ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раффи смело ринулся вниз, но не ради охоты, а чтобы спасти людей. И ангелы это видят.

Глядя на Хранителей, он делает вращающий жест. Те кивают.

Затем взмывают повыше и повторяют его оставшимся членам команды.

В следующий момент, невзирая на кошмарный грохот и яркие лучи прожекторов, Хранители спускаются к нам и приземляются в разных точках моста.

Столкнувшись друг с другом, ангелы и Хранители напоминают бродячих котов, не поделивших улицу. Нахохлившись, они раскрывают пошире крылья, отчего те кажутся больше, а перья уподобляются острым шипам.

Поначалу наши бойцы принимают Хранителей за вражеское подкрепление, они отступают и становятся в оборонительные позиции. Но увидев, что те атакуют ангелов Уриила, застывают на пару мгновений, наблюдая за этой картиной, пораскрывав рты.

Меня распирает от радости, я вскидываю руки и громко кричу. Ну и что, что меня не слышат. Это сильнее меня. Вместе с командой Раффи мы сможем одолеть Уриила.

Должно быть, мое ликование передалось другим. Сопротивленцы выбрасывают в воздух кулаки и издают боевой клич.

Свет гаснет, мир тонет во тьме.

Преимущество на стороне ангелов, но я стою, не шевелясь – все равно прятаться некуда. Внезапный толчок. Первый порыв – пригнуться, прикрыть голову; но я уверена, Хранители и Раффи не позволят меня убить.

Включаются прожекторы. Раффи рядом со мной. Он и два его крылатых противника вздрагивают, ослепленные вспышкой.

Людские потери скромнее, чем я ожидала. Хранители нас защищали, пока мы были слепы. А теперь мы постоим за них и за себя.

Я мягко давлю на ладонь Раффи и забираю его меч. В ближайшие секунды ангелы замрут, прикрывая глаза и привыкая к свету. Это наш шанс их атаковать.

Я беру на себя ближе стоящих противников, а люди сбиваются в группы и нападают на ангелов сообща.

Хранители прикрывали нас в момент наибольшей уязвимости, а в момент их слабости бороться будем мы.

Все действуют слажено, как команда: мои солдаты с солдатами Раффи. Мы прикрываем их, а они прикрывают нас. На фоне идеально сложенных, излучающих силу прекрасных ангелов мы выглядим убого и разношерстно. Но главное, мы не сдаемся, у нас получается дать им отпор.

Адреналин разгоняет кровь, я готова разделаться с парой десятков воинов Уриила. Громко крича, я бегу к очередному врагу, прикрывшему ладонью глаза.

Раффи падает на бетон, сражаясь вслепую сразу с двумя воинами, объединившими усилия против него. Одного из них я протыкаю мечом, а со вторым справляется Раффи.

Похоже, у нас действительно есть шанс. Вместе мы их победим!

Но эйфория длится недолго.

Зрителям не нравится спектакль. Полчище наблюдателей резко пикирует вниз.

ГЛАВА 64

Меня не слишком удивляет вмешательство ангельской публики. На их глазах Раффи с Хранителями встали на сторону человечества, атаковав свой народ.

Ангелы становятся ближе, и вдруг туман начинается вихриться. Они замирают, настороженно глядя влево.

Облако саранчи прорывает завесу и вмиг окружает ангелов.

Я высматриваю сестру в мешанине крыльев и жал, но ее фигурки нигде не видно.

Вдруг с неба срывается чье-то окровавленное тело.

Мое сердце пропускает удар или два. Я не вижу деталей и была бы не прочь зажмуриться, потому что боюсь, что это летит Пейдж. Но глаза не хотят закрываться, и я неотрывно слежу за падением.

Пока тело не пролетает мимо меня, разглядеть что-либо трудно. Но, в конце концов, я получаю шанс.

Стрекозиные крылья трепещут на сильном ветру. Скорпионий хвост. И седина в развевающихся волосах.

Бывший лидер саранчи врезается в бетон.

И я снова могу дышать.

Где Пейдж?

Рой сжимает кольцо вокруг ангелов. А моя сестра по-царски сидит на руках у одной из саранчи.

Мы все округляем глаза. Одежда и кожа Пейдж залиты кровью. Надеюсь, что большая часть принадлежала тому, кого она победила. Изо рта тоже капает кровь. Сестра что-то жует.

Не хочу даже думать об этом и стараюсь не приглядываться к изуродованному телу Седой Пряди, распростертому на мосту.

Король саранчи мертв.

Да здравствует королева! И королева – моя сестра.

Пейдж яростно кричит и активно жестикулирует, чем очень напоминает маму. Я не слышу ее слов, но саранча подчиняется взмахам рук и летит в указанном направлении.

Скорпионы врезаются в ангелов – чудовищность и совершенство, неописуемый хаос. Мечи скрещиваются с жалами, и кровь льется дождем.

Моя сестра сдерживает наблюдателей. Оби и Док были правы насчет нее.

Меня накрывает волной страха и гордости. Моя сестренка – спасительница.

И тут огни выключаются снова, и мы остаемся во тьме.

Я чувствую, как кто-то разжимает мои пальцы на рукояти Мишутки, и знаю, что это Раффи. Я опускаюсь ниже, чтобы не мешаться под рукой. Доверие – вот и все, что мне, слепой и глухой, остается.

Я прикрываю веки, но все еще вижу образ моей сестры, ведущей в бой саранчу.

ГЛАВА 65

Как только включаются прожекторы, я замечаю, что кто-то пытается заползти на мост. Это мужчина, чей рот раскрывается в крике. От чего бы он ни бежал – это хуже, чем то, что сейчас наверху.

Я подбегаю помочь и хватаю его ладонь – она влажная и дрожащая. Я ни слова не слышу из того, что он говорит, а потому ложусь на живот и, держась за бетонный край, заглядываю под мост. Взору открывается край натянутой сети.

Она порвалась. Люди цепляются за веревки, ползут подальше от дыры и дикими глазами следят за бурлящей под ними водой.

Из недр вспененного моря вырывается нечто – оживший кошмар, который я назвала Шестёркой. Живые головы распахивают пасти, как хищные рыбы, выпрыгнувшие за наживкой.

Одна из них обращена ко мне, смотрит прямо в глаза и щелкает челюстью.

Жуткий библейский монстр вгрызается в нескольких человек одновременно. А затем исчезает в заливе, увлекая за собой окровавленных, бьющихся жертв.

Повсюду летят брызги. Чья-то рука исчезает в водовороте. И поверхность залива разглаживается.

Беженцы под мостом в неописуемом ужасе. Они в панике лезут практически друг на друга, не желая стать очередной мишенью Шестерки, если та появится снова.

И давно это все происходит?!

Я вскакиваю на ноги и бегу к веревочной лестнице, по которой пришедшие поглазеть на Шоу Талантов спустились в убежище под мостом. В голове проносится мысль: а что если Док ошибался и люди уже заразились чумой?

Но я не могу позволить им всем умереть лишь потому, что есть какое-то «если». Я отвязываю трап и спускаю его к сети. Им надо выбираться оттуда. Прямо сейчас они словно печенье к чаю библейского Зверя.

Люди в панике, они толкают друг друга – кто-то срывается вниз.

Вода снова приходит в движение, и из нее появляется новый монстр. Высота, на которую эти Шестерки способны подпрыгнуть, просто ошеломляет. Челюсти смыкаются на беглецах, и те исчезают с чудовищем в глубине.

- Сюда! Скорее сюда! – Я машу тем, кто поближе к краю моста. На поле боя теперь безопасней, чем там, где они сейчас.

Когда первые беженцы реагируют на мой призыв и начинают карабкаться вверх, я бегом пересекаю мост и спускаю еще одну лестницу.

Музыка обрывается.

Мы все поднимаем глаза к небу. Даже ангелы и саранча прекращают драться. Боже, ну что еще?! Когда это всего закончится, пусть в моей жизни будет сплошная тоска, я хочу забыть слово адреналин.

Над сценой парит фигура в белом костюме. Уриил. В лучах искусственного света его светлые крылья выглядят серыми, и на них легла паутинка мрачных теней.

От внезапной тишины начинает звенеть в ушах. Я снимаю наушники и вынимаю беруши.

- Испытание окончено! – Уриил говорит спокойнейшим тоном, но поскольку кругом невероятно тихо, кажется, что кричит. – Рафаил показал себя как предатель. Теперь я – неоспоримый Посланник.

53
{"b":"259163","o":1}