ЛитМир - Электронная Библиотека

— А не лучше ль цепями и железными ошейниками пользоваться?

— Ну и деревня ж ты, Хоссе, просто диву даешься, что тебе алебарду дали, а не кусок палки. Знаешь, сколько железные кандалы стоят? А смазка для них, проволочные щетки для очистки от ржавчины? В цепи, понимаешь, благородных заковывают, которые супротив власти заговоры составляют, потому как их вообще-то мало и железа на всех хватит. А здесь, как разведка доносит, бунт должен начаться… легу… ну, леру… Короче, правильный. Куча дефольцев за оружие хватится, значит, и пленников тысячи будут. Кто станет золото на столько цепей отдавать? Да и зачем?

Дебрен привязал узду к решетке окна, протиснулся к канатчику.

— Веревочка мне нужна, — сказал он медленно, старательно выговаривая слова. Хоть формально Дефоль был вотчиной королей Ирбии, но лежал далеко от метрополии и был крупной экономической силой, поэтому даже с серьезными купцами порой трудно было договориться по-ирбийски. А Дебрен к тому же пользовался староречью.

— Нет веревочка, — широко улыбнулся канатчик. — Продан весь.

— Мне надо немного. Всего двадцать пять локтей. Тонкой. Можно самого низкого качества. Даже одноразовой.

— Одноразовая? — Плетельщик заулыбался еще шире. — Шибеничная, да? Этот особенно нету. Вся запас — для армия. Даже обрезки. Большая сбыт.

— Речь идет о человеческой жизни. Я хорошо заплачу.

— Человеческая, да, да, я знаю. Вмешательство людей за горло. Я понимаю твой язык. Виселичная веревка ищешь. Приди послезавтра. Два дня. Сегодня не есть.

— Тройная плата. Засчитайте себе как семьдесят пять локтей.

Канатчик заколебался.

— Приходилось мне у армии брать маленько. Это есть нехорошо. Кто может думать: он дефолец, он для братьев не дает веревка, чтобы не вешать за горло, хоть они бунтари. Может, он сам бунтовщик? — Он отметил очередную бухту толстой веревки в тетради. — Э-э-э, лучше нет. Разве что, ну… за сто локтей?

— Кто такой? — заинтересовался десятник, присматривавший за погрузкой. — Эй! Ты! Веревку хочешь купить? Можно узнать, зачем тебе веревка?

— Собаку хочу привязать, — проворчал Дебрен.

— Собаку? — Десятник подошел ближе, подтянул пояс с коротким мечом. — Может, ирбийскую, а?

— А дьявол ее знает, я в породах не разбираюсь. А ирбийская как выглядит?

— Королевский герб носит. — Десятник постучал себя по нашивке на желтом кафтане.

— Та не носит. — Дебрен оглянулся на ворота и двор. Стена, отделяющая его от соседнего хозяйства, была невысока, но в проходе крутились солдаты, таскающие веревки из скрытой где-то в глубине мастерской. Копошились несколько кур, которые могли помешать, ну и трудилась служанка, вытрясающая коврик. Баба с выбивалкой лишь немногим полегче боевого молота, которым получил по голове Кипанчо. Скверно.

— Знаете что, господин канатчик? — почесал кадык десятник. — Пожалуй, стоит проверить качество вашего товара. А ну, Хоссе, подь сюда со шнуром.

— Я на службе у рыцаря Кипанчо из Ламанксены, — быстро проговорил Дебрен.

— Да? — криво усмехнулся десятник. — Интересно. А я слышал, что твоего знаменитого рыцаря переворотчики прибили. И что перед смертью он, взобравшись на гору дефольских трупов, пламенную речь произнес, короля Бельфонса прославлял и мстить за свою кровь взывал. Об этом уже последние сообщения к печати готовят. С реляцией известной Лелиции Солган. Вроде бы потрясной.

— Проедете со мной мили три, так увидите рыцаря в расцвете сил и здоровья.

— Во-первых, я алебардист, а не какой-то там зачуханный конник, так что ехать мне не на чем. А во-вторых, даже если б и было на чем, то я не настолько глуп, чтобы позволять какому-то приблуде, мой язык калечащему, обвести меня вокруг пальца. Слыхали мы о таких научениях, правда, Хоссе? Провокаторы уделанные. Только и глядят, как бы одинокого военного, а то и целый отряд немногочисленный на какую-нито боковую дорогу направить, а потом напасть и вырезать. Признайся сразу, что ты партизан и шнуры для ирбийских шей покупаешь! Работы у нас навалом, так что мы откровенность ценим. Без всяких пыток вздернем тебя. Может, даже и палача поставим, чтобы он тебе хорошую петлю устроил, жиром смазанную. И позволил камней в карманы набить.

— Он правду говорит! — крикнул кто-то из кучки дальних родственников и знакомых канатчика, ожидающих дармовую выпивку в корчме. — Жив Кипанчо!

— Десятник драбов за меня поручится, — сказал Дебрен, отступая на шаг.

— Драбов?! — расхохотался представитель алебардистов. — Вот это фокус! Так ты еще не слышал, что мы всю городскую драберию интернировали? Да ты, похоже, рядовой шпик. Недоинформированный. Даже жаль такими яму засорять.

— Ну так как, отрезать веревку-то? — заколебался Хоссе.

— Режь, растяпа. Забыл, что инструкторы из Управления Охраны Трона говорили? Бунт надобно выжечь аж до самого последнего конца. Всю дереге… негеренене… короче, скверную ткань и еще немного здоровой. Так, на всякий случай.

— Жив Кипанчо! — закричал на ломаном ирбийском какой-то другой голос. — Уже недолго осталось! Руки прочь от наших ветряков!

— И баб! — подхватил следующий. По-дефольски, но Дебрен понял. — Черные, отправляйтесь домой! Долой оккупантов!

Канатчик перестал улыбаться. Возница обозной телеги погрозил толпе дубиной. Толпа запустила в возницу свежими яблоками, насыпанными его собственной обозной клячей.

— Тихо, голытьба дефольская! — рявкнул десятник. — Разойдись!

Дебрен хотел воспользоваться представившимся случаем, но два отступающих в глубь ворот солдата, обеспокоенные злыми криками толпы, случайно заблокировали ему дорогу. Хоссе схватился за нож, начал разматывать веревку, поглядывая на магуна, как портной, делающий первую примерку. Это не сулило ничего хорошего. Дебрен увидел, что Хоссе оценивает расстояние от его шеи до торчащей над воротами балки. На балке был укреплен цеховой знак, но она была достаточно солидной, чтобы удержать висельника.

— Хватай мечи! — крикнул прижатый к земле солдат. — Бей местных!

— Это провокация! — пискнул прикрытый капюшоном тип, крутящийся в толпе и прислушивающийся к голосам. — Именем Управления Охраны…

Закончить ему не дали. Его саданул по левому уху блондин в фартуке мясника, по правому он получил от смуглого и темноволосого ирбийца. Возница взмахнул бичом, попал в кидающего нож подростка. Цветочный горшок, точно и ловко брошенный неведомо откуда, разлетелся на черепки, ударившись о голову специалиста по экономичному конвоированию пленников. Солдат, посланный за оружием без шлема и алебарды, упал. Зато другие, не очень уверенные без своих железяк, штурмаков и длинного оружия, не стали, как делали обычно, разгонять толпу. Короткие мечи один за другим выскакивали из ножен. Хоть было и не особенно тесно, кто-то все же получил по предплечью, а другой светловолосый гражданский с недоверием плюнул кровью и обломком зуба.

— Убивают! — заорал державшийся за стену пьяница. И рухнул, поваленный силой собственного крика. Стоящий рядом солдат отскочил, задев бедром таращившегося шестилетку. Мать мальца, не раздумывая, саданула его полной яиц корзиной. Кто-то схватил ее за рукав блузки с буфами, швы лопнули, сверкнуло белизной женское тело.

— Насилуют! — взвыла подруга воинственной мамаши.

— Махрусе, у него глаза вытекли! — отскочил от покрытого яичными желтками алебардиста кто-то из свежерекрутированных парней. — Ослепила! Люди!!

— На телегу преступницу! — размахнулся мечом другой. — Допросить!

— И оттрахать как следовает!

— Да здравствует свобода!

— Да здравствует король!

— По морде черного!

— Бей блондинов, сукиных сынов!

Полетели камни и ножи. Засвистели мечи, но толпа не разбегалась. Проулок был тесный, телега с лошадью занимала слишком много места, а в воздухе, видимо, уже давно что-то висело, и почти у каждого мужчины был при себе если не длинный кинжал, то хорошая палка, которая вовсе не плохо справлялась с легкими мечами пехотинцев.

Хоссе наконец принял решение и начал быстро отматывать длинный кусок веревки. Дебрен тоже решился. Схватил висевший у бедра парнишки конец петли, рванул кверху и забросил на голову десятнику.

62
{"b":"2590","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Преступный симбиоз
Дневник жены юмориста
Отголоски далекой битвы
Подвал
Популярность. Как найти счастье и добиться успеха в мире, одержимом статусом
Мертвое озеро
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор