ЛитМир - Электронная Библиотека

Была еще более прозаическая проблема: самый идеальный орган чувств мало чем помогал, если его нацеливать в пустоту. Улавливать звук шагов следовало тогда, когда кто-то шел, и смотреть, когда было что видеть. Короткие периоды обострения органов чувств ничего не давали, если человеку не повезло и он выбрал не тот ритм, в котором перемещался преступник или убийца.

На сей раз Дебрену повезло. Вероятно, потому, что ставкой не была его жизнь. Кто бы и что бы ни делал внутри ветряка, он наверняка пришел не для того, чтобы прикончить рыцаря Кипанчо и его благостно храпящего спутника.

Некоторое время Дебрен слышал невнятное бормотание спящего ребенка. Потом уши заполнила невесомая, нематериальная вата, и он долго не мог отделаться от ощущения, что оглох. Еще одна неприятная сторона метода. Кому понравится идти по жизни, сознавая, что ты по-настоящему глух, слеп и вообще крупно обездолен. А такими выводами заканчивался каждый сеанс.

Не хватаясь за палочку, довольно быстро и не слишком осторожно Дебрен прошел по берегу пруда к ветряку и остановился в открытых дверях, тех самых, которыми, по мнению Кипанчо, оканчивалась снизу спина чудовища и которые могли обернуться смертельной ловушкой. Внутри горел небольшой факел и тихо постукивал обернутый тряпками молоток. Стоявший на коленях около колонки насоса Деф Гроот осторожно выбивал молотком укрепляющие корпус клинья, ударяя по приставленному к ним стальному стержню. Стержень придерживала светловолосая жена насосника.

— Душу там ищете, господин душист? — вполголоса спросил Дебрен. Вероятно, он все же шел достаточно осторожно, потому что застал обоих врасплох. Рыжеволосый размахнулся молотком чуть ниже, чем следовало, женщина с перепугу подняла руку и в результате получила по пальцам. Она глубоко вдохнула воздух, но не крикнула.

Деф Гроот потянулся к поясу. Но до этого уже успел глянуть в сторону двери. А света было вовсе не так уж мало. Правда, нож он не вынул. Однако Дебрен отметил эту знаменательную очередность.

— Дебрен! Напугал ты нас. — Деф Гроот отнял руку от рукоятки, поднялся. Женщина встала рядом, посасывая побитый палец. — А чего ищешь ты?

— Ответ на несколько вопросов. Например, кто и зачем прокрадывается ночью к поломанному ветряку.

— Задай такой вопрос в корчме, — не улыбнувшись, посоветовал душист. — И добавь, что застал здесь двух человек, одного в штанах, другого в юбке. Ответы удивят тебя своим единодушием. Тебе даже не надо пояснять, что поблизости нет овина и мужа женщины, а ее дом — тесная будка, лишь чуть побольше собачьей конуры, к тому же там спит ребенок.

— Романтическое свидание в таинственном чреве машины? — сверкнул зубами Дебрен. — Почти верю. Только не понимаю, как вы собирались делать это при помощи молотка и лома. У нас, простачков с Запада, такие любовные реквизиты совершенно не умещаются. В головах, естественно.

Женщина о чем-то спросила. Неуверенно, тихо. Она была весьма привлекательна, и Дебрен, возможно, поверил бы в самое простое, само собою напрашивающееся объяснение. Если бы не инструменты.

— Ты мог бы перевести? — спросил он Деф Гроота.

— Это тебя не касается.

— Я не телепат, — сказал магун с легкой угрозой в голосе, — но знаю простое заклинание, которое может обнаружить ложь. Так что думай, о чем говоришь.

— Ты лезешь совершенно не в свои дела. — Голос душиста звучал предостерегающе. — Совершенно. Вдобавок явно превышающие уровень твоего понимания.

— Вы собирались демонтировать насос. — Дебрен подошел ближе, постучал по сложной системе зубчатых колес и рычагов. — Интересно зачем?

— Любопытство убивает, магун. Порой очень быстро.

— Так же, как и его отсутствие. Как ты ее уговорил? — Он указал на жену хозяина. — Зачем — можешь не говорить. Вы хотели снять это сверху и заткнуть подающую трубу. Единственным звуком, который тогда издавал бы ветряк, был бы свист ветра в щелях, а этого даже спятивший Кипанчо не сочтет признаками жизни. Чудовище умрет, и можно будет ехать на поиски следующего. Тебе платят поштучно, мэтр?

— Иди спать. Не то проспишь и завтра опоздаешь на барку.

— Ты сказал ей, что произойдет, когда Кипанчо убедится в гибели противника?

— Нет. Ибо не знаю, что произойдет. Это зависит от тебя.

— Крутишь, Деф Гроот. Нам обоим прекрасно известно, что будет дальше. Приедет Ванрингер и организует похороны. Сожжет ветряк, а заодно и домишко насосника. Эти люди превратятся в нищих. А если они брали на строительство кредит, то хозяин попадет в тюрьму. Ты знаешь, сколько осужденных выходит из тюрем? А сколько нищих подыхает в придорожных канавах? Чертовски много.

— Не нам изменить порядок мира. Но именно этих-то людей ты можешь спасти. Достаточно объяснить господину Кипанчо, что из этого ветряка тебе удалось изгнать чудовище чарами. Не убивая самого ветряка. Живой ветряк Кипанчо сжечь не позволит.

— Кипанчо — сумасшедший. Я не намерен укреплять его в его психозе. Кто-нибудь должен же наконец втолковать ему, что ветряки — всего лишь куча удачно сколоченных досок.

— Лечение психического заболевания методом объяснений? — съехидничал Деф Гроот. — Любопытная идейка. Пожалуй, попытайся. Делай что хочешь, экспериментируй, в конце концов, ты — магун, исследователь и изобретатель новых методов. Только не вбивай клинья между мной и моим пациентом. И помалкивай, когда от нашего с тобой имени я стану уверять его, что ветряк мертв. Ох, прости, не ветряк… Чародей. Чудовище, вселившееся в кучу хитроумно сколоченных досок. Стой тихо рядом, а потом получи плату и отправляйся на барку.

— Не понимаю, чего ты боишься. Если от разума этого несчастного логические объяснения отскакивают так же упорно, как боевые молоты, то чем тебе мешает моя болтовня? Я скажу, что думаю, и уеду. Кипанчо, можешь поверить, глупее от этого не станет.

— Ты нарушишь ритм лечения, — буркнул Деф Гроот. — Человеческая душа — материя деликатная.

— Тогда убери молоток, — посоветовал Дебрен. — Деликатную материю молотками не исправляют. Даже если они обернуты ветошью.

Душист не отложил молотка. Вместо этого он шагнул вперед. Однако слишком не приблизился, потому что магун был внимателен и почти мгновенно легко отскочил к двери.

— Спокойно, — заставил себя улыбнуться Деф Гроот. — Что это ты такой нервный. Не станем же мы драться. Из-за… Это смешно.

— Конечно, не станем. На сегодня с меня хватит. Так что сделай еще одно резкое движение, только одно, и я тебя так пришпарю, что ты до утра не поднимешься.

Рыжий, что бы о нем ни говорили, в своем деле был дока. Знал, когда и насколько люди говорят правду. Поэтому он медленно попятился и отложил молоток.

— Как ты ее уговорил? — повторил вопрос Дебрен.

— А ты поверишь, если я скажу, что воззвал к ее патриотизму?

— Нет.

— Я обещал исследовать девочку, — буркнул Деф Гроот. — В определенной степени я медик. А у нее температура. Вероятно, поэтому она позволила так легко стянуть себя с крыши.

Дебрен, не сказав ни слова, вынул из крепления факел, а потом кивнул стоящей сбоку хозяйке.

— Я думал, ты сбежал.

Дебрен повернулся на стульчике, хотя мог и не делать этого. Только один человек способен был протиснуться сквозь узкие двери с таким скрежетом.

— Добрый день, господин Кипанчо, — сказал он тихо. — Не сбежал. Не было причин.

— Нашлись бы. — Рыцарь понизил голос. — Некоторые боятся моего общества, считая, что я психически болен и угрожаю окружающим. Другие думают, будто окружающие угрожают мне, а попутно и тем, кто ест и спит чересчур близко от меня. Доля истины в этом есть. Бывало, нас обстреливали издалека. Случались и прямые нападения на бивак. При этом порой страдали несколько посторонних лиц, так что у меня нет претензий к тем, кто опасается. Ты пришел к ней?

Дебрен взглянул на сравнительно широкое супружеское ложе, прикрытое грязноватой периной. Ночь была холодная, а вдобавок зверствовали неугомонные комары. Вероятно, поэтому из-под перины выглядывал лишь локон светлых волос с одной стороны и грязноватая босая пятка — с другой. Он не без некоторого сожаления покрутил головой, зная, что выше расположена стройная нога, бедра, груди и все прочее, составляющее еще молодую, привлекательную женщину.

68
{"b":"2590","o":1}