ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тру наклоняется ближе ко мне и шепчет:

- Она предлагала приготовить нам брюссельскую капусту, но мы отказались.

- И сердце ее разбилось. Ей надо попробовать нас забыть. Хотя бы с первым встречным.

- Хреново быть в роли замены.

- Но мы-то об этом не знаем.

Близнецы как истинные чемпионы ударяются кулаками.

- А что, Оби действительно принимал активное участие в спасательной миссии на Алькатрасе?

- Ну-у, к кое-чему он возможно и был причастен, - пожимает плечами Тру.

- Не то чтобы мы не кинулись выручать народ голыми руками, но знаешь, с Оби, руководящим операцией, все было чуточку проще.

- Приятно знать, что он не со всеми такая сволочь.

- Вообще-то, ты удивишься, насколько Оби хороший парень, - говорит Тру.

- Конечно, ведь он не тебя запирал в «тюрьме» и не твою сестру третировал как монстра Франкенштейна.

- Он берет на себя ответственность за принятие непростых решений, освобождая других от этого бремени, - замечает Тра.

Его слова заставляют меня замолчать. Разве не я хотела кого-то, кто бы в кои-то веки решал за меня?

- Он человек, - добавляет Тру. – Со своими недостатками.

- Вот почему мы здесь, - продолжает Тра. - Прикрываем его несовершенства.

- Не принимай так близко к сердцу, - говорит Тру. - Он бы продал первенца, родителей, бабулю с ее печенюшками, единственную любовь, обе руки, ноги и правое яичко за шанс вернуть человечество на круги своя.

- Мы не встречали более преданных делу парней.

- И нет такой жертвы, какую бы он потребовал от кого-то, а сам принести бы не мог.

- И на кого еще ты можешь уповать, будучи закованным в цепи на острове зла вроде Алькатраса?

В их речах есть резон. Только сопротивленцы пытались спасти тех людей.

- Вы, в общем-то, даже похожи, - заявляет Тру.

Я резко торможу:

- Похожи? Да не смеши!

- Еще как похожи, - кивает Тра.

- Оба упрямы, верны своим идеалам, вижу-цель-не-вижу-препятствий.

- Шизанутые герои.

- И заводите всех с пол-оборота. Любой подтвердит, - добавляет Тру.

Я прыскаю со смеху:

- Ну вот, теперь мне все ясно: вы надо мной издеваетесь.

- Хочешь сказать, ты ни сном, ни духом о том, что парни смотрят тебе вслед?

- Какие парни? Что вы несете?

Близнецы переглядываются.

- Де-евочка, - тянет Тру, - даже если сбросить со счетов твои недавние фортели, подумай вот о чем: бои с твоим участием собирали крупнейшую кассу за всю историю нашего тотализатора. Способность надрать чью-то задницу во все времена воспламеняла сердца, но сейчас, на заре апокалипсиса, горячими штучками стали владеющие мечами, кромсающие ангелов любительницы крепких словечек и…

- Последнее не про меня.

- Ладно, все мы не идеальны, - отвечает Тра.

- Где вы услышали про эту гипотетическую девушку, убившую ангела? Не то чтобы я верила в подобные бредни…

- За голову этой гипотетической девушки назначена награда. Ангелами. Любой, кто сдаст им убийцу, получит знак прощения – гарантию безопасности. Оби сбит с толку. Награда за него и рядом не стояла с наградой за нее.

- Слухи распространяются не хуже лесных пожаров, - подхватывает Тра. – Я слышал нечто из области фантастики: будто она повелевает ангельскими мечами и даже приручила демона. Все просто потрясены! Одни ищут тебя – то есть, конечно, её – чтобы сдать в обмен на прощение, другие пьют за твое здоровье свое последнее пиво, а третьи совмещают оба эти занятия.

- Будь осторожна, - советует Тру. - Не важно, ты это или нет, люди думают – ты. И этого может хватить, чтобы отправить тебя на смерть.

- Слушай, а ведь у тебя имеется меч, замаскированный под медведя, а еще ты замешана в преинтересной истории с демоном, та-ак? – вскидывает брови Тра.

- Это была ты, – косится на меня Тру.

- Это секрет, конечно, - заверяет Тра.

- Мы никому не скажем! – говорят они в унисон.

Одна моя половина умирает от желания все им рассказать. Но та половина, что поумнее, решает ответить так:

- Я разве не говорила о том, что подрабатываю киллером ангелов? А о том, что командую демонами? Я и летать могу – только тсс.

- Ну-ну. - Они изучают мое лицо, чувствуя подвох.

А я лихорадочно соображаю, как бы сменить тему.

- Э-э… вы, ребята, со всем справляетесь.

Они продолжают сверлить меня взглядами, не позволяя соскочить с крючка.

- Я имею в виду, непросто и лагерь беженцев создать, и армией сопротивления рулить одновременно.

- Оби пытался совмещать все на свете, пока мы наконец не собрали совет, задача которого – помощь с тылами и снабжением. Ох, блин, с логистикой море проблем.

- А еще тебе приходится гонять на краденых авто, подстилая соломку под подвиги Оби. Кстати, об этом! Автобусный тур прошел хорошо?

- Точно. В последний раз мы видели тебя в компактной автобусной клетке, и ты послала нам любовную записку.

- Мы планировали организовать твой побег, но Оби решил, что мы нужнее пленникам Алькатраса.

- Мы бы точно ему возразили, если б знали, что там твоя мама.

- Та еще заноза, я скажу!

- Можешь не говорить, - отвечаю я. - Мне прекрасно известно о ее занозистых гранях.

Тру смеется.

- Заноза-боеголовка! Мы догадались натравить ее на злых дядечек, она стала нашим секретным оружием.

- Дестабилизировала охрану еще до нашего прибытия!

- Ты в курсе, что она способна быть реально пугающей?

Я киваю:

- О да, и это мне тоже известно.

- А многие из нас понятия не имели! Она застала нас врасплох.

- Твоя мать вошла в капитанский состав Сопротивления.

- Что?! – Мне сложно представить маму ответственной за что бы то ни было.

- Я серьезно! Как страшно жить…

Я моргаю, пытаясь это осмыслить. Должна признать, моя мать и непредсказуемость – сестры.

- У тебя чумовая мама! – кивают близнецы, походя на китайских болванчиков.

- Вы в курсе, где она сейчас? – спрашиваю я.

- Ага, - отзывается Тру. – Мы можем найти ее, если нужно.

- Спасибо, было бы здорово.

Мы переходим на Эль-Камино-Реал, уже готовые прятаться за машинами, когда до нас доносится чей-то крик. Кажется, в роще какая-то драка.

Пейдж находится там.

Я бросаюсь к деревьям.

ГЛАВА 19

Мы вбегаем в темную рощу, ориентируясь на крик. Мы не одни спешим на него, петляя между деревьев – я не вижу деталей, но замечаю тени.

Слышатся разгневанные голоса. Я абсолютно уверена, адские твари не владеют человеческой речью. И надеюсь, сегодня не день лингвистических сюрпризов из преисподней.

Под кронами деревьев кто-то с криками вскидывает и обрушивает свои кулаки на тело, сжавшееся в пыли, попутно его пиная. По мере приближения я замечаю иссушенную кожу жертв саранчи. На некоторых рваная и грязная одежда – они действительно похожи на восставших из могил.

Кулаки взлетают и опускаются на жертву, а та безропотно сносит побои, тихонько скуля при каждом ударе.

- Что происходит? – спрашиваю я, подбегая к ним, но меня, очевидно, никто не слышит.

- ЭЙ! – шепотом кричит Тру.

- Что за дела? – интересуется Тра приглушенным голосом, но в очень требовательной манере.

Несколько пострадавших оглядываются на нас, избиение не прекращается, но один из них говорит:

- Это тот подонок из Алькатраса. Он во всем виноват! Создал монстров, а после скормил им нас. - Мужчина с силой пинает лежащего на земле. Мне трудно его рассмотреть, но уверена – это Док.

Видимо, близнецы приходят к тому же выводу. Они врываются в толпу с поднятыми вверх руками:

- Довольно!

- Совет велел вам оставить его в покое, - говорит Тру, отталкивая парня от Дока.

- Ваш совет нам не указ. Мы не часть лагеря Сопротивления, забыл?

- Вот именно, - отзывается другой. Его иссохшее лицо напоминает копченую колбасу. – Вы нас сами прогнали. И все из-за него! – Очередной яростный пинок.

17
{"b":"259163","o":1}