ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дороти почувствовала прилив какой-то родственной теплоты и, пробираясь сквозь толпу пассажиров, радостно замахала руками, привлекая его внимание.

— Ты так изменилась, что тебя трудно узнать! — каким-то изумленным недоверчивым голосом сказал Марк. Они крепко обнялись, а потом он слегка отстранил ее, чтобы рассмотреть получше. — И этот светский наряд! Так непривычно тебя в нем видеть. Ты прямо расцвела и стала еще красивей и даже взрослей. И очень элегантной. Куда девалась прежняя маленькая девочка в ярких, пестрых нарядах? — Его искренняя улыбка и какой-то домашний успокаивающий голос вносили умиротворение в ее больную душу, измученную стрессами новой жизни.

И самым приятным, возвращающим ее к прежней жизни, было то, что они сразу, не сговариваясь, заговорили по-испански. Для нее это явилось как бы очищением от того чуждого, что налипло на нее как шелуха за время напряженной лондонской жизни.

— Расскажи мне подробно обо всем, что произошло у вас за время моего отсутствия. Прежде всего, как там папа? Разобрался ли он наконец со своей системой медицинского учета, со своими файлами?

Они держались за руки, продвигаясь к выходу из аэропорта. Она, конечно, здорово изменилась, а вот Марк остался прежним. Почему-то он казался даже ниже и тоньше, чем она его представляла раньше. Но все такой же привлекательный в своих очках с круглыми стеклами и щедрой, открытой улыбкой.

— Я так рада, что ты смог приехать. Можно сказать, пожертвовал своим отпуском. Вместо того чтобы навестить своих родных во Франции. Где они живут, в Бретани, Нормандии или в самом Париже?

— Не смог устоять перед искушением. Уж очень хотелось увидеть крошку Дори вне джунглей.

За рассказом о новостях гватемальской жизни незаметно прошла дорога до Гринлейн-хаус. В холле дома Марк долго и с интересом оглядывался, по своей французской привычке изредка надувая щеки от восхищения.

— 0-ля-ля! Ты тут неплохо устроилась. Но все же ты интереснее и симпатичнее, чем твой дом.

Марк стоял всего в двух футах от нее, их глаза встретились, но ничего не шевельнулось в ее душе, во всяком случае ничего эротического. Просто перед ней был человек, который иногда своим легким флиртом вызывал у нее какие-то романтические чувства, но не более. И если она и чувствовала иногда что-то, то это, скорее всего, было отношение сестры к старшему брату. Она поймала себя на мысли о том, что сейчас он даже воспринимается как дальний родственник, приехавший в большой город из захолустья. Бедный родственник из деревни к богатым и более удачливым горожанам. Она не ощущала ничего такого, чтобы можно было бы сравнить с теми эмоциями, которые вызывало у нее общение с Робертом.

— Да, а твой отец беспокоится о тебе.

— Почему? — встревожилась Дороти. — Какие-то конкретные причины? У меня все благополучно.

— Ты сама виновата. Ты ведь так настойчиво просила меня приехать. Он это воспринял как признак неблагополучия. Решил, что тебя надо спасать. Что ты в отчаянии.

— Ну что ты. Конечно нет! Просто очень хотелось увидеть тебя. Я ведь не собираюсь оставаться здесь навсегда. Поэтому мне хотелось, чтобы ты использовал возможность, чтобы посмотреть Лондон. Точнее, чтобы мы посмотрели его вместе. Вот и все.

— Ты действительно ничего не скрываешь?

— Абсолютно! Пойдем на кухню, я тебя чем-нибудь накормлю. Может, хочешь съесть что-нибудь особенное? И что-нибудь выпить покрепче? Не слишком устал в полете? Я так всю дорогу спала. Если хочешь, могу довести тебя прямо до спальни.

— Ну если по порядку отвечать на твои вопросы, то получится «да», «да», «нет», «да», и как можно скорей.

Они добрались до кухни, где Дороти начала готовить Марку выпивку. А он в это время пытался понять, что же на самом деле происходит с ней. Эти размышления не помешали им болтать о всякой всячине, пока она смешивала виски с содовой и со льдом, памятуя его вкусы и высказывания о том, что это самый лучший напиток для джунглей: утоляет жажду и обеззараживает организм от вредных микробов. Себе она налила бокал «Шато Марго» урожая 1882 года. Она вспомнила, как просвещал ее Роберт по поводу того, как надо выбирать и пить вина. Да и Стелла успела внести свою лепту в воспитание культуры потребления спиртных напитков.

Однако, когда Дороти и Марк встречались взглядами, в глазах последнего высвечивались вопросы и беспокойство. Наконец, когда она провела его в отведенную для него комнату, он не выдержал.

— Как ты решила вопрос о продаже компании? И о сроках возвращения?

— Пока никак. Возможно, я и не буду ее продавать. Я запланировала совместное с тобой посещение производственных цехов компании и ее лаборатории. Тебе как специалисту-медику это должно быть интересно.

— Боюсь, я к этому не готов. Но меня, как и твоего отца, интересует в этой связи другой вопрос. В разговоре с ним ты вскользь упоминала о человеке, который хочет купить эту компанию, о Роберте Касле. А сейчас ты ничего не говоришь о нем.

— ; Да, он сделал мне деловое предложение. Но характер его несколько изменился, что дает мне надежду на сохранение и развитие компании. Он предлагает инвестировать значительные средства в компанию на ее оздоровление в обмен на загородную усадьбу, которую я тоже получила по наследству.

— Подожди, Дори. Если я правильно понял, этот человек, чье имя ты избегаешь упоминать, предлагает вложить миллионы в компанию в обмен на твой дом? В весьма убыточную компанию, погрязшую в долгах?

— Но это большой дом!

— А ты уверена, что в обмен на деньги он хочет только дом? — В его голосе звучала ирония. — Может, он и тебя хочет в придачу, в нагрузку к сделке?

Дороти возмутилась. Уперев руки в боки, приняв традиционную женскую воинственную позу, она выпалила ему прямо в лицо:

— Нет! Я не вхожу в предмет сделки! Никаким образом! И нельзя говорить гадости женщине! Он мне вообще не подходит, это не мой тип, а я не в его вкусе. Он слишком грубый и заносчивый, нетерпимый деспот и садист. И совершенно не умеет обращаться с порядочной женщиной.

Марк притворно поднял обе руки вверх жестом сдачи в плен и капитуляции перед бурным натиском амазонки.

— Хорошо, я понял, что ты хочешь сказать. Грубый, жестокий и садист. Как раз тот тип мужчины, который может негативно воздействовать на женщину с сильным характером и самостоятельным мышлением.

— Точно. — Дороти слабо улыбнулась и подмигнула ему.

— Да, чувствуется, что ты вросла в мир богатых и красивых. Как говорится, гадкий утенок превратился в белого лебедя.

— Заткнись, а то тресну чайником по голове, — смягчила улыбкой эту угрозу Дороти.

— Слушаю и повинуюсь, о госпожа! Я уже весь трясусь от страха.

— Чем дерзить не по делу, лучше пойди приляг с дороги. У тебя не так много времени осталось от отпуска. А у меня разработана весьма насыщенная программа твоего пребывания в Лондоне. В частности, уже завтра вечером мы втроем, вместе с кузиной, идем в театр. Ей просто не терпится тебя увидеть.

— Наверно, ты ей рассказала про меня какие-нибудь фантастические истории, что-то вроде новых подвигов Геракла в джунглях. И она ожидает увидеть живого Тарзана. Я не забыл твои розыгрыши в Гватемале. Помнишь, как мы как-то были в городе и ты решила купить себе кофточку, очень широкую и цветастую. А примерять заставила меня, да еще долго объясняла продавщице, что это у меня такое завихрение в мозгах, некая аномалия, что я обожаю носить женскую одежду. Мол, пробовали отучить, но не помогло. И что я даже тайно женское белье ношу. Да еще принялась объяснять ей, что это совсем не опасное чудачество, пусть носит, если нравится. Видела бы ты выражение лица этой продавщицы в тот момент, особенно ее взгляд. Какая-то смесь отвращения и жалости.

— Я тогда была маленькой.

— Ничего себе маленькая, девятнадцать лет! В целом, однако, несмотря на мелкую пикировку, вечер прошел благополучно и завершился на теплой ноте. Упоминать о Роберте Касле, согласно негласной договоренности, обе стороны старательно избегали. Дороти не хотелось, чтобы Марк воспринял ее отношения с Робертом как начинающийся роман или фривольное любовное приключение девушки, впервые вырвавшейся на свободу из строгого родительского дома.

20
{"b":"2592","o":1}