ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поэтому, здесь, около Игоря, был создан оперативный центр. Этот центр, после начала вмешательства со стороны «наших» технических устройств, в процесс воздействия. Должен будет обнаружить источник — координационный центр, или штаб-квартиру. Или что, там у них ещё. В общем — следы, ведущие к организаторам.

Когда пропадёт воздействие, то отсутствие обратной связи, или её неизвестное присутствие, обязательно проявится. Должны же они как-то контролировать своих подопытных кроликов. На этом и строилась вся стратегия. Разумеется, что они не могут, чисто физически иметь такую обратную связь в Европе. Но, может где-то и есть. Во всяком случае — не повсеместно. А тут, в России — всё под боком. И «кролики» и возможности их контролировать. Возможно, воздействие тут, не имеет столь массового «радиуса поражения». Но, что тут находятся «их» полигоны, лаборатории с подопытными «объектами» — было бесспорно.

В любом случае — будут предприняты действия, либо по восстановлению воздействия, либо по обнаружению сбоев в работе.

Эти действия, должна зафиксировать группа слежения. А оперативники — пойдут по следу. А дальше — как говорится «дело техники». Нам не объяснили, ну а мы не уточняли. Будут там стрелять или просто закидают бомбами.

Не наша компетенция. Ликвидация — вот правильное слово. А если это будет ликвидация техники или уничтожение дельцов, вознамерившихся свести с ума всю Европу — нам было всё равно. Наверняка, исполнителей и не пощадят. Так всегда бывает — обстановка боевой операции, не позволила. Но до главных, этих «нелюдей» — в любом случае, доберутся.

Разумеется, что в составе оперативного центра, в непосредственной близости от офиса «Партии свободных», где будут находиться Игорь и сын Евгения. Были и сами — Евгений и Константин, всегда готовые прийти на выручку молодому нахимовцу. Ну и для того, что бы поставить последнюю точку, в этой операции.

«Раздавить гада» — как выразился Константин.

Лена, Камчаткин и Леночка, не вылезали из центра управления всей операцией.

Конечно, там хватало и своих сотрудников. Руководили операцией, всё-таки не мы.

Но и для «наших», в этом напичканном техникой и сосредоточенными людьми, месте, имелось довольно конкретное задание.

Технология «постороннего взгляда». Когда кто-то, что-то делает, а посторонний человек — это оценивает, всегда будут недоработки. Их, эти недоработки, искали — и устраняли. Да и деталей, мелких, всегда готовых сорваться из-за какой-нибудь ерунды, деталей — хватало.

Артисту — могло не понравиться звучание оркестра. Срочные изменения.

Могла отказать техника. И дублирующая — тоже. А срывов быть не должно.

Бизнесменов, могла не удовлетворить мягкость кресел в зале для семинара. Нужно всё проконтролировать.

В Интернете — могли зависнуть сервера. Всякое бывает. Или хакер.

Игорь мог, просто заболеть — и тогда вообще всё срывалось, или откладывалось.

Груз ответственности — огромный. Столько людей задействовано. Столько действий нужно было выполнить одновременно.

Последние проверки готовности.

И перепроверки.

И уточнения.

И срывы.

И замены.

Много чего там было — работа кипела.

Ну а мы.

Я имею в виду: Риккардо, Люся, Лариса, Борис и я.

Мы все, находились в техническом центре, «наших шефов».

Причём таким образом, что у каждого из нас была, как бы своя студия. Почему — как бы? Это и были студии — со звукоизоляционными стенами, с прозрачным стеклом — на режиссёра, и с камерами и микрофонами. Пять студий — пять режиссеров, и главный, и его заместители. И техники, и ассистенты.

У каждого были включены суфлёры, и ещё тексты, и ассистенты — были «на готове». У Риккардо — синхронный перевод с итальянского языка. У Люси — на английский язык.

Лариса с Люсей, всё прихорашивались. Прямой эфир — тысячи зрителей.

Две, дорогие моему сердцу женщины. Одна — жена, спутница жизни, моя избранница. Мать моего сына. Моя любимая. Самая женственная из всех женщин. Друг и коллега. Семья.

Вторая — подруга, близкая душа. Тепло отношений и нежность воспоминаний.

Прямо, как перед боем — проносится вся жизнь перед глазами. И приходят на ум слова о близких людях.

Да, мы защищены здесь, как в крепости. А если, что-то произойдёт «экстра». Взбунтуется народ или экстремисты вооружатся?

Или наш план — не удастся. Если, что-то осталось не учтённым?

А я, подвергаю риску своих, самых дорогих…

Поэтому, мы с ребятами — «откушали» коньяку, для храбрости.

И…

Началось.

ГЛАВА 33. ФИНАЛ.

ЭПИЗОД 1 — ШОУ.

СЦЕНА:

Европа.

Сорок две концертные площадки. Где-то гремят аккорды, но чаще слышны лирические переливы мелодий и песен, школьной тематики.

На русском языке.

— Клубы, дискотеки с русскоговорящей молодёжью. Выступают российские группы и исполнители.

— Русские рестораны. Свободных мест — нет. «Русский шансон»

— «Русские» салоны. Аншлаги на выступлениях артистов из России.

— Банкет в партии Домохозяек — весь «свет» партийной Европейской элиты.

— Зал семинара о проекте нового закона в Европейском финансовом законодательстве — 327 руководителей «русских» предприятий, со своими бухгалтерами.

— Интернет конференция в реальном времени. 741 — зарегистрированных участника (русскоговорящая интеллигенция Европы) и 4016 посетителей, со всех концов света.

— Восемь стадионов и одиннадцать концертных залов — выступления звёзд российской эстрады.

Европа содрогается от русской речи и русской культуры. В противовес — русскому национализму.

ДЕКОРАЦИИ:

Везде включены большие телеэкраны. Проекторы, световые табло и полиэкраны.

Многочисленный обслуживающий персонал, призывает обратить внимание на экраны.

Объявлены перерывы на экстренные новости.

Начинают звучать слова диктора, с сообщением о предотвращении попытки психотропного воздействия на психику русскоговорящего населения Европы.

37
{"b":"25919","o":1}