ЛитМир - Электронная Библиотека

Вдобавок рыцарь потел и утомлялся гораздо медленнее, чем Дебрен. Хоть тот творил заклятия так, что аж волосы дыбом вставали. Безуспешно. Мускулы магуна слабели, противоболевые блокады сдавали одна задругой, сердце колотилось, как барабаны на гоночных регатах галер прибрежной охраны Бикопулисса.

Вольт. Удар от колена кверху. Парад, отскок. Свист палки слева, порыв воздуха, отчаянный разворот тела. Удар. Промах. Второй. Отражение. Отскок. Холера. Чертов Кипанчо. Куда смотрит Бог? Ведь это не игра.

Только то, что он случайно поскользнулся, вынесло его из-под плоского удара. Он кольнул. Едва-едва. В настоящем бою даже полуголый противник рассмеялся бы ему в лицо после такого удара. Поцарапал, не больше. Кипанчо отступил. Медленно. Кажется, Дебрен задел его латы. Самым концом палки. Сбоку. Под наколенником. Кажется.

— Рана ноги! — то ли крикнул, то ли прошипел Кипанчо. — Перерыв!

Дебрен, сопя, как запыхавшийся мальчишка, с трудом поднялся.

— В настоящем бою ты раскроил бы мне голову.

— Это суд Божий. Санса, дай веревку. Подвяжи мне ногу к поясу.

— Ну нет! — запротестовал Деф Гроот. — Это уж слишком!

— Шевелись, Санса. У Дебрена защитные чары на исходе. Он сейчас свалится, и мы ничего так и не решим.

Оруженосец, хоть и явно против желания, быстро и ловко набросил петлю на ступню господину и закрепил конец веревки у него на поясе. Потом отступил.

Дебрен, слишком утомленный, чтобы придерживаться принципов, напал. Что уж тут говорить о реализме и правилах честного боя? При Божьем суде никакие правила не действуют. Хочешь драться, прыгая на одной ноге? Изволь. Пожалуйста. И посему — пропадай, Кипанчо, рыцарь чокнутый!

Было скользко. Им надо было с самого начала быть внимательными, делать поправку на необходимость удерживать равновесие. Теперь, с одной только действующей ногой, Кипанчо был, по мнению Дебрена, осужден на проигрыш. Достаточно закружить его, осыпать ложными ударами, вертясь вокруг и принуждая к тому же противника, а потом, когда тот войдет в ритм подскоков слева направо, самому резко изменить направление, прыгнуть вправо и ударить рыцаря по открывшейся спине.

Так он и поступил. Три обхода вокруг одноногого, обреченного на защиту Кипанчо. И прыжок. Рискованный, издалека. Такой, который большую вероятность угодить в цель превращает в уверенность, оставив противнику исчезающе малый шанс ответить удачно.

Правда, при таком прыжке он дал Кипанчо немного больше времени. Трудно сказать, не ошибся ли. Он уже почти не чувствовал руки, и было совершенно неясно, кому из них выгоднее затягивать бой, а кому вреднее. Кипанчо, грохоча металлом, все время оказывался на линии удара, словно флюгер на ветру. И казалось, так будет всегда. Поэтому Дебрен рискнул.

Уже в полете он собрался, ударил низко, по почкам, пожертвовав равновесием ради скорости. Он рисковал упасть неудачно, рисковал поскользнуться и грохнуться в грязь. Но это не имело значения, потому что еще больше он стремился попасть.

И попал. По самому кончику палки. И — просто невероятно! — не преодолел защиты, хотя его палка, казалось, летела быстрее, чем болт тяжелого арбалета, а эффект рычага был убийственно невыгодным для Кипанчо. Оба упали.

Дебрен растянулся во весь рост и придавил туловищем правую руку. Кипанчо шлепнулся на зад.

Дебрен увидел, как поднимается рука противника, увеличенная до гигантских размеров латами и подвешенным ниже локтя камнем. Он никак не мог заслониться палкой, не говоря уж об эффективной защите. Свободны были лишь пальцы правой руки, потому что потерял он не только равновесие, но и палку. Он тут же сложил пальцы и не раздумывая ударил гангарином. Кипанчо еще не успел размахнуться как следует. Чары были брошены в самое время и с огромной силой. Они должны была повергнуть рыцаря на лопатки.

Дебрен еще успел удивиться, видя летящий к голове черенок от грабель. Больше он ничего увидеть не успел.

Голова побаливала, но это совершенно не мешало ему думать. Он сразу понял, на чем лежит его голова и что так сильно потрескивает. Лежал он на обшитой бархатом подушке, а потрескивали горящие доски.

Он открыл глаза. Первое, что увидел и что его поразило, был букетик мелких цветков, положенный кем-то ему на грудь.

Он все еще не мог сказать, какого они цвета. Солнце светило розовым, а горящий ветряк резал глаза мигающей мозаикой оранжевых, желтых и голубоватых пятен. Огонь уже поглотил обшивку крыльев и крышу. Стены только еще начинали разгораться. В основном на стыке с крышей и рамами окошек. Домик насосника еще не занялся.

— Ну вот, извольте, мы проснулись, — услышал он немного тягучий голос Деф Гроота. — А я уж думал, что мы не успеем попрощаться.

Дебрен осторожно скосил глаза. Голова кружилась.

— Ты пил, — сказал он неизвестно зачем.

— Есть такая народная поговорка: «Пил — не езди». — Душист отхлебнул из большой и уже на вид легкой баклажки. — Поэтому мое сентиментальное подсознание толкнуло меня к телеге и запасам вина. Вероятно, надеясь на то, что если я как следует глотну, то подчинюсь совету народной мудрости и останусь. Но знаешь что? Вероятно, запасы у меня невелики.

— Ты… веришь в Божьи суды?

— С сегодняшнего дня больше, чем когда-либо. — Деф Гроот криво усмехнулся. — Ведь в конце концов Бог оказался на нашей стороне. Что, не скрываю, сильно меня удивило. Ну что ж, это подтверждает мой личный тезис, что высшим уровням власти свойственно мыслить стратегическими категориями, руководствоваться понятиями больших народных масс, исторических процессов и интересов государства. Внимание к судьбам единиц свойственно субъектам с узкими горизонтами мышления.

Дебрен повернул голову, посмотрел в другую сторону. Перед домиком, на расстоянии, позволяющем переждать пожар, стояли кровати, сундуки, стулья и всяческий мелкий и многочисленный скарб. На большой кровати, прижавшись друг к другу, сидели мать с дочерью и отупевшими от отчаяния глазами смотрели, как огонь пожирает их хозяйство.

— Где Кипанчо и Санса?

— По другую сторону дома. Кипанчо втемяшил себе в голову, что, поливая крышу будки водой из реки, он может ее спасти, вот они и бегают с ведрами туда и обратно.

— Но ты не бегаешь.

— Во-первых, такая беготня совершенно бессмысленна, поскольку у них всего два ведра, а во-вторых, обычно я придерживаюсь некоего, правда, спорного принципа: «Чем хуже, чем лучше».

— Я был прав относительно той «правой руки», а?

— Конечно. Ты умный человек, Дебрен. Горизонты у тебя, правда, как у подметальщика улиц, но теоретически ты мог бы далеко пойти.

— Знаешь, а ведь ты ужасный подлюга.

— Знаю. И именно поэтому благодарные соотечественники когда-нибудь поставят мне множество памятников. «Леко Деф Гроот, главный организатор апрельского восстания».

— Апрель уже позади.

— Я — о следующем. Мы все продумали детально. Наводнение, неурожай, голод. Страшная зима, случаи каннибализма. По мнению ворожеев-погодознатцев, это будет идеальный год. Весной много воды, летом жара, а значит — малярия. Ирбийские гарнизоны потеряют массу людей. Кризис поразит общество. К весне все окажутся в таком отчаянии, что достаточно будет бросить лозунг и назвать вождей. Это сделаю я. Не один, конечно.

— Не боишься говорить мне? А вдруг…

— Дебрен, я партизан из чувства патриотизма и амбиций. Но по образованию — действительно душист. Я не хвалюсь, когда говорю, что разбираюсь в людях. И в таких, как ты, и во всех тех, которые отстаивают в Дефоле ирбийское господство. Во-первых, не будет никакого «вдруг», и ты с доносом не побежишь. Во-вторых, если все-таки побежишь, то прежде чем доберешься до вице-короля, тебя или сами ирбийцы, или наши люди успеют десять раз прикончить. В-третьих, вице-король — это разъеденный склерозом, коррумпированный идиот, который вообще не поймет, о чем ты говоришь, и ради собственного священного покоя отдаст тебя в руки инквизиции. В-четвертых, этот ворюга сидит у нас в кулаке, и на него и его советников у нас собрана целая куча папок. В-пятых…

76
{"b":"2590","o":1}