ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И она замолчала. В надежде получить ответ.

Молчание повисло в воздухе. А я, не стал размышлять: — Как мне поступить?

Потому, что это не деловое предложение, и даже не просьба.

Это — так сложилась жизнь. И только мы, сами, можем пойти по этой жизни. Дальше. А то, что наши пути идут в одном направлении, я уже не сомневался.

— Уважаемая!

Сказал я.

— Ты брось, эти, свои, диверсионные штучки. Действовать. Может нам подготовить операцию по твоему воскрешению?

— Конечно.

— Сейчас.

— Только всех обзвоню. И подключу к этому десятка два специальных агента, и несколько секретных служб.

— Вернуться в наш класс.

Произнес я, как бы размышляя вслух. Ни к кому не обращаясь.

— Мне было интересно тебя увидеть, и твоя биография, естественно, достойна уважения. Но вот, вернуться в наш класс. Это все равно, что перестать быть сестрой, а потом снова попроситься — можно, я буду вашей сестрой. Звучит глупо.

— Я, всегда думал, что ты нам подходишь. И в «Истории нашего класса», у тебя есть, разумеется, свое место. Ничего не имею против этого.

— Но вот весь класс?

— Давай договоримся так.

Сказал, немного глубокомысленно я.

— Я напишу небольшую статью, о нашей с тобой встрече. Естественно, для «нашего» сайта. А там, уже как все решат.

— Позовут тебя к нам. Тогда — приходи.

— Нет — не обессудь.

— Устраивает, тебя, такой вариант?

Спросил я.

Она. Долго так. Смотрела на меня. Но в её взгляде чувствовались не нервозность, и не настороженность. А, скорее всего, ожидание и благодарность.

— Да. Сказала она.

— Конечно же, устраивает.

— Я на большее и не рассчитываю.

— Понимаешь в чём дело.

Решил пояснить я.

— Школа, для меня, и я думаю, что и для всех остальных. Это не просто место, или не просто года. Это какое-то состояние.

— И если у тебя есть это состояние, то ты сможешь вернуться в школу. Я имею в виду, прийти в наш класс. Если у нашего класса есть состояние, в котором присутствуешь ты. То тебя, конечно же, примут. Ну а на нет и суда нет.

— Школа, понимаешь, она бережет, всё то, что было в нас хорошего, что нас связывает. А «наш» сайт сейчас является, по сути, этой школой. Там мы встречаемся, общаемся. Там, мы вместе что-то делаем.

— Там вот тебя — «новенькую» будем, сейчас, разбирать по косточкам. Слушай, а ведь ты второй раз будешь «новенькой». Это тебе за то, что из-за тебя нам тоже дважды пришлось принимать участие в рискованных мероприятиях. Ну конечно, не из-за тебя. Но при твоём непосредственном участии.

— Хочу спросить. Сказал я, считая этот предыдущий вопрос решенным.

— Насколько весомой, была твоя рекомендация, снова использовать нас. Ну, я имею в виду, насколько, от твоего слова, зависело принятие решения — мы или другие. Наверняка, у вас было несколько запасных вариантов. «План Б», или «план Г». Насколько, мы вообще, должны быть тебе благодарны, за всё, за это.

Прозвучало как-то саркастически. Поэтому я снова, решил пояснить.

— Безусловно, мы не считаем, что всё было, ну так уж страшно и в негативе. Конечно, многое нам и помогло. И даже чему-то мы благодарны. В этой вашей операции.

— Но в любом случае, если бы ее не было, вернее, если бы мы в ней не участвовали. Возможно, всё было бы по-другому.

— Так насколько ты явилась той судьбой — направляющей руку господню.

— От этого, я думаю, тоже будет зависеть твоё возвращение в наш класс. Возможно, ты просто должна была появиться и внести свою лепту в происходящее.

Тут она погрустнела ещё больше, и как-то, совсем уж, без энтузиазма сказала:

— Решающим. К сожалению. Меня, даже, из-за этого на пенсию выгнали. Так я добивалась, чтобы это были именно вы. Решение было принято, но меня отстранили от активной работы, так как я была очень предвзята — заинтересованным лицом.

— Практически, я воспользовалась служебным положением. Как и сейчас, я воспользовалась дружбой с Маратом Камчаткиным.

— Потому, что я верила в вас. Я знала, что вы справитесь. У вас есть все. Ум, честь, отвага, надежность и чистые помыслы. И вам не хватало только праздника, какого-то толчка, что бы это понять и начать ценить.

— И я вам его устроила.

— Ну, спасибо!

Не сдержавшись, рубанул я.

И мы молчали минут десять. Как раз принесли что-то горячее. И мы немного отвлеклись от происходящего.

— Значит, решили. Я публикую статью на сайте о тебе. Всё как есть.

— И еще попрошу, свяжись с Люсей. И постарайся с ней встретиться. Я ей позвоню и скажу о тебе.

— А потом, давай встретимся, сначала малым кругом. То есть Люся, Борис, Женя, Костя и я. Устроим тебе смотрины. Чтобы не выносить, сразу всё, на весь класс. Если уж чего — так уж лучше малой кровью. Своеобразная страховка. А вдруг ты опять, во что-то играешь. А на нашем малом кругу, мы тебя просветим, всеми доступными лучами. И поймем, что ты за фрукт, на самом деле.

— Согласна? Грозно так спросил я.

Но вижу, она улыбается. Довольная. Ну и я это всё так, для острастки. Мне просто, хочется доставить удовольствие своим друзьям. Да и лишний повод встретиться.

— Ну, так что — Лена, согласна или нет?

Мы сидели еще, наверное, около часа. Говорили о многом. Потом мне позвонили. И пора было ехать. Она тоже засуетилась.

Поднялись.

Она потянулась ко мне, что бы обнять на прощанье. А я, посмотрев еще раз ей в глаза, тоже протянул к ней руки.

— Молодец, что решилась. И спасибо, что приехала. Надеюсь, до скорой встречи.

— До скорой встречи.

Ответила она мне, повернулась и пошла к такси, которое стояло на парковке.

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Ну, вот и всё. Не знаю, всем ли было интересно это читать. Кто-то может, старается забыть свои школьные годы. Но это только значит, что для него, эти самые годы, не пустой звук. Что-то там всё-таки было. Что хочется забыть.

41
{"b":"25918","o":1}