ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стелла забросала ее целым ворохом вопросов. Ее интересовало буквально все: жизнь Дороти в целом, образование, что она чувствовала, живя вдали от магазинов, чем питалась, что пила, болела ли когда-либо малярией, как выглядели окружающие ее люди, как выглядит ее отец. Когда обсуждение дошло до Марка, собеседница тут же среагировала на него, хотя его имя было упомянуто мимоходом. Видимо, сработал какой-то извечный женский инстинкт.

Послав Дороти заговорщицкую улыбку, Стелла прокомментировала:

— Итак, в твоей жизни было и кое-что, выходящее за рамки обычного. Ну и как он выглядит, твой тропический рыцарь?

— Мы почти не попробовали салат за разговорами, — пыталась уйти от ответа Дороги, предвидя массу последующих щекотливых вопросов. Отвлекающий удар достиг цели, и Стелла послушно уткнулась в тарелку, извлекла из нее пару зеленых листьев и отправила их в рот. — Ну ладно, — сжалилась Дороти над любопытной и послушной кузиной, — он чуть ниже меня, худощавый, с каштановыми волосами, носит очки, по национальности француз.

— А почему бы не расширить описание? — Стелла быстро покончила с салатом, дабы не отвлекаться от главного при встрече двух женщин: от сплетен на любовные и прочие волнующие темы. — Например, как насчет его сексуальности?

Проблемы сексуальности касаются в первую очередь твоего жениха, подумала Дороти, но быстро подавила бестактную мысль и замялась, не зная, как повыгоднее для себя и поуклончивее описать ситуацию. Однако Стелла не стала дожидаться ответа, найдя его в смущенном виде собеседницы:

— Думаю, вы оба были просто переполнены вожделением.

— В тропиках слишком жарко для вожделений. Тело постоянно липкое, потное и вялое.

— А откуда же тогда у туземцев джунглей берутся дети?

— Это лучше узнать у них самих. А мне хотелось бы услышать о твоем женихе, о ваших отношениях с ним, — несколько смущенно попросила Дороти, пытаясь одновременно уйти от предыдущего вопроса и перейти к интересующей ее теме.

Стелла слегка приподняла в удивлении брови, усмехнулась и отложила опрос.

— А что ты хочешь узнать о нем?

— Должно быть, мысль о том, что ты скоро станешь замужней женщиной, будоражит уже сама по себе?

— Да, но ведь я только помолвлена, вопрос о следующем шаге пока не стоит. Так что говорить о скором замужестве рано.

— Я не настаиваю, просто хотела спросить. Понимаю, что это в общем-то не мое дело.

— Да нет, все нормально. Ты же моя родственница и более близкий ко мне человек в этом плане, чем другие. Во всяком случае, из моих ровесников. А мне иногда надо с кем-нибудь поделиться личным. У меня есть пара тетушек в Йоркшире, но им уже за восемьдесят. Дело в том, что Роберт постоянно занят делами и…

— А почему ты не требуешь, чтобы он определился со сроками свадьбы? Стелла пожала плечами.

— Не так все просто, как кажется… — Подошел официант и принес счет. Они расплатились. Поднявшись из-за стола, Стелла как-то торопливо принялась объяснять:

— Я имею в виду, что Роберт весьма властен по характеру и не терпит женщин, которые излишне самостоятельны и требуют чего-то от мужчин.

— Ну и что? — неодобрительно заметила Дороги. — Если не требовать выполнения определенных вещей, то ты их и не получишь.

Вновь беспомощное пожатие плеч.

— Дело в том, что нас связали деловые отношения между ним и Филиппом Маккрейном, когда он стал моим отчимом, то есть в период до его развода с мамой. И Роберт сразу произвел на меня ошеломляющее впечатление, просто подавил собой.

— Не знаю, почему он так притягивает к себе женщин, с его-то нетерпимостью? — слукавила Дороти, хотя прекрасно понимала почему. Он притягивал к себе как магнит потенциалом своей личности, подавляющей окружающих властностью, уверенностью в себе, сопутствующим ему успехом, наконец.

— Тем, что он богатый и сильный телом и духом. Он просто внушает благоговение.

— Мне не кажется, что он вызывает благоговение. У меня, например, он иногда вызывает раздражение. Ладно, не будем больше о нем, лучше расскажи мне о загородном доме, который мы собираемся посетить в этот уик-энд. Роберт сообщил тебе о своем деловом предложении, связанном с этим домом?

Как выяснилось, ничего не сообщил, поэтому пришлось потратить несколько минут на объяснение.

— Ну и что ты собираешься делать? — спросила Стелла, пока Дороти соображала, с какой стати Роберт скрывает от своей невесты столь важную информацию. — Если он сделал такое предложение, значит, будет давить и дальше, добиваясь его принятия. Он никогда не идет на компромисс в делах. Да и в других вопросах не склонен к компромиссам.

— Меня не волнует, чего хочет он. Мне надо сначала осмотреться и подумать. А потом уже принимать решения.

На этом они и расстались, разъехавшись по своим домам на такси.

Что касается возможных английских правил формирования гардероба для загородной поездки, то Дороти решила не утруждать себя их выяснением и соблюдением. Она надела джинсовый костюм, кроссовки и упаковала в рюкзак кое-какую запасную мелочь, в частности зонтик, смену белья и кое-что из косметики.

Однако, когда в начале десятого утра Стелла, приехавшая на машине вместе с Робертом, зашла за ней и увидела столь скромный багаж, глаза ее расширились от такой экстравагантности и вызова социальным приличиям. В ее голосе прозвучало неподдельное изумление:

. — Это что, все твои вещи?

— Да, но ведь мы едем всего-то на пару дней. Дороти забросила рюкзачок на заднее сиденье машины, запихнула туда же свое длинное тело, сложив его пополам, и весело поприветствовала Роберта, точнее его тщательно причесанный черноволосый затылок и отражение лица в зеркале заднего вида. Взгляд его был все тот же, к какому она уже начала привыкать, — изучающе настороженный и властный.

А Стелла продолжила свои радостно насмешливые комментарии по поводу багажа кузины:

— Да у меня одна косметика занимает больше места, правда, Роберт?

— Да, и намного, — подтвердил тот. Он покопался в бардачке и вытащил оттуда пухлый конверт. Передавая его Дороти, он сухо пояснил:

— Пара фотографий вашего маленького загородного домика. Возможно, вам будет интересно.

В пачке оказалось более двадцати фотографий, извлеченных из семейного альбома Стеллы. Они были сделаны в тот период, когда ее мать была замужем за Филиппом Маккрейном, и отображали в разных ракурсах главное здание поместья с пристройками и вспомогательными сооружениями. Снимки делала сама Стелла и, на правах автора перегнувшись с переднего сиденья, добросовестно и обстоятельно давала пояснения Наружные постройки использовались в прошлом как конюшни для лошадей, но сейчас пустовали. Бассейн был построен по настоянию матери невесты в качестве компенсации за утрату возможности постоянно жить в городе. Земельный участок был весьма обширен и включал лес, ручей и фруктовый сад.

— А кто за этим присматривает?

— Кристофер сохранил минимально необходимый обслуживающий персонал, — просветил Дороти Роберт. — Он предполагал, что вы захотите продать поместье, но не исключал и другую возможность. Но даже в случае продажи он хотел, чтобы давно работавшие в поместье люди сохранили свои рабочие места. Не знаю точно, сколько людей там сейчас работают и чем они занимаются, дабы оправдать свою зарплату. Мы со Стеллой не были в поместье уже несколько месяцев.

Дороти представила огромный каменный холодный и совершенно пустой дом и содрогнулась.

— Но там живет сейчас хоть кто-нибудь?

— Стелла связалась с управляющим — его зовут Энтони — и с его женой. Они обещали подготовить дом к нашему приезду и встретить нас Точнее говоря, небольшую часть дома. Большинство помещений в доме вообще никогда не использовались.

Они уже выехали за пределы Лондона, что позволило увеличить скорость. Вокруг простирались веселые зеленые лужайки, посадки деревьев и открытые взгляду просторы, о которых она уже начала забывать, проживая в замкнутом пространстве, огороженном унылыми кирпичными и каменными зданиями. Дороти погрузилась в собственные мысли, любуясь быстро меняющимся за окном пейзажем. Лето еще не сыграло свой заключительный аккорд, и голубое безоблачное небо создавало вокруг ощущение свежести и звенящей чистоты.

13
{"b":"2592","o":1}