю, что мы одинаковые, нет, но реакции предвидеть могу. Когда уже будешь далеко, то ни слова не скажешь о том, что Полыхач — липа. Потому что ты — пацифист, ибо не носишь меча и брезгуешь кровопролитием. А знаешь, что этот поганец, — железная рука указала на присевшего за камнями юриста, — так ловко все усложнил, что только меч разрешит спор и породит очередного дракона. Моя страна это организовала. Стратегия, которой обучают офицеров в Эйлеффе и Мамбурке, неизменная веками, хоть средства войны, естественно, ушли вперед. В анвашском изложении эта стратегия такова: «Быстро высади десант в Дракии, держи порты, а остальные княжества утопи в крови, тогда избежишь осады портов. Сожженная земля и гниющие трупы маримальцев не прокормят». Теоретики же из Эйлеффа учат: «Быстро окружи дракские порты, а остальное сровняй с землей: ибо через пепелища анвашские псы на нашу любимую родину не ударят, поскольку в сухопутной логистике они не секут». Из нашего дракского опыта следует также, что во время захвата портов весь экипаж под нож идет, а из населения — каждый четвертый. Потом вторая четверть от голода подыхает во время осады, а третья — от послевоенных болезней. Потери провинций — это две трети добра и строений и три пятых населения. Вот такой здесь геополитический расклад, Дебрен. Каждый из этих, — железная перчатка указала на бойню, — будет помножен на десять тысяч, если Полыхач официально лапы протянет.

51
{"b":"2590","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Экспедиция Оюнсу
Мадам будет в красном
Элоиз
#Зерна граната
Как поймать девочку
Отвергнутый наследник
Девочка, которая спит
Вектор силы