ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы хотите сказать, что столько ждали своего часа, чтобы отомстить.

— Нет, чтобы забрать то, что по праву принадлежит мне как наследнику. Я смотрю на это как на восстановление справедливости, так сказать, на выравнивание весов в руках Немезиды. И я и не собираюсь причинять лично вам вред. Но хочу сделать своей эту компанию и готов уплатить вам за нее разумные деньги.

Дороти уже подчистила огромную тарелку и, утомленно сложив орудия труда в виде ножа и вилки, приготовилась добросовестно слушать дальше, уставив локти на стол и положив подбородок на скрещенные пальцы рук.

— А почему бы нам не сменить объект обсуждения? Мы слишком долго говорим обо мне, попытался переменить направление беседы Роберт, также покончив с едой. — Давайте лучше обсуждать вас.

— Наверно, не стоит. Моя жизнь не столь интересна, как ваша. Во всяком случае, в ней было мало сложностей и героических приключений для воспевания в балладах и сагах.

— Не может быть! Вы что, хотите сказать, что вся ваша жизнь была жизнью праведницы, полной доброжелательных улыбок и чистых помыслов? А разве жара не влияет на половые инстинкты, усиливая либидо?

— Не знаю, — жеманным голоском промолвила Дороти и зарделась.

Она взглянула на сидящего напротив инквизитора, внешность которого вполне соответствовала сложившемуся имиджу. Весь в темном, с черными волосами, он оставлял впечатление опасной и надменной силы. Образ мужчины, воспеваемый в женских журналах.

— Ну, у вас же есть по крайней мере опыт поцелуев и объятий вечером в кустах на берегу реки?

В другое время она бы поставила его на место, посоветовав не лезть не в свое дело. Но вино и еда на этот раз смягчили ее нрав. Да еще то, как он смотрел на нее — с лениво-задумчивым интересом, вызывая незнакомое возбуждение во всем теле. Она начала понимать прелесть игры между мужчинами и женщинами, с которой не встречалась, живя в Гватемале.

— Что касается пребывания в кустах на берегу реки, так это, поверьте на слово, самое последнее место в джунглях, где бы вам захотелось находиться, особенно вечером.

Она отпила еще вина, которое с каждым глотком проскальзывало внутрь все быстрее и легче. Да, разговоры с Марком никогда не носили такого характера. Он, конечно, иногда поддевал ее, но очень добродушно. Этот разговор не был добродушным, но, как ни странно, будоражил ее и вызывал эротические ощущения. Эротические? Она вспыхнула от этой мысли, но тут же стала уверять себя, что это просто подогретая вином игра воображения.

— Не хотите ли выбрать десерт? — У столика неслышно возник официант с новым меню.

Дороти не заметила, откуда он появился, наверно материализовался прямо из воздуха. Но тут же, не задумываясь, согласилась на сделанное предложение.

— Вы что, хотите что-нибудь на десерт? — Из уст Роберта это неожиданно прозвучало как обвинение во всех смертных грехах.

— А что, разве нельзя?

— Да нет, почему же. Выбирайте. Просто женщины, с которыми я обычно встречался, шарахаются от десерта как от чумы.

— С чего бы это?

— Берегут фигуру, я полагаю.

— Ну, я девушка крупная и могу себе позволить, и, кроме того, я никогда еще этого не пробовала, — меланхолично защитила себя Дороти, просматривая меню и пытаясь не пустить слюну, натыкаясь на столь завлекательные описания сладостей, содержащих шоколад, фрукты, крем и всякие другие вкусности. К тому же, убеждала она себя, от того, что меньше ешь, рост не уменьшится. Просто превратишься в одну из тех костлявых особей — она насмотрелась на них в журналах, — на теле которых нет ничего, что позволяло бы определить их принадлежность к женскому полу. — Итак, — продолжила она после того, как заказанная экзотика, безумно вкусная и объемная на вид, была водружена на стол перед ней, — я не ощущаю никакой вины.

— И не надо. Меня вдохновляют женщины с хорошим аппетитом.

— Хотите попробовать? — Она зацепила ложкой изрядный кусок деликатеса, чувствуя себя отчаянно храброй и свободной от комплексов, и вытянула ложку к нему. В тот момент, когда рот Роберта сомкнулся вокруг ложки с содержимым, их глаза встретились — искристое сплетение изумрудно-зеленого и сапфирово-синего — и она почувствовала, как вскипела кровь и радостно заструилась по венам.

— Очень вкусно! — Его взгляд продолжал бархатисто скользить по ее лицу, почти физически создавая тактильное ощущение. — У меня к вам предложение… — Роберт вдруг резко наклонился и провел пальцем вдоль линии ее рта, извиняюще бросив на ходу:

— У вас крем прилип.

— Что за предложение?

Кожа горела в том месте, где он до нее дотронулся. А что будет, если позволить этим пальцам блуждать по всему ее телу, по всем его закоулкам сверху донизу? Вновь волна разбуженной чувственности вперемешку с чувством неосознанной вины. На этот раз в увязке с его невестой. Почему тело сейчас неподвластно голове? Почему оно ведет себя так, будто он сделал с ним что-то непозволительное? Она отодвинула от себя остаток десерта и решительно приказала себе собраться с мыслями, с силами и вести себя достойно.

— Вначале расскажите мне, почему вы сами так цепляетесь за эту компанию? — воздержался от немедленного ответа Роберт. — Я ведь раскрыл вам свои темные тайны, так что теперь ваша очередь.

— А у меня нет никаких темных тайн. — Она окинула взглядом две почти пустые бутылки вина и осознала, что выпила гораздо больше, чем казалось. О, благословенное чувство морального облегчения. Значит, именно вино было виновником ее грязных мыслей. — Причиной, по которой я стремлюсь удержать компанию за собой, является открывшаяся возможность помогать своему отцу в его научных разработках. Дело в том, что мой отец, используя растительные продукты, работает над лекарством для лечения некоторых тропических заболеваний. Вас удивит, сколь много лекарств производится из растительных компонентов, извлеченных из различных тропических деревьев и трав. Мы делаем обычные прививки местному населению от некоторых заболеваний, но они также используют и массу собственных, самодельных лекарственных средств, причем большинство этих средств действительно имеет высокий целебный эффект. Компания МФИ обладает технологиями, которые могут обеспечить дальнейшее проведение разработок в гватемальском центре. Если я продам вам компанию, у меня не будет доступа к специальному оборудованию, столь необходимому для достижения успеха в работе отца.

— Выходит, перед нами неразрешимая дилемма. — Он жестом велел официанту принести счет и отослал его назад с платиновой кредитной карточкой, едва взглянув на итоговую сумму, а затем продолжил:

— Продав мне компанию, вы потеряете возможный источник поддержки исследований отца и вся научная работа пойдет ко дну. С другой стороны, вы видели бухгалтерский отчет, в основном все в минусе. То есть и в случае сохранения ее за собой вы в проигрыше. Но, как я уже сказал, у меня есть предложение.

— Какое?

— Гуру Кристофер сообщил вам обо всей собственности, которую вы унаследовали?

— Ну, он сказал мне о том, что еще у меня есть где-то дом. У меня не было возможности толком разобраться с наследством, — призналась Дороти. — Я была полностью поглощена решением проблем с компанией.

— Суть в том, что, помимо дома в Лондоне, у Филиппа была еще сельская усадьба. Некоторая часть этой собственности завещана ряду бывших иждивенцев покойного, в том числе и Стелле. Однако главным владельцем поместья и земель являетесь вы. А что, их светлость гуру Кристофер вам этого не объяснил? — недоверчиво спросил Роберт.

— Во-первых, не называйте его «гуру». Во-вторых, да, он упоминал о наличии дома за пределами Лондона. Я не обратила на это особого внимания. Я просто приняла к сведению его наличие, но решила, что речь идет о небольшом загородном домике. — Она замолчала, увидев, что недоверчивое выражение лица Роберта сменилось на откровенно насмешливое.

— Вы имеете в виду, что это что-то вроде маленького, уютного сказочного домика с чистенькой лужайкой, окруженного живой изгородью? Может быть, на лужайке даже растет деревце, а то и целых два?

11
{"b":"2592","o":1}