ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Часа через два они сделали остановку в деревне, чтобы передохнуть, освежиться и размять ноги. Стелла, успевшая вздремнуть за время пути, вспоминала, как она жила в усадьбе, чем там занималась, чтобы скоротать время, сетуя на скуку и однообразие деревенской жизни.

— Зато там гораздо спокойнее, чем в Лондоне, — высказала мнение Дороти, которой нравился царивший здесь дух покоя и безмятежности.

Маленькая тихая деревушка с традиционным пабом, несколькими магазинчиками, построенными из грубо отесанного камня, и небольшой церквушкой разительно контрастировала с Лондоном с его бешеным ритмом, сутолокой и замкнутостью пространства. А насколько чище и свежее был здешний воздух! Казалось, его можно не вдыхать, а пить.

Вернувшись к машине, Дороти оставила открытым окно, позволив пьяняще свежему деревенскому воздуху свободно вливаться в салон автомашины, несмотря на протесты Роберта ссылавшегося на наличие кондиционера в машине.

Вскоре узкая боковая дорога, заставившая снизить скорость, вывела их на аллею, поросшую по обеим сторонам величественными деревьями, закрывавшими кронами полоску неба Впереди, в конце аллеи, проезд перегораживали массивные витые железные ворота, окрашенные в традиционный черный цвет. В настоящий момент ворота были уже распахнуты, а за ними виднелись поля и пастбища.

— Это все относится к вашим земельным владениям, — выступил в роли гида Роберт. — Овцы за лето обгрызли траву, но не всю. Примерно шесть акров ухоженных лужаек осталось нетронутыми. А теперь посмотрите вперед. Мы подъезжаем к дому.

Дороти подалась вперед, вглядываясь в надвигающийся фасад здания и чувствуя себя императрицей, прибывшей осмотреть свои царственные завоевания в сопровождении вассалов. Ей никогда в жизни не приходилось лицезреть такое великолепие. И все это великолепие принадлежит ей. Одна эта мысль уже кружила голову, и все вокруг казалось прекрасной сказкой и миражом. Внезапно в этот мираж вторгся голос Стеллы:

— А ты захватила купальник? Сегодня тепло и вполне можно позагорать и поплавать. Мне очень идет загар.

— Нет, купальника у меня вообще нет. А потом, у меня есть чем заняться здесь и без бассейна. Поброжу вокруг, посмотрю что к чему.

Встретивший их в огромном холле Энтони, человек средних лет с проседью на висках и мудрыми глазами, с вышколенными, сдержанными манерами и почтительным взглядом, как и полагается настоящему английскому дворецкому, вначале в течение нескольких минут провел краткие переговоры с Робертом, отойдя в сторонку. Дороти в это время застыла с открытым ртом, потрясенная великолепием внутреннего убранства этого рыцарского замка, достойного лордов и пэров Англии.

Стелла, уже давно привыкшая к великолепию интерьера, безразлично стояла рядом и, после того как Энтони забрал чемоданы из машины и понес их наверх, заявила, что пойдет поплавает с дороги, чтобы не пропадало втуне ни минуты хорошей погоды. А то вдруг вечером пойдет дождь? Правда, из вежливости предложила Дороги померить ее купальники, вдруг да подойдут.

Дороти со смехом отвергла это безумное, но лестное предложение, пожелав кузине развлекаться самостоятельно и не обращать на нее внимания. Почему-то она чувствовала себя намного старше своей новообретенной подруги и родственницы, хотя обе были практически ровесницы. В Стелле было что-то детское, непосредственное, что нуждается в постоянной защите и покровительстве. Наверно, это и привело ее к Роберту Каслу, под его крыло и в подчинение его воле.

Объект ее размышлений в это время стоял рядом, с удовольствием наблюдая за их пикировкой. Видимо, в его голове тоже бродили подобные сравнения. Как только Стелла удалилась своей легкой, танцующей походкой, он повернулся к Дороти и задумчиво протянул:

— Трудно поверить, глядя на вас, что вы почти одного возраста. Вы относитесь к ней, как к своей дочери.

Дороти снисходительно улыбнулась.

— Да, действительно. Иногда я ее мысленно воспринимаю как дочь. Она очень молода по своему поведению и мыслям. Но речь не об этом. Надо заняться домом. Может, сразу и начнем осмотр. Или вам надо немного отдохнуть? Сходите в бассейн, составьте компанию невесте.

— Да нет, пожалуй не стоит. Исполнять роль ящерицы на солнце мне не по нутру. — Но в душе он осознавал с некоторым раздражением, что с удовольствием взял бы на себя эту роль, если бы это дало возможность любоваться резвящейся в бассейне гватемальской наядой без всяких тряпичных излишеств на теле.

Во всяком случае, ему надо будет серьезно поговорить со Стеллой. Хотелось ему этого или нет, но за последние месяцы в их отношениях появились определенные нюансы, которые по мере накопления все больше свидетельствовали о том, что эти отношения исчерпали себя и подходят к концу. Сексом, который вполне устраивал обоих вначале, они практически не занимались уже несколько месяцев, а сейчас даже не говорили на эту тему. Конечно, можно было заявить, что причина в чрезмерной занятости, однако кого он собирался этим обмануть?

Суровой правдой было то, что, несмотря на определенную привязанность к невесте, она его уже больше сексуально не возбуждала. Иначе откуда бы появились эти грезы о раздевании женщины, стоящей сейчас перед ним? Попытки представить ее обнаженное тело? Это тем более странно, поскольку она совсем не в его вкусе. Слишком высокая и крупная, к тому же слишком умная и рассудительная. Однако почему-то появляется в его мыслях гораздо чаще, чем следовало бы.

Осознав, что неприлично долго и пристально смотрит на нее, он принял деловой вид и поддержал поступившее предложение:

— Хорошо. Осмотрим дом. Начнем с верхнего этажа, а потом спустимся вниз.

Дороти засомневалась, что двух дней будет достаточно для осуществления столь грандиозной задачи, но повиновалась и послушно последовала за ним по ступенькам витой лестницы, ведущей в небеса. В пути навстречу попалась Стелла с полотенцем в руках и широкой улыбкой на лице.

— Отправились в путешествие по дому? — спросила она, изобразив гримаску скуки и даже зевнув. — Думаю, посиделки у бассейна были бы гораздо более веселым занятием.

— Может, позднее присоединимся, — отреагировала Дороти тем кротким голосом, который обычно использовала при общении с детьми в классе, когда они спрашивали что-то явно нежелательное.

В общении со Стеллой эта методика вполне себя оправдала. Она пожала плечами, усмехнулась и ускакала, бросив на прощание:

— Ну что ж, тогда увидимся.

Интересно, что серьезного и ответственного Роберта могло привлечь в этой маленькой легкомысленной птичке? Или, может, действует сила взаимного притяжения разных полюсов. Человека всегда тянет к своей противоположности, Природа таким образом дополняет, обогащает и вносит разнообразие в биологическое развитие вида, компенсирует нехватку каких-то качеств у отдельной личности. Но все-таки их взаимоотношения — это еще одна загадка, подтверждающая, как мало она знает о жизни. У нее достаточно жизненного опыта для решения повседневных проблем выживания в джунглях. Но она совершенный профан и зеленый, как весенняя травка, новичок в эмоциональных сторонах жизни цивилизованного взрослого мира.

Боже мой, о чем говорить, если до сих пор, в ее возрасте, она все еще девственница!

Конечно, они с Марком обнимались, целовались и ласкали друг друга, но как-то поверхностно, несерьезно, в пределах определенных рамок, не доводя отношения до их естественного разрешения. Да она и не чувствовала в себе желания идти дальше. Марк был взрослее и опытнее, и он-то, конечно, хотел такого развития. А может, он, как и Роберт, предпочитал тех женщин, которые были достаточно женственными и вели себя как женщины. И у нее никогда бы не появились такие мысли, если бы она не прибыла в Англию и не общалась бы с человеком, чья массивная, мускулистая фигура сейчас уверенно, неутомимо и решительно поднималась по ступенькам впереди нее. Именно этот человек стал главным источником нынешнего смятения в ее душе.

Пока Дороти с безопасной позиции сердито сверлила спину Роберта взглядом, он рассказывал длинную историю этого дома.

14
{"b":"2592","o":1}