ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я думаю, что данное междометие означает «да, — сказала Дороти.

— А откуда вы знаете, что я имел в виду? — Голос Роберта звучал холодно и отстраненно.

Обе дамы с удивлением воззрились на него. Что за выпад? Самое странное, что первой взорвалась Стелла.

— А зачем грубить? Почему бы тебе не расслабиться и не отдохнуть от командования всеми и вся? Почему ты всегда распоряжаешься, как будто все обязаны действовать только в соответствии с твоим хотением? Почему ты…

Этот взрыв давно сдерживаемых эмоций был прерван Робертом. Окинув мрачным взглядом невесту, он жестко и медленно процедил:

— Думаю, вам обеим лучше отдохнуть перед обедом. Эмили ждет вас на кухне. Она покажет вам ваши комнаты.

Дороти поспешила удалиться с места конфликта. Реакция Стеллы изумила ее своей неожиданностью. Неужели на нее так повлияли мои высказывания по поводу неравноправных взаимоотношений невесты и жениха? — подумала она. Во всяком случае, оказавшись невольным свидетелем сцены между двумя столь близкими людьми, она чувствовала себя неловко.

Глава 6

Когда через пару часов Дороти появилась на кухне, она нашла там одну Стеллу. Стол был накрыт, но только на двоих, и та возилась вокруг кухонной плиты, как заправская кухарка. Она была одета в легкие брюки и шелковую блузку, волосы были стянуты в хвост.

— Роберт уехал, — сразу же пояснила она ситуацию, не дожидаясь вопроса.

— Куда?

— В Лондон. Поэтому я сказала Энтони и Эмили, что мы справимся с обедом сами и им нет необходимости оставаться.

— Так ты приготовила все это сама? Она не смогла скрыть недоверие в голосе, ибо никак не ожидала, что у Стеллы, учитывая ее внешний инфантилизм, окажутся такие кулинарные способности.

— Ну что ты! Конечно нет, — засмеялась Стелла. — С ума сошла? Я умею готовить только тосты и яйца всмятку. Просто Эмили все приготовила заранее, а я разогреваю в точном соответствии с ее детальными инструкциями. Она мне даже на бумажке записала, сколько времени разогревать каждое блюдо и что с ним потом делать. Похоже, она очень боялась, что я все погублю.

— Но ты справилась!

— Ну, не совсем. Я забыла про суфле, и оно успело сгореть, превратившись в отвратительную черную массу. — Она налила в бокалы вина и присела за стол с легким вздохом. — Здесь достаточно еды, чтобы накормить целую армию. Надеюсь, ты проголодалась, а то у меня совсем пропал аппетит.

— Тебе не надо было вступаться за меня. Прости, — перешла на личные дела Дороти. У нее сжималось сердце при виде маленькой фигурки брошенной невесты, выглядевшей еще более хрупкой и беззащитной без своей обычной косметики, со стянутыми в хвостик волосами.

— Глупости. Это не твоя вина. — Стелла подцепила вилкой пару ломтиков овощей, изучая их с преувеличенным вниманием. Затем, передумав, отложила вилку и отпила немного вина. — Мы давно должны были решить этот вопрос, но как-то все откладывали. Время летит быстро, и все в жизни проходит, все меняется. Мы никогда не ссорились всерьез, но и никогда серьезно не разговаривали. Просто в последние месяцы все как-то механически катилось вниз. Ни дискуссий, ни всплесков эмоций, ни развлечений — просто два благополучных человека изредка общаются и не хотят при этом отравлять друг другу настроение.

И так все и шло благополучно, пока не появилась я, мрачно подумала Дороти, остро ощущая свою вину. Единственным утешением для нее в эту минуту было обилие еды на столе. Еды было столько, что она вполне могла восполнить все упущенное не только во время сегодняшнего ланча, но и за все время пребывания на английской земле. В ресторанах с традиционной британской кухней подавали изящные тарелочки с крошечными порциями мяса, обложенными микроскопическими дольками разноцветных овощей для обогащения цветовой палитры. Очень красиво, но безвкусно.

А вот здесь было все по-деревенски просто, но зато много и вкусно. Настоящая манна небесная, нектар и амброзия для изголодавшего тела и удовлетворения через желудок исстрадавшейся женской души. Кто это придумал, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок? А к женскому? Классическая сентенция мужских шовинистов, угнетателей женского пола и узурпаторов-феодалов с их правом первой ночи. Ибо дорога к женскому сердцу в не меньшей степени пролегает через хороший, обильный стол, а заодно — через изысканные комплименты, лучше тоже во время обеда или после него, но не вместо.

— Итак, у вас, судя по всему, все закончилось? — подытожила Дороги.

— Да! Я вернула ему обручальное кольцо и, откровенно говоря, почувствовала облегчение. Внешне все было очень цивильно, с соблюдением светских правил и приличий. Просто мы обсудили ряд вопросов, а не спорили по ним. Роберт не любит сцен. Можно сказать, что мы расстались друзьями.

— Ну, как говорится, лучше плохой результат, чем никакого. По крайней мере, есть ясность.

— Да, хотя, конечно, мне будет его не хватать. Мы привыкли друг к другу. Но привычки в отношениях между мужчиной и женщиной недостаточно. На этом семью не построишь. Нужна еще и божья искра.

— Я тоже так думаю. — Дороги вспомнила о Марке. Хотя вопрос о браке между ними не стоял, но пару раз Марк в шутливой форме предлагал свою руку и сердце. Но как можно выйти замуж за человека, которого воспринимаешь как брата? Сразу возникает ощущение инцеста.

К Стелле постепенно возвращалась ее привычная живость. Ей даже удалось взяться опять за вилку и нож и употребить их в дело, переправив с их помощью в рот половину содержимого ближайшей тарелки.

— Я поняла, что мне нужны гром и молния в чувствах, бушующее пламя страсти, а не приятное тепло у домашнего очага. Мне не нужно то, к чему стремится большинство женщин. Кроме того, Роберт всегда относился ко мне как к ребенку, взбалмошному и не очень умному. Он старался не говорить со мной на серьезные темы и не усложнять речь длинными фразами и заумными словами. А то вдруг не пойму, о чем идет речь.

— А ты говорила ему об этом?

— А смысл? У меня не было желания вступать на тропу войны. Я чувствую сейчас облегчение оттого, что мы расстались. Это печально, но это и освобождение. Так что я теперь вновь свободная женщина и примусь искать более приемлемого партнера.

Стелла одним глотком осушила бокал и вновь наполнила его. Несмотря на попытки храбриться, она выглядела достаточно жалко.

— Думаю, при твоих данных ты найдешь себе партнера быстрее, чем я смогла бы найти и убить змею в джунглях, — по-женски поддержала ее Дороти. — Она наконец почувствовала давно забытое теплое чувство сытости и довольства. С удовлетворением хорошо и с пользой поработавшего человека она отложила в сторону вилку и нож и даже отставила опустевшую бутылку, чтобы не заслоняла горизонт. Теперь, должным образом подкрепившись, можно было подумать и поговорить и о личной жизни. — Вот мне эту проблему решить гораздо труднее. Я прибыла в этот чужой для меня мир из центра другого мироздания, из ниоткуда. Я здесь никому не нужна и посвящу свою большую, как и тело, но печальную душу безответному служению другим людям.

— Но у тебя есть Марк.

— Марк? Ну, он, пожалуй, не столько мужчина, сколько просто друг.

Обсуждение мужчин сопровождалось уборкой со стола и мытьем посуды.

— Так в нем есть искра или нет?

— Ну, мы так долго общались…

— Ты уходишь от ответа.

— Он прекрасный человек. Добрый, здравомыслящий, в то же время не зануда и не ретроград.

— А ты спала с ним?

— Как ты можешь? — Дороти была потрясена этим прямым и бестактным вопросом. О таких вещах в ее прошлом мире не принято было говорить вслух.

— Так спала или нет? — продолжала давить Стелла.

— Ты должна понять, что…

— Значит, нет, — решительно резюмировала Стелла.

— Нет! — подтвердила Дороти, опуская глаза и заливаясь краской стыда от непривычного набора слов и оттого, что не сумела оправдаться перед вопрошающим взглядом Стеллы.

— А тебя когда-нибудь пытались соблазнить?

16
{"b":"2592","o":1}