ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кто-то уносит с собой трофеи – клочки волос и пучки окровавленных перьев, пальцы и что-то, что я не могу распознать.

Ладно, мы не самые цивилизованные создания во вселенной. А кто без грешка?!

ГЛАВА 69

- Ну что, архангел, я выполнил свою часть сделки, - произносит лорд преисподней. Он лениво взмахивает крыльями, рассыпая снопы искр. – Спас твою тщедушную дочь человеческую и ее семью. Дело за тобой.

Раффи, парящий перед ним на своих великолепных крыльях, мрачно кивает в ответ.

- Нет! – Одно только слово срывается с губ, пока я завороженно смотрю наверх.

Из темноты, со стороны прожекторов, вылетают две адские твари. У каждой в руке по секире, и на них я вижу пятна засохшей крови. Демонята застываю по обе стороны от Раффи.

Он пристально смотрит в глаза визитера из преисподней, и на долю секунды мне кажется, все обойдется.

А затем Раффи кивает еще раз.

В то же мгновение без каких-либо предупреждений адские твари взмахивают секирами и отрубают его крылья.

Взмахивают секирами и отрубают его крылья.

Взмахивают секирами и отрубают его крылья.

Взмахивают секирами и отрубают его крылья.

Они…

…его крылья…

Я не знаю, кричит ли Раффи от боли. Все, что я слышу – собственный крик.

Раффи срывается вниз.

Два Хранителя бросаются следом и успевают его подхватить до того, как тот разобьется.

С глухим ударом на мост приземляются крылья.

С металлическим грохотом рядышком падает меч, по бетону расходятся трещины.

ГЛАВА 70

Над небоскребами Сан-Франциско брезжит рассвет. Этот город больше не будет прежним, но я начала привыкать к тому, что вижу теперь. Пожалуй, мне даже комфортно.

По окрашенной кровью воде курсируют лодки. Сопротивленцы спасают тонущих ангелов и людей. Пернатых они мечтают закрыть в клетках, а затем извести на них все оставшиеся патроны. Уверена, им любопытно, как быстро затянутся раны и случится ли это вообще, ведь кормить и поить пленных они точно не станут. Хранители с Иосией сказали, что если лишить наших врагов одеял и теплых напитков, которые мы раздаем выжившим людям, наказание будет что надо. Вот шутники.

Теперь, когда Уриил мертв, архангелы в дефиците, и Раффи, как я поняла, лидер по умолчанию. Но он то приходит в себя, то снова отключается, пока мы пересекаем залив, направляясь к ближайшей рабочей – или хотя бы целой – больнице.

Пока Раффи в сознании, он раздает приказы и выслушивает доклады. Ангелы, не пришедшие в себя после жестокой битвы, подчиняются беспрекословно.

Как я поняла, все, что случилось, кажется им логичным, и они выполнят все, о чем ни попросит Раффи. По крайней мере, пока. Похоже, они слишком привыкли к роли ведомых, и если кто-то не встанет у власти – они вконец растеряются.

На мосту почти не осталось людей. Я пользуюсь добротой Иосии и Хранителей – через них общаюсь с Советом. Я слишком волнуюсь за Раффи, чтобы иметь дело с эвакуацией и переправой сопротивленцев на берег. Ведь только в теории все подчиняются мне, а по сути, делают то, что велят Тру и Тра.

С Мишуткой в обнимку под безразмерным пальто я в сотый раз опускаю глаза на Раффи. Крупная дрожь сотрясает мое тело, сколько бы я ни растирала свою кожу. Ветер треплет темную шевелюру, но я едва ли ее различаю за широкими спинами воинов и Хранителей, столпившихся рядом с Раффи. Он лежит на мягкой скамье быстроходного катера, предоставленного близнецами.

Ангелы расступаются, глядят на меня выжидающе, а затем взмывают в рассветные небеса. Раффи очнулся и смотрит в мои глаза.

Я направляюсь к нему. В присутствии посторонних я старалась вести себя адекватно, подавляла желание сесть поближе и держать его руку в своей. Не хотелось его смущать, пусть даже он был без сознания.

Но теперь мы одни. Я опускаюсь рядом, касаюсь его теплой ладони и прижимаю ее к груди, чтобы немного согреться.

- Как ты? – спрашиваю я.

Он отвечает печальным взглядом, и я тут же жалею, что подняла эту тему, напомнив ему о крыльях.

- Ну так, что происходит? Ты их новый Посланник?

- Это вряд ли, - отвечает он хрипло. – Сначала я с ними боролся, затем показывал фокусы с демоном из преисподней - не лучшая предвыборная кампания. Меня спасло их заблуждение: они считают, я пожертвовал крыльями, чтобы спасти свой народ от чумы.

- Раффи, у тебя могло бы быть все! Устранив Уриила, ты бы вернулся домой с остальными. И стал бы их королем.

- Посланником.

- Один черт.

- У ангелов не должно быть лидеров, имеющих в анамнезе полеты на демонических крыльях. Это неподобающе. – Он морщится и закрывает глаза. – Кроме того, мне не нужна эта морока. Мы послали за архангелом Михаилом. Этому упрямцу придется вернуться, хотя он тоже не жаждет господства.

- Слишком много возни из-за того, что никому и даром не нужно.

- О, поверь, эту работу хотели бы многие. Но не те, кому ее можно доверить. Власть должна находиться в руках тех, кто к ней равнодушен.

- А почему к ней равнодушен ты?

- У меня есть дела поважнее.

- Например?

Он глядит на меня, приоткрыв один глаз.

- Например, убедить строптивую девчонку признаться в том, что она безумно в меня влюблена.

Я не в силах сдержать улыбку.

- Свиноферма тебе не нужна, а что же тогда нужно? – спрашивает он.

Я сглатываю.

- Как насчет безопасного места, в котором можно спокойно жить, не воруя еду и не сражаясь за каждый кусок?

- Договорились.

- Так просто? Попросила и все?

- Конечно же, нет. Всему есть цена.

- Так и знала. Что за цена?

- Я.

Я снова сглатываю.

- Погоди, мне нужно, чтобы ты выражался как можно яснее. Я не спала вечность, выживала за счет адреналина и с трудом соображаю. Что ты мне хочешь сказать?!

- Ты что, в самом деле заставишь меня это проговорить?

- Заставлю. Давай говори!

Он пристально смотрит в мои глаза. Я принимаюсь ерзать на месте и трепещу как школьница. Минуточку, я же и есть школьница. Как там правильно хлопать ресничками? Я часто моргаю несколько раз, надеясь, что со стороны это кажется очаровательным.

- Что это было?

- А что было? – Тьфу ты, кокетка от бога.

- Твои ресницы. Заигрываешь со мной?!

- Кто? Я? Конечно же, нет! Что… так, а ну говори!

Раффи щурится.

- Мне неловко.

- Да, я в курсе.

- И ты не станешь облегчать мне задачу?!

- Если я так поступлю, ты потеряешь ко мне всякое уважение.

- Я сделаю исключение. Ради тебя и только.

- Хватит увиливать! Что ты пытаешься мне сказать?

- Я пытаюсь сказать, что я… я…

- Ну?!

Он вздыхает.

- Как же с тобой трудно! Знаешь об этом?

- Ты пытаешь мне сказать, что ты ЧТО?!

- Ладноябылнеправ. Ну все, забыли. Как думаешь, где ангелам перекантоваться, пока они не уйдут?

- Ох, ничего себе! – Я заливаюсь смехом. – Ты только что сказал, что был не прав? Верно я расслышала? Не прав? – улыбаюсь я ему. – То, как ты произносишь эти слова… это же песня! Нееее праааав. Не праааааав. Не пррррррав. Давай же, пой со мной!

- Я бы сбросил тебя ногой с этой шумной тарахтелки в ледяную воду и позволил продрогнуть до костей, но мне нравится твой смех.

Ему нравится мой смех.

Прочистив горло, я спрашиваю серьезным тоном:

- Насчет чего же ты был не прав?

Раффи прожигает меня взглядом, и мне начинает казаться, что он не ответит.

- Насчет дочерей человеческих.

- Да ладно? Не такие уж мы эксцентричные, богомерзкие животные, пятнающие вашу ангельскую репутацию?

- Нет, в этом я не ошибся, - говорит Раффи. – Но, похоже, не все так плохо.

Я смотрю на него искоса.

- Сам в шоке, - кивает он. – Кто знал, что колючка, приставшая ко мне во время марша смерти, будет такой сверхъестественно привлекательной, неоспоримо прекрасной, и я не смогу перед ней устоять?!

55
{"b":"259163","o":1}