ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здраво, логично, мудро.

Я завожу мотор. И едем мы на восток.

К лагерю Сопротивления.

ГЛАВА 50

Мы замечаем дым на горизонте задолго до прибытия в Пало-Альто. Пейдж улетела вперед со своей саранчой, а нас замедляет необходимость объезжать брошенные авто.

Ангелы не собирались нападать до заката. Люди должны быть в безопасности. К тому времени, как мы подъезжаем к лагерю Сопротивления, я понимаю, что всю дорогу кормила себя сказками.

Я паркуюсь на обочине Эль-Камино и выбираюсь из кабины грузовика. С кампусом все в порядке, горит лишь одно здание.

Вдоль улицы разбросаны тела. Машины и стены корпусов забрызганы кровью – надеюсь, не человеческой.

- Мам, подожди здесь, а я посмотрю, что происходит. – Я задираю голову проверить, успела ли Пейдж спрятаться за деревьями. Ее могли бы заметить Сопротивленцы, не будь они так… заняты. Но ни сестры, ни саранчи в поле зрения нет.

Я направлюсь к школе, узнать, есть ли тут кто живой. Но сделав пару шагов, замираю. Мне страшно среди этих тел найти кого-то знакомого.

Ветер срывает с земли листву и мусор, треплет волосы жертв, так кстати прикрывших лица. Откуда-то сверху прилетает клочок бумаги и приземляется на мертвеца – тот глядит в задымленное небо невидящим взором.

Бумага трепещет у пепельно-бледного лица с остекленевшим взглядом. Это флаер Шоу Талантов:

Приходи сам, приводи друзей

На крутейшее шоу планеты всей!

Шоу Талантов. Близнецы и правда считали, что в это страшное время можно петь и плясать?

Я всматриваюсь в лица лежащих на капотах людей, кошусь на школьный двор, надеясь, что там, среди остальных убитых, я не увижу ни Тру, ни Тра, и медленно иду по парковке. Несколько человек всхлипывают, свернувшись калачиком на асфальте.

Окна корпусов выбиты, двери сломаны, парты и стулья разбросаны по пожелтевшей траве. Но здесь я вижу живых. Беженцы рыдают над погибшими, обнимают друг друга или бредут куда-то в состоянии шока.

Какому-то парню оторвало руку, девочка пытается зажать его рану, и я опускаюсь рядом, чтобы помочь остановить кровь.

- Что случилось? – спрашиваю я, готовая к страшной сказке про ангелов и монстров.

- Мертвые, - отвечает она, плача. – Пришли, волоча ноги, сразу после того, как группа наших бойцов ушла на задание. Защитников было мало. И все с ума посходили! Кровавая баня… И когда все закончилось… Должно быть, слухи пошли, я не знаю… Но в городе стало известно о том, что на нас напали, о том, что мы уязвимы. И тогда появились банды…

Так это сделали люди?! Не монстры, не ангелы, не демоны из преисподней? Людей убивают… люди?

Я закрываю глаза. Можно сколько угодно винить ангелов в том, что это они сделали нас такими, но мы творили подобные вещи задолго до их прибытия.

- Чего хотели банды? – спрашиваю я, неохотно поднимая веки - не желая снова встречаться с миром.

- Унести все, что получится. – Она перетягивает разорванной рубашкой культю потерявшего сознание парня. – Требовали вернуть еду. Всё, что было в том магазине, который у них отняли.

Я вспоминаю кровавый отпечаток ладони, размазанный на двери ближайшего универмага. Так и знала, что сопротивленцы отбили его у уличной группировки.

Когда к нам подбегает мужчина постарше, я отхожу к другой группе людей – они переносят раненых в административный корпус.

Я приехала с одной целью – предупредить людей, а затем удирать на предельной скорости вместе с семьей на север, юг или на край света. А застряла тут основательно: пострадавшим нужна помощь, а мне – отыскать Оби. Но никто не знает, где мне его найти.

Мать бросается к кабинету, в котором мы раньше жили. Ее цель - запас тухлых яиц. Никто на них не позарился и выкидывать тоже не стал. Горничных в лагере нет, наш «номер» не убирался. Мама выносит коробки на крыльцо и люди мигом разбирают «снаряды». Все помнят визит адских тварей.

Вдруг раздается крик:

- Они возвращаются!

От рощи в сторону школы шатаясь бредут тени.

Те, кто еще способен двигать ногами, в панике несутся к ближайшему зданию. Лишь немногие остаются с ранеными: глядя в прицелы винтовок, поднимая с земли монтировки, сжимая в руках ножи – они готовы постоять за себя и любимых.

К нам приближаются жертвы скорпионов, которых Уриил объявил воскресшими. Сморщенные тела, зомбиподобная походка. Они всецело уверились в том, что вернулись с того света и даже вжились в образ. Воспринимай человека как монстра – и он начнет соответствовать.

Но «копченые зомби» не успевают до нас добраться – саранча с моей сестрой на руках начинает кружить над их головами. Скорпиона всего три, но они – величайший страх высушенных людей.

Воскресшие замечают троицу с жалами. Разворачиваются и живо перебегают дорогу, спеша спрятаться в роще. И делают это нормально: без шарканья и подволакиваний конечностей. Могут же, если хотят.

Сопротивленцы потрясенно глядят вслед удирающим «зомби», затем смотрят на Пейдж и ее питомцев. В следующее мгновение в укрытие спешат даже те, кто еще недавно хотел защищать родных. Скорпионов они боятся куда сильней саранчи.

Те, кто остался, твердо стоят на ногах и уверенно целятся в Пейдж.

Одного из этих ребят я видела вместе с Оби на заседании Совета. И это он повел себя как разъяренный селянин, пришедший за Франкенштейном, когда связал мою сестру. По-моему, Оби назвал его Мартином.

- Пейдж хочет помочь. - Я раскидываю руки, пытаясь всех успокоить. – Все нормально. Она на нашей стороне. Взгляните – она напугала врага.

Оружие никто не опускает, но и стрелять не спешит. Хотя вряд ли они мне верят, скорее всего, боятся, что шум привлечет ангелов.

- Мартин, - начинаю я. – Помнишь, что Оби сказал? Моя сестра – надежда человечества. – Я указываю на Пейдж. – Это она. Узнаешь?

- Еще бы не узнать, - отвечает он. Дуло его винтовки направлено на Пейдж. Двое парней рядом с ним кажутся мне знакомыми – они тоже принимали участие в поимке моей сестры. – Поклонница человечины.

- Пейдж за нас, - говорю я ему. – Она покинула укрытие, только чтобы вас защитить. Оби верит в нее. Ты же слышал!

Люди смотрят на Мартина, ожидая его действий. Выстрелит он – выстрелят все.

Палец замирает на курке. Я вижу, что Мартин мечтает его спустить.

- Эй, - кричит он Пейдж. – Группировки, атаковавшие нас, пошли вон туда. – Он машет стволом в сторону Эль-Камино. – Нескольких я ранил. Легкие мишени для тебя и твоих любимчиков. – Он опускает винтовку и забрасывает ее на плечо. По рубахе Мартина плачут нитка с иголкой. – Пусть не говорят, что мы плохо кормим своих дорогих гостей.

Все расширяют глаза, но затем следуют примеру Мартина, убирая свои ружья.

Саранча низко кружит над нами, напоминая стервятников. Пейдж ловит мой взгляд. В ней будто зажглось пламя, но она смущена и не знает, как поступить.

Однако ответа на этот вопрос я ей дать не могу.

- Да! – Мама бежит к Пейдж и активно машет руками в направлении, заданном Мартином. – Давай, малышка! Время обедать!

Одобрение получено. Саранча поворачивает на север и уносит с собой Пейдж.

- Будь осторожна! – кричу я вслед.

Я в ужасе. Но мне легче. Я испугана. И растеряна.

Мой план полетел к чертям.

ГЛАВА 51

Я все жду, что вот-вот появится Оби и возьмет контроль в свои руки, но его нигде нет.

Мы переносим раненых в бывший штаб: одни кричат, другие не издают ни звука. Я понятия не имею, есть ли внутри врач, но ведем мы себя так, будто это не школа, а военный госпиталь. Словно здание в испанском стиле ломится от медперсонала и оборудования.

Мы говорим пострадавшим, что все хорошо и доктор скоро к ним подойдет. Я знаю, не все из них протянут хотя бы еще один час, но не прекращаю своих заверений, пока мы опускаем раненых на пол и отправляемся за другими.

42
{"b":"259163","o":1}