ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раскрывает великолепные крылья цвета первого снега и поднимается в небо, устремляясь навстречу Хранителям.

ГЛАВА 48

Я наблюдаю за тем, как Раффи со своими солдатами исчезает в синем небе, и думаю о том, что их ждет по прибытии в обитель. С одной стороны, хотелось бы взглянуть на Испытание, а с другой – не лучше ли сматывать удочки? Чем бы ни тешились ангелы – всё обращается насилием. И я не смогу спокойно на это смотреть, зная, что команда Раффи в аутсайдерах.

Я кладу руки на руль, беспокойство не отступает. До того как завожу мотор, мама, как маленькая, сворачивается клубочком на сидении и кладет голову мне на колени. Она поглаживает мою ногу, убеждаясь, что я действительно здесь, с ней.

Мама засыпает, ее дыхание становится глубоким и размеренным. Когда она в последний раз спала? Переживания о нас с Пейдж не оставляли места для отдыха. А я настолько зациклилась на поисках сестры и ее безопасности, что совсем позабыла о маме.

Я глажу ее по голове, перебирая жесткие волосы, и напеваю песенку-извинение. Этот прилипчивый мотив воскрешает целую гамму противоречивых чувств, но другой колыбельной я просто не знаю.

Любой адекватный человек уже задал бы мне миллион вопросов, но только не мама, за что я ей благодарна. Мир стал настолько безумным, что, возможно, в ее глазах, все наконец обрело смысл.

Я завожу мотор, пора нам отсюда убраться.

- Спасибо, мама, за что, что не бросила, - говорю я тоненьким дрожащим голоском, затем прокашливаюсь и продолжаю: - Не каждая мать поступила бы так же… теперь.

Слышит ли она мои слова?

Чего моя мама только не видела: я на руках, как ей казалось, демона; я появляюсь из Велиала в компании адской твари; я прохлаждаюсь в компании изрядно потрепанных падших. А в завершении этой программы – мой поцелуй с ангелом.

Даже здравомыслящий человек решил бы, что я замешана в дьявольских делишках и вообще якшаюсь с врагом. Страшно представить, какие выводы сделала мама. Она же этого всегда и боялась. Предупреждала меня неустанно. И вот пожалуйста – дочь влипла.

- Спасибо тебе, - снова шепчу я.

Что тут еще добавить… Другие бы мать и дочь рассказали друг другу больше. Но я даже не знаю, с чего начать. А потому продолжаю мурлыкать навязчивую колыбельную, которую мама привыкла нам петь после своих эксцессов.

ГЛАВА 49

Планета как будто вымерла. Мы едем, и кроме брошенных авто, развороченной землетрясениями земли и выжженных зданий я ничего и никого не вижу.

Сходство между нашим миром и преисподней начинает меня беспокоить.

На полпути к лагерю в зеркале заднего вида я замечаю растущую точку в небе. Это ангел.

Давить на газ или затормозить? Я сворачиваю к обочине и паркуюсь среди заглохших машин. Мы с мамой сползаем пониже с сидений, а Пейдж давно улетела вперед.

Я слежу за приближением непрошеного гостя. Белоснежные крылья, ослепительно белый торс. Иосия.

Я убеждаюсь, что он один, и лишь потом выбираюсь из грузовика и машу альбиносу рукой.

- Меня прислал Рафаил. В лагерь ехать нельзя! - говорит Иосия, приземляясь. У него одышка, он явно очень спешил.

- Почему? Что происходит?

- Ты должна держаться подальше от любого скопления людей. Испытанием станет кровавая охота.

- Кровавая охота? – От одних только этих слов хочется бежать со всех ног и прятаться в самой глубокой норе.

- Две команды загоняют добычу, - поясняет он. – В период от заката до рассвета. Победа за теми, кто больше убьет.

- И кто же добыча? – Губы немеют, странно, что я вообще умудрилась задать вопрос.

Иосии хватает совести выглядеть смущенным.

- Уриил заявил, что охоты стоит лишь тот, кто попробует защититься. Иначе неинтересно.

- Нет, - качаю я головой. - Раффи не станет этого делать.

- У него не осталось выбора. От кровавой охоты нельзя отказаться.

В поисках опоры я прислоняюсь к дверце грузовика.

- Значит, Раффи собирается перебить как можно больше людей? И ты тоже?

- Победитель Испытания станет новым Посланником. Если власть достанется Раффи, у переживших охоту появится шанс на жизнь. В противном случае умрут все.

Желудок похож на кислотный вулкан. Мне приходится сглатывать, чтобы сдержать его извержение.

- Но победить нелегко, - продолжает Иосия. – В кровавой охоте могут участвовать все желающие. Ангелы Уриила поголовно его поддержат. Хранитель способен снять втрое больше мишеней, чем рядовой солдат. Но какой в этом толк, если мишеней не будет. Нам нужно отправиться в самую населенную зону, если хотим получить хоть какое-то преимущество перед соперниками.

- Ты в курсе, что стоишь и рассуждаешь об убийстве моего вида? Мы не добыча! Не дичь! – Я не могу отделаться от мысли, что сама помогла набрать Раффи команду.

Взгляд Иосии теплеет.

- Тебе велено выжить. Беги как можно дальше от скопления людей. Прячься там, где тебя никому не найти. И успей до заката.

Скопление людей? Сейчас только одно место можно назвать таковым. Лагерь Сопротивления.

И Раффи знает, где он находится.

Потому что я ему показала.

Кислота поднимается по пищеводу, пузырится в моем горле. Воздуха не хватает – легкие сжались.

- Он не станет этого делать, - давлю из себя я, голос дрожит. – Он не такой.

Иосия одаривает меня полным жалости взглядом.

- Рафаил хочет, чтобы ты бежала. Ты и твоя семья. Вперед! Вы должны выжить.

Затем он взмывает ввысь и возвращается в обитель.

Я делаю глубокий вдох, пытаясь себя успокоить.

Раффи так не поступит.

Не станет резать людей как диких кабанов. Просто не станет и все.

Но чем бы я себя ни тешила – сцена того, как Раффи смотрел вслед летящим собратьям, не идет из моей головы. И все что я слышу – чьи-то слова: ангелы должны быть в стае. Для чего Раффи нужны были крылья? Чтобы попасть домой, к своему народу, и занять законное место в ангельской иерархии.

Он хочет вернуться в свой мир так же сильно, как я желаю спасти семью. Если бы мне пришлось разделаться с кучкой ангелов ради своей цели, разве бы я стушевалась?

Я убила бы их. Без раздумий.

Затем я вспоминаю отвращение, с которым Раффи говорил о секционных столах Сопротивления. Зачистить лагерь, полный людей? Не в его природе. Но если бы вдруг пришлось? Если бы только так он мог вернуть себе статус и власть? Что бы он сделал, будь на кону падение стольких братьев?

Я сползаю на землю и обнимаю свои колени.

Я привела Раффи к сопротивленцам, зная, что он ангел. Показала ему, где прячется крупнейшая группа выживших на всем побережье.

Руины преисподней встают перед глазами. Быть может, среди адских тварей тоже была своя влюбленная дурочка, предавшая всех, как я? Мысль об идеально сложенном падшем, воспылавшем нежными чувствами к адской твари, кажется мне смешной. Но уверена, та малолетняя страшилка иного была мнения.

Я прикрываю веки.

Мне дурно.

В голове отдаются эхом слова Велиала: «Я тоже считал его другом… теперь ты знаешь, что случается с теми, кто ему доверяет».

Я забираюсь обратно в грузовик и сжимаю пальцами руль. Делаю глубокий вдох и пытаюсь собраться с мыслями.

Мама доверчиво смотрит на меня. Не важно, как много она услышала из того, что сказал Иосия. Она ему не поверила. Да, ей пришлось сотрудничать с ангелом, чтобы меня спасти. Но довериться одному из них? Это не про мою мать. Мне, наверное, стоит кое-чему у нее поучиться.

Вдалеке я замечаю Пейдж. Она сидит на ветке, готовая последовать за нами, куда бы мы ни поехали.

Семья в сборе и все, что нам нужно – уехать. На юг или север, просто подальше от эпицентра борьбы. И мы бы успели, у нас целый день в запасе. В данный момент о большей безопасности мечтать не приходится. Ведь это Конец Времен.

Сбежать от ангелов – это разумно.

41
{"b":"259163","o":1}