ЛитМир - Электронная Библиотека

Они поднялись по лестнице, прошли через кухню. Кухарка, замызганное чудовище, столь же привлекательная, как и ее печь, оскалила щербатый рот. Дебрен спрятался за спину десятника, ускорил шаг. Они вошли в гостевую комнату, где смрад подгоревшей рыбы уступил место запаху опийного дыма. В Дефоле, пристанище либерализма, наркотики были модными и легальными.

— Что ждет парня? — спросил Дебрен.

— Обвинение в краже и пьянстве, вероятно, снимут. — Десятник вышел на крыльцо, поправил пояс. — Но от обвинения в лености ему не отвертеться. От приставания к кухарке — тоже. Облитый супом клиент бегал к медику, значит, скорее всего заплатил, а если платил, то наверняка парня обвинит. Ну вот вам и три серьезных преступления. Добавим четвертое — и палачу останется только руки потирать. Вероятно, помог бы хороший отзыв с места работы, но вы видели, что за штучка корчмарь…

— Четвертое? Что еще натворил шалопай?

— То есть как что? Ведь вы же не за так второй день в яме сидели, экспертизы проводя. Корчмарь говорил, что, кроме пищи, ночлега и девки, он договорился уплатить вам восемьдесят шеленгов за работу. За одно только это сопляк подставит шею, потому что в месяц столько не заработает. А закон гласит: ежели ты кому-то причиняешь затрат на сумму большую, чем сам получаешь платы за четыре недели, то тебя могут покарать смертью, если кредитор не решит иначе. Умный преступник за первую добычу покупает себе свидетельство, что работает и зарабатывает уйму денег, благодаря чему редко попадает в петлю, но этот-то парень — любитель и новичок. Значит, отправится на небеса. Что делать, так устроен мир.

Дебрен присел на скамеечку из крашеных досок, какое-то время всматривался в столь же красочный дом на противоположной стороне улицы. Было тепло, в маленьких палисадниках воробьи радостно кувыркались в лужах. Где-то за углом стучал кузнечный молот, скорее всего механический, потому что темп был почти абсолютно правильный, а удары сильные. Опрятно одетая девочка в сабо вышла из дома и, обмениваясь любезностями с греющимся на солнышке старичком, выплескивала в канаву содержимое ночного горшка-кувшинчика, не запачкав ни тротуара, ни ровно покрытой булыжной мостовой. Ну что ж, Дебрен был в Дефоле, самом центре пупа земли, стране чистых городов, степенных обывателей и коров, которым, кажется, перед дойкой моют вымя.

Ну и комаров.

Магун немного помолчал, но прежде чем заговорить, прибил двух.

— Если я не возьму заработанные восемьдесят шеленгов, то парня не повесят, так? А сколько я могу взять, чтобы он вышел из тюрьмы живым?

Десятник, как пристало стражу порядка и представителю передовой нации, ловко стрельнул слюной в красивую, разрисованную цветочками урну.

— И что вы так печетесь об этом отроке? — усмехнулся он догадливо, но и понимающе. — Понравился? Не бойтесь говорить, здесь Дефоль, не какое-нибудь ранневековое княжество, где вершиной разврата считается траханье собственной жены, не снявшей ночной рубашки. Мы здесь, я говорил, народ терпимый. Хотите мальчика? Нет проблем. Но чего ради за какого-то корчмарного уборщика платить восемьдесят шеленгов? Только пойдет о нас дурная слава, мол, все здесь ужасно дорого. Я возвращаюсь в ратушу. Пройдемте со мной, и я вам по пути укажу, где всего за двенадцать шеленгов вам предоставят прелестного мальчишечку, причем культурно, в чистой постельке и при свечах.

— В другой раз. Сейчас, — если вы столь любезны, скажите в ратуше, что четвертой жалобы не будет. Если иначе невозможно, то отказываюсь от оплаты. Или, может, только части хватит, а, десятник?

— Глупость делаете, — покачал головой унтер драбов. — Ну что ж, сердцу не прикажешь. Но это обойдется вам почти во всю сумму. Здесь слуги в корчмах в основном за питание и стирку работают, платят им почти что ничего.

Он приложил руку к штурмаку [13] и ушел. Страдающих с похмелья ирбийских моряков, возвращающихся на корабль без кошелей, башмаков и части гардероба, он приветствовать не стал, хотя по сохранившейся части одежды было видно, что они служат на королевском флоте, а значит, как людям военным приветствие им полагалось. Ирбийцы не обратили внимания на нанесенное им оскорбление. Двое поддерживали третьего, четвертый, распевая серенаду, посылал воздушные поцелуи выглядывающей из-за занавески горожанке, а пятый пытался пнуть собаку.

Дебрен пришиб очередного комара и начал чесаться. В доме было холодно и сыро, а от винных испарений, несмотря на выпитый в качестве профилактики рассол и защитное заклинание, он слегка захмелел. Здесь зверствовали кровожадные скоты, тучами налетающие на город с подмокших лугов, польдеров и стариц. Ревматизм и похмелье — либо малярия. Милый выбор. Конечно, можно укрыться в кухне, но там невыносимая жара и чересчур воняет пережаренным. Избыточно даже для самого проголодавшегося комара. В плотно застегнутом кафтане он долго не выдержит, а увидев первую же расстегиваемую пуговицу, громыхающая горшками ведьма немедленно запирала дверь метлой и принималась задирать юбку. Чертов перецивилизованный Восток, где простая баба не только доживает до пятидесяти, но и после этого все еще гоняется за портками.

Пора бы уже приплыть той барке.

— Эй, ты! Да, я к тебе обращаюсь. Это корчма «Под золотым фазаном»?

Наездник был толще своего мула, хоть и тот излишней худобой похвастаться не мог. Ему было сильно за сорок — наезднику, не мулу, — и на нем была несколько странная для его возраста одежда рыцарского оруженосца. Одежда — хорошего качества, выдержавшая, несомненно, многое, потому что пятна грязи, травы, сажи и жира явно свидетельствовали о том, что ее обладатель редко проводит ночи в корчмах. Тон вопроса больше приличествовал бы рыцарю, нежели слуге, но Дебрена не удивил. Незнакомец свободно говорил по-ирбийски, на языке покровителей или оккупантов — в зависимости от того, кто комментировал, — с дальнего юга. Наглость подданных короля Бельфонса была притчей во языцех, и отличались ею все, начиная от старшего пастуха и выше. Этот скорее всего пастухом не был. Хоть и привел второго мула.

— Фазан, дурень, — взмахнул локтями толстяк. — Золотой, понимаешь? Зо-ло-той фазан. Вы здесь когда-нибудь научитесь человеческому языку? Вижу, ты ничего не понял.

— Значит, плохо видите. Понял. Я знаю староречь, а ирбийский от нее идет.

— Ха! — Наездник помолчал. — Надо же! Полиглот.

— А вот дефольского не знаю, — честно признался Дебрен. — И не уверен, попали ли вы туда, куда хотели. Существо, намалеванное на вывеске рядом с названием, с равным успехом можно считать красным тетеревом, анвашским индюком или… кто его знает, чем еще…

— Не морочь мне голову, мужик, — потерял терпение румяный ирбиец. — Я примчался сюда с поля боя не для словесных игр. Глотну вина — и в путь.

— Что случилось? — посерьезнел Дебрен. — Надеюсь, не… не восстание?

— Ты хотел сказать «бунт», — холодно поправил толстяк и слез с мула. — Прощаю тебе оговорку, потому что староречь все же не ирбийский язык. Поэтому буду считать, что ты просто ошибся. Однако на будущее избегай таких оговорок.

— Простите.

— Прощаю. Присмотри за моими мулами, коли уж ты тут сидишь и бьешь баклуши.

— Догадываюсь, что скорее всего вспыхнул… бунт. Можно ли узнать…

Узнать было нельзя, потому что толстяк ворвался в корчму, во весь голос требуя вина. Кто-то захлопнул дверь, и Дебрен остался лицом, если можно так сказать, к лицу с двумя не очень утомленными мулами. Не похоже было, что их загнали в спешке. Хороший знак. Бунт, который местные жители назвали бы восстанием, явно не вспыхивал, и весьма вероятно, что задерживающаяся барка завтра дотянется до пристани еще как барка, а не как речной вспомогательный военный корабль независимого Дефоля.

Он прихлопнул четырнадцать комаров и нацеливался на пятнадцатого, когда пухлый оруженосец снова появился на крыльце.

— За такую мочу я платить не стану! — перекрикивал он вопли жены корчмаря. — И вообще лучше замолчи, бесстыжая баба! Мы с моим господином грудь за вас подставляем, с чудовищами деремся! И какова благодарность? Скопидомы дефольские, вымогатели! Прощайте! Ноги моей больше здесь не будет! — Он хлопнул дверью, спустился с крыльца и принялся отвязывать узду от перекладины.

вернуться

13

Бургундский шлем с гребнем.

54
{"b":"2590","o":1}