ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я спрашиваю, где мы собираемся перекусить?

— А, в итальянском ресторане, где я часто бываю. Еще пять минут езды.

Его быстрый взгляд упал на длинные, заброшенные друг на друга ноги, с высоко поднятой юбкой, слегка прикрытые в перекрестье бедер загорелыми руками. Да, его железная сила самоконтроля явно слабела. Но он крепился из последних сил, пытаясь перевести разговор в безопасное русло, подальше от диких мужских мечтаний и миражей.

Они подъехали к ресторану. Увидев свободное место, Роберт резко развернул машину влево и с ходу припарковался. Выбравшись из машины, Дороти гордо прошествовала впереди спутника, почти не реагируя на окружающее и не будучи в состоянии должным образом оценить восприятие себя со стороны, поскольку ощущала чрезмерно отвлекающее воздействие своего спутника.

Однако ей все же удалось уловить пару восхищенных взглядов, метнувшихся в ее сторону, и она почувствовала удовольствие от небольшого фурора, который произвела на публику. Это отметил и Роберт, заметив, что даже официант загляделся на ее ноги под слишком короткой юбкой.

— Мне порекомендовала это платье опытная продавщица. И она не считала его слишком коротким, — холодно процедила Дороги.

— Тоща ее стоит за это пристрелить. Если бы вы были моей, я бы не позволил выйти из дому в таком вызывающем наряде.

Он откинулся назад для чтения манускрипта с перечнем блюд, поскольку официанты принесли два объемистых меню огромных размеров. Тем самым Дороти получила несколько секунд на размышления и подготовку достойного ответа.

— Что значит — если бы я принадлежала вам? Принадлежала? Люди не чья-то собственность! — Она гневно, с вызовом уставилась на него.

Роберт, неодобрительно шевельнув густыми бровями, спокойно начал излагать свою концепцию взаимоотношений с противоположным полом:

— Любая моя женщина станет моей собственностью, и душой и телом.

— А как бы вы восприняли аналогичную позицию женщины в отношении вас? Если бы она захотела переодеть вас из-за того, что вы выглядите слишком сексуально?

— Вы что, пытаетесь сказать мне, что я выгляжу очень сексуально? — перевернул все с ног на голову собеседник, сопровождая это действие довольной улыбкой.

Дороги чертыхнулась про себя и прикрылась меню, чувствуя себя за его габаритами в относительной безопасности.

Выбор блюд с ее стороны после этой пикировки несколько затянулся, и, когда процесс подошел к концу, ее взгляд и накал злости уже достаточно остыли.

— Все необходимые документы у меня с собой, — сменил тему Роберт, доставая пачку бумаг в пару дюймов толщиной из портфеля, стоящего сбоку от кресла. Он протянул ей эту пачку и расслабленно откинулся на спинку стула, наблюдая за ее реакцией. — Естественно, вам необходима кое-какая информация по доходам и убыткам компании хотя бы за последние три года.

Начав просматривать первый лист из полученной пачки, Дороти сразу же почувствовала растерянность и ужас. Уже в первых предложениях содержалось ошеломляющее количество непонятных технических и коммерческих терминов.

— Может, вы просто отдадите мне всю необходимую подборку документов и я поработаю с ней потом, в течение последующих двух-трех дней?

— Боюсь, вы не поймете многие термины и выражения, поэтому вам будет нужен консультант по ходу работы, — елейно-ханжеским голосом возвестило это исчадие зла, даже потупив взор для убедительности.

— Я постараюсь сама с этим справиться.

— Хорошо. Я просто предложил свои услуги для ускорения процесса. — После этого в разговоре наступило затишье, достаточно долгое, чтобы сделать заказ официанту. Покончив с этим, он наклонился к ней, опершись на локти, и продолжил деловое наступление:

— На странице шестнадцатой вы найдете перечень моих активов.

Повинуясь его указанию, Дороти открыла требуемую страницу, состоящую из колонок цифр, в каждой из которых было не менее шести нулей. Компании, входившие в его холдинг, все были высокодоходными. Не надо было быть дипломированным специалистом в области аудита и бухгалтерии, чтобы понять это.

— А теперь, если вы перейдете на страницу двадцать первую следующего документа, вы сможете быстро оценить, как выглядят дела компании Маккрейна.

— Поняла. Я знаю, что вы вели борьбу между собой последние несколько месяцев.

— В действительности не месяцев, а лет. Для того чтобы восстановить спортивную форму компании, требуются крупные вливания. Никакие благие намерения и гуманное управление людьми не решат проблему ее финансового дефицита.

Да, насчет убытков он прав. В балансовом отчете компании, который просматривала Дороги, многие цифры относились к разряду «минус», Она вздохнула и быстро пролистала остаток документов. Доклад на докладе, и в каждом упор делался на пресловутых терминах «убытки» и «потери». Факты, изложенные в документах, свидетельствовали о состоянии дел гораздо выразительнее, правдивее и убедительнее, чем оптимистические речи директоров на совещании, заинтересованных в сохранении своих престижных и выгодных постов. Она оторвалась от чтения документов и перевела взгляд на Касла. Он внимательно наблюдал за ее реакцией, мелкими глотками запивая эту процедуру прекрасным белым вином из хрустального бокала.

— Насколько я заметил, вы начинаете понимать реальную ситуацию.

— А почему вы в таком случае собираетесь приобрести явно убыточную компанию? Никто, похоже, не стремится это сделать, кроме вас.

— Ну, скажем, я рассматриваю это как выгодную сделку. — Одним глотком он допил содержимое бокала и продолжил:

— Вы однажды спросили, нет ли в этом чего-либо личного? В ответ я могу поведать печальную повесть о вашем дорогом дядюшке.

Роберт Касл оценивающе всматривался в ее лицо. На него взирали ее любопытные, заинтересованные зеленые глаза. Что такого притягательного есть в этой женщине? Она умеет слушать, во всяком случае он это умение чувствует, иначе бы не испытывал иррациональное желание вдаваться в детали своей личной жизни.

Вот так, неожиданно для себя, он начал свою печальную одиссею:

— Мой отец и ваш дядя хорошо знали друг друга еще когда оба были молодыми. Нынешняя компания МФИ была создана как совместное предприятие этих двух людей — выпускников одного и того же университета. Мой отец был мозгом в этом партнерстве, а старина Филипп обладал деловым чутьем. У обоих были кое-какие деньги, и мой отец вложил все свои средства в научно-технические разработки компании. Вначале все шло превосходно, но потом что-то случилось. Ваш дядя изменился, стал завистливым и злым.

Развертывание этой мелодрамы в красочном изложении мужественного красавца отнюдь не повлияло на аппетит Дороти. Заправив аккуратно за уши волосы, чтобы не лезли в тарелку, она воздавала должное закускам и основному блюду, время от времени сдабривая еду глотками вина, а также приправляя междометиями и восклицаниями сопереживания. Она внимательно отслеживала развитие сюжета и иногда задавала вопросы, направляющие речь собеседника.

— Вы имеете в виду, у него начались конфликты с вашим отцом?

— Да, пожалуй. Похоже было, что Филипп Маккрейн озлобился на весь мир. Отец первым почувствовал это на себе. Он вложил все свои деньги в эту компанию и вдруг обнаружил, что компаньон работает против него, копает ему яму. Причем эта подрывная деятельность шла во вред самой компании, ее финансовые дела шли все хуже и хуже. Через несколько лет все рухнуло окончательно. У отца остались долги, с которыми он так и не смог впоследствии расплатиться. Зато Филипп вышел из этой передряги довольно удачно, имея приличные суммы наличными, пристроенные так, чтобы их было трудно отследить и изъять. Он вытолкнул моего отца из совместного бизнеса, а затем вновь продолжил дело, но уже как собственное единоличное предприятие. Остаток жизни отец провел в поисках средств для выплаты долгов, которые по справедливости должны были бы быть разделены с вашим дядей. Он ушел из жизни разоренным и морально сломленным, и моей матери пришлось растить единственного ребенка, то есть меня, практически в нищете.

10
{"b":"2592","o":1}