ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обитель в мгновение ока пропадает из виду, что нормально, с учетом того, как мы гоним.

- Ну что, готовы вернуться и броситься в бой? – спрашивает Иосия.

Хранители отвечают ему хоровым гулом, в котором оптимист различил бы «О, да!», а пессимист – «Черта с два!».

Как по мне, их укачало, и драться они не в настроение. Я тоже не совсем пришла в себя, но меня хотя бы не тошнит. А они просто с мамой моей не катались прежде. Или вообще никогда не ездили на машинах.

- Вам полегчает, когда мы остановимся. – Я стучу по перегородке. - Мам, притормози. Можешь остановиться!

Она прибавляет газу.

Я снова стучу, а затем просовываю голову в кабину.

- Мам, ничего не случится!

Грузовик замедляется и наконец тормозит. Пейдж со своей саранчой пролетает немного вперед, но заметив, что мы встали, поворачивает обратно.

Хранители на дрожащих ногах выбираются из кузова. Они раскрывают пошире крылья, проверяя, все ли с ними в порядке. Остальные приземляются рядом и выглядят не лучше.

Пыль оседает на землю и на Хранителей тоже. Видок у них еще тот! Ободранная кожа, крылья с пучками перьев и расщепленными изогнутыми хрящами – все это, должно быть, просто кошмарно даже по меркам моей мамы. Я бросаю взгляд на водительское кресло. Интересно, как ей эта компашка?

Сестра со своими питомцами радостно кружит над нами. Пейдж машет рукой.

- Докладывай, Иосия. - Раффи поворачивается к альбиносу.

Тот, не мигая, смотрит на Хранителей расширенными глазами.

- После вашего ухода меня заметил один из стражей. Мы немного поспорили, возвращать ли Велиала в клетку. Этого я допустить не мог. Пройди все по плану – до сих пор не верю, что вам удалось – вы переломали бы шеи.

- Пенрин! – Дверца грузовика распахивается, мама бежит ко мне и заключает меня в наикрепчайшие объятия.

- Привет, мам.

- Это ангельское приведение сказало, что ты внутри того демона. - Она указывает на Велиала, который вот-вот потеряет сознание на пассажирском сидении. – Сказало, что ты вернешься с минуты на минуту. Так я ему и поверила! Что за бредни. Хотя, всякое бывает, - пожимает она плечами. – И вот тебе раз! – Она прищуривает глаза. – Это же ты? Или нет?

- Да я, это мам, я.

- Как вы сбежали оттуда? – спрашивает Раффи.

Иосия потирает лицо.

- После небольшого «спора» с охраной, я забрал Велиала. Но он крупноват и тяжел даже в своей новой сморщенной форме. Я не смог бы лететь с такой ношей, но найти для него безопасное место было необходимо. Я бы не справился без нее. - Он указывает на маму. – И без нее тоже. - Он кивает в сторону Пейдж – та вместе с саранчой как раз приземляется на ветви деревьев.

- Но как ты с ними связался? – не понимаю я.

- Твоя мать узнала о предательстве культа, - поясняет Иосия. – И вместе с твоей сестрой примчалась тебя выручать.

Я смотрю на маму – она энергично кивает: а-как-же-конечно-мы-сделали-это; и вдруг замечаю серебряные нити среди ее темных волос. Когда они появились? На мгновение я вижу ее другими глазами, глазами чужого нам человека – передо мной хрупкая уязвимая женщина, она кажется крошечной на фоне крепких мускулистых ангелов.

Я задираю голову вверх. Саранча держит Пейдж на руках, как держала ее я, поднимая с инвалидного кресла. Пару месяцев назад…

- И вы поехали в обитель? - Мой голос слегка дрожит; я смотрю то на мать, то на сестру. – Рисковали собой, чтобы спасти меня?

Мама снова душит меня в объятиях. Пейдж приподнимает уголки губ, невзирая на боль от натягивающихся стежков на ее щеках.

Глаза начинают слезиться от мысли о том, с какой опасностью столкнулась моя семья, и все ради меня.

- Три гигантика Пейдж со скорпионьими жалами в любой момент унесли бы ее оттуда, - поясняет мама. – Я их предупредила: если с ней что-то случится – их ждут большие проблемы!

- Полюбуйся, - говорю я Раффи с улыбкой, а в глазах стоят слезы. – Даже саранча боится мою маму.

- Не удивлен, - хмыкает Иосия. – Она заявилась в составе группы бритоголовых людей, пришедших за знаком прощения.

- Амнистия? – удивляется Раффи. – Уриил предлагает кому-то амнистию?

- Только тем, кто ее сдал, - Иосия кивает на меня.

Раффи так сильно сжимает челюсти, что на лице ходят желваки.

Иосия пожимает плечами:

- Твоя мать каким-то чудом убедила этих людей пробраться в обитель после обретения знаков. Уриилу пришлось вылавливать их из отеля как крыс. Твоя сестра отвлекала часовых своим полетом – мы по-прежнему ищем, куда мигрировал рой саранчи. Во время этой диверсии твоя мать подожгла обитель. Очень бойкая женщина.

- Подожгла обитель?

- А как бы еще случился тот взрыв? - Иосия кивает с одобрением. – Я бы не смог вытащить Велиала без содействия твоей семьи. - Он указывает на грузовик. – Когда я наконец убедил твою мать в том, что ты внутри Велиала, она решила угнать это. Побег удался, но в подобный гроб на колесах я больше в жизни не сяду.

- Аминь! – стонет Термо, его до сих пор подташнивает.

У мамы на лбу пятно, похожее на золу, но я-то знаю, что это знак прощения. Членам культа, сдавшим меня ангелам, солдат Уриила рисовал точно такие же.

- Мам, ты же не стала сектанткой?

- Еще чего! - Она выглядит оскорбленной. – Эти люди настоящие психи. Они пожалеют о том, что с тобой сделали. Уж будь уверена. Пейдж не станет есть этих убогих. А большей муки они и не могут себе представить.

ГЛАВА 45

С пассажирского кресла доносится стон. Мы идем к Велиалу и открываем дверцу.

Дела его очень плохи. Повсюду кровь.

Он медленно поднимает веки и фокусирует взгляд на мне. Мне приятно снова видеть его глаза. Как много времени ушло на их регенерацию?

- Твой голос… я знал, что он мне знаком. – Велиал кашляет. Кровь пузырится во рту. – Сколько лет, сколько зим... Я уж думал, что все это было сном. Очередным мучительным сном…

Как долго он пробыл в преисподней, отбывая наказание за целую компанию недавно падших?

- А я ведь верил когда-то… на полном серьезе верил, что надежда еще есть, - с трудом говорит Велиал. – Что вы вернетесь за мной, отыщете способ спасти и меня… тоже…

За моей спиной собрались Хранители.

Велиал поднимает на них глаза.

- Такими я вас и запомнил. Ничуть не изменились. Будто все случилось сегодняшним утром. – Он снова заходится в кашле, лицо искажает гримаса боли. – Мне стоило заставить вас остаться…

Велиал прикрывает веки.

Делает судорожный вдох. Выдыхает. И… все.

Я поднимаю глаза на Раффи, затем смотрю на Иосию.

Последний качает головой:

- Он просто не выдержал. Вы ушли, и ему стало хуже: исцеление замедлилось, практически остановилось. Слишком многие прошли свозь портал. Не думаю, что живые создания предназначены быть вратами. – Иосия вздыхает. – Но Велиал получил по заслугам. – Он отворачивается и отходит подальше от бездыханного тела бывшего Хранителя. – По нему никто не станет скучать. У него в целом мире нет ни единого друга.

ГЛАВА 46

Хранители решают провести традиционную погребальную церемонию для Велиала. Прежде чем заняться похоронами мы отъезжаем подальше от новой обители.

- А что, у нас есть лопаты? – интересуюсь я.

- Велиал не животное, - сухо отвечает Ястреб. – Мы не станет его закапывать.

Повисает неловкая пауза. Хранители осторожно извлекают тело товарища из машины. Друг на друга они не смотрят и упрямо хранят молчание – боятся, что кто-то из них не согласится с общей затеей.

Наконец Циклон говорит:

- Я буду ему Опорой.

- И я, - говорит Ревун.

Плотину прорывает, и все Хранители наперебой вызываются стать Опорой, что бы там это ни значило.

Они смотрят на Раффи, ожидая его одобрения. Тот кивает.

- Да ладно? – поражается Иосия. – После всего, что он натворил, вы собираетесь оказать ему честь…

39
{"b":"259163","o":1}