ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
#INSTADRUG
Данбар
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Когда говорит сердце
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Чего желает повеса

— Я не даю хороших ответов, — тихо напомнила она.

— Мне нужно принять решение. Если выпадет очень плохо, то приму противоположное. Целевая ворожба, понимаешь?

— Нет никакой целевой ворожбы, и ты прекрасно знаешь. Единственный метод — наступить на ногу сабо. То есть открыть кости не до конца. Потому что если открыть до конца, то все: случилось, возврата нет. Конечно, можно не принимать решения. Но тогда в восьми случаях из десяти судьба сама действует за такого фокусника. И как правило, пришпандоривает ему еще большее несчастье. Нет, Дебрен. Я тебя люблю. А людям, которых люблю, я целевой ворожбы не провожу.

— Иди. — Он протянул руку. — Я хочу, чтобы ты кинула.

В ее глазу опять блеснула слеза. Одна, прекрасная, как бриллиант.

— Не могу, — хлюпнула она носом. — Я… не одета.

Это подействовало. Настолько сильно, что он не успел обернуться, услышав, как отворяется дверь. Отворивший ее задержался на пороге, не успел отскочить. Осталось только ощущение. И много пищи для воображения.

Женщина — магун чувствовал, что это женщина, — была без обуви, поэтому, подскочив к двери, он уже не услышал звука ее шагов. Она исчезла во мраке, как привидение.

— Боже… — Он закрыл дверь, задвинул засов, вытер пот со лба. — Ты видела? Здесь… шастают призраки? Может, где-то близко кладбище? Какое-нибудь неофициальное, дикое?

— Ты веришь в судьбу? — прошептала Нелейка. Губы плохо слушались ее, говорила она невнятно. — Потому что я вот — верю.

— Нелейка. У нас нет времени, чтобы мне успеть выбраться из города…

— Ты не понимаешь? Она тебя предостерегла. Не играй с ней. Она, — Нелейка высвободила из-под перины голое плечо, — пыталась. Нет, не так… Это я за нее, от ее имени… И ты видел эти язвы. Она уже выходит только по ночам, потому что в нее камнями… Это не заразно, разве что при… ну, сам понимаешь… а кто такую терпеть станет… Но камнями кидаются. Потому что она ужасна. Даже магуна, как вижу, напугала. А такая красивая была… Рыцарь, у которого есть собственный замок, коня остановил и спрашивал, просил, на колено опускался, хоть в Дайковом тупике на нее налетел и видел, что она за штучка. Они пришли сюда. Она просила совета. Целевую ворожбу. Ехать с ним в тепло, в собственную комнату… питание… или не ехать. Я кинула. Мне чуть руки не выломало. Получилось, что — нет. Небольшой минус, но все же. Она поверила мне и осталась. Оба плакали. Оба, Дебрен. Он наверняка не взял бы ее в жены, проститутку. Но оба… Он уехал. А она вернулась к своему занятию. И ее Юриффы в такую, как видишь, уродину превратили. Клиент тоже весь в язвах был, как она теперь, но, маску натянув, забавлялся, почти ничего из-под одежды не вынимал. И теперь Зана умирает, заживо гниет. Ну и от голода. Юрифф, как понимаешь, дал ей неоплачиваемый отпуск.

Нелейка расплакалась. Дебрен посидел немного, уставившись в угол, потом задул свечу, подошел к постели и присел рядом, крепко обняв ворожейку. Спина у нее была гладкая, сама она — щупленькая, вернее — худая. И маленькая, как ребенок. В пожатии ее руки тоже было больше от ребенка, чем от взрослой женщины.

— Люби меня, — хлюпнула она ему в ключицу. — У меня есть немного водки, я тебе красивее покажусь. Пожалуйста, Дебрен, этот один-единственный раз. Потому что я, наверно, что-нибудь с собой сделаю. Я… мне как-то так…

Он коснулся губами ее лба. Один раз. Он был не обут, поэтому как был в одежде забрался под перину, положил голову Нелейки себе на сгиб локтя, другую руку просунул туда, где шея сходится с затылком.

— Ты слишком красивая, чтобы любить тебя по-пьяному.

Она была ворожейкой. У нее был положительный КП, и, вероятно, она почувствовала, к чему дело идет. Однако он не дал ей на это времени.

Она уснула прежде, чем дрожащие губы сложились для протеста.

— Что тут творится?! — Нелейка почти кричала, потому что в воротах снова дрались за место в очереди, а поскольку в перекупщиках в толпе стиснутых женщин недостатка не было, тесный дворик аж гудел от воплей. Дебрен показал алебардисту, чтобы тот оттолкнул полную блондинку влево, и быстро поднялся с табурета. Худая чернавка с разочарованием и, пожалуй, яростью убрала под юбку босую ногу. У нее за спиной стаскивал ботинок прыщавый верзила в фартуке резника. Он был здорово подшофе, и только то, что люди стискивали его со всех сторон, спасало его от падения.

— Сама видишь! — Магун протер потный лоб. — Ничего не удалось сделать, полгорода приперлось! Едва петухи пропели! Затоптали одного бедолагу, а потом еще двух здешних слуг, прежде чем Путиху удалось навести относительный порядок. Крепко же ты спишь!

Прыщавый, несмотря на тесноту, все-таки повалился на землю. Один из дворовых псов, уже охрипший от двухклепсидрового лая, подскочил, приподнял лапу. Жильцы дома метали вниз проклятия, кто-то из самых решительных не глядя опорожнил из окна ночной горшок, попал в стоящих в очереди. Дом был небольшой, и две сотни протискивающихся замарашек полностью парализовали какое-либо движение. Было бы не так скверно, если б не то, что кандидаты, уже прошедшее селекцию, не могли покинуть двор из-за намертво забитых людьми ворот.

— Спокойный сон порядочной девицы! Огромная тебе благодарность, Дебрен! Что делать? Я говорю не о женских запросах, а о толпе!

Он вздохнул.

— Начинай вторую примерку! — Он сунул Нелейке доставленную Путихом рамку, сколоченную из планок. — Там столики! Садись и измеряй! Если сможешь, то мужские ноги! Тебе легче! Некоторые парнишки — писаные красавцы. Ага, за перчатками я послал в замок. Если попадется особо грязный претендент, отставь его в сторону, пусть ждет. У вас тут чертовски грибки расплодились. Будь осторожнее! У тебя хорошие ногти!

— Благодарю! Но без перчаток я тоже могу. Я же прачка. Сделала прививки. В основном за счет портянок и штанов живу! Дебрен?

— Да?

— Спасибо тебе за то. Ночью! Ты был прекрасен!

Больше они не разговаривали. Не получалось, хоть разделяли их «рабочие места» всего-то две сажени. Гусянец озверел. Известие просочилось из замка перед рассветом и медленно, но неуклонно растекалось по городу. Весть о небывалой, неповторимой оказии стать любовницей, официальной наложницей, а возможно, даже женой князя. Либо любовником, наложником и со-мужем. Недалеко от Дебрена присела на принесенном с собой табурете какая-то досконально информированная бабулька, по меньшей мере трехкратно перевалившая за пределы возраста, установленного для женщин статистикой, но, казалось, знавшая больше, чем исповедники Игона, его унтер и шеф Управления Охраны Трона вместе взятые. Магун хочешь, не хочешь ловил ухом то, что она плела, так что узнал, например, что князь серьезно подумывает перейти в секту, одобряющую мужеложство и другие отклонения. Дебрен никогда о таковых не слышал, но гусянчане мужеского пола охотно присоединились к толпе возбужденных женщин.

К девяти утра двор был забит до отказа. Дворцовые алебардисты уже не владели человеческой стихией.

— Не применять палиц! — то и дело выкрикивал залитый потом десятник. — Блюсти культуру! Использовать уговоры, тупицы! Здесь где-то вполне может быть ваша жена! Не по морде! Заклифф! Дай ей в живот.

— Я девица! — орала какая-то веснушчатая бабенка. — Вы должны нас первыми пускать! К тому же я на сносях!

— Я инвалид войны. Дракленская катапульта мне обе ноги оторвала! Раздвиньтесь, люди! Пропустите!

— Даю грубель за место!!

Дебрен передал мерку Нелейке, а сам принялся рассматривать ноги уже проверенных, длинноватые для женской ступни. Дело потихоньку продвигалось. Ступни, соответствовавшие раннесредневековой длине, были в основному старушек, молоденьких девчонок и голодавших с младенчества нищих. То и дело приходилось останавливаться и приводить в чувство одуревшую от духоты и толчеи кандидатку. Либо кандидата. Некоторые старушки поносили его на чем свет стоит, одна хватанула костылем. Какая-то решительная дева кинула ему под ноги кошелек со взяткой. В медяках, тяжеленный. Другой взяткодательнице спрятанный под юбкой гусь впился в самое страшное из возможных мест, и Дебрену пришлось сделать перерыв, перебраться в жилище ворожейки, спасать закатившую истерику девицу и еще более напуганного гусака. Возвращаясь, он столкнулся с гонцом.

9
{"b":"2590","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
На краю пылающего Рая
Эрхегорд. Старая дорога
Кукловод судьбы
Игра в ложь
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Ждите неожиданного
Тета-исцеление. Тренинг по методу Вианны Стайбл. Задействуй уникальные способности мозга. Исполняй желания, изменяй реальность
#Я хочу, чтобы меня любили