ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А, с другой стороны, он поступил как джентльмен, сразу взяв на себя обязательства перед соблазненной девушкой. Она должна была быть счастлива, прыгать от радости, а не дуться и не устраивать сцены. Какая-то странная реакция. Стелла, во всяком случае, выразила бы искреннее удовлетворение. Мол, наконец-то свершилось. Непонятно, чего ей еще надо? Может, какие-то проблемы, связанные в этом случае с предстоящим расставанием со страной, где она провела большую часть своей жизни? Возможно, есть еще какие-то неизвестные ему проблемы практического плана, требующие времени для их разрешения.

Эти размышления, подсознательно направленные на самооправдание и самоуспокоение, в конце концов дали позитивные плоды. Роберт успокоился и решил проявить широту натуры и понимание женской психологии, когда Дороти наконец вышла из ванной уже полностью одетая.

— Послушай, о чем я тут подумал. Естественно, у тебя могут возникнуть сомнения по поводу окончательного переезда в Англию из Гватемалы. Но ты сможешь летать туда, к отцу, в любое время, когда захочешь. И, конечно, твой отец сможет приезжать к нам, когда ему будет удобно.

Монолог произносился уже в движении, поскольку Дороти прямиком из ванной, почти не прислушиваясь и ничего не объясняя, вышла из спальни и устремилась вниз по лестнице. Роберт едва успел схватить свои туфли в руки и последовать за ней. В дверях, на выходе из дому, он все же успел опередить ее и перегородил проход, одновременно натягивая туфли прямо на босу ногу.

— Да, ты прав, — вынужденно прервав свой бег, ответила Дороти. — Я ведь даже еще не думала об этой проблеме.

— А о чем же ты думала? — несколько агрессивно и требовательно задал он новый вопрос, заставивший Дороти вновь замкнуться в обороне.

— Ты что, добиваешься, чтобы я прямо сейчас, с ходу, выдала тебе однозначно «да» или «нет» на все твои вопросы?

— Я тебе уже сказал, что вполне понимаю твое желание и необходимость подумать над моим предложением, — произнес Роберт, уже с трудом сдерживая гнев.

Они молча дошли вместе до машины и тронулись в путь, некоторое время воздерживаясь от разговора. Затянувшееся молчание первым прервал Роберт.

— Я буду отсутствовать несколько дней. Вылетаю в Германию, оттуда в Данию, на деловые переговоры. Так что не буду висеть у тебя над душой. Надеюсь, что к моему возвращению у тебя уже будет ответ.

— Надеюсь, что да.

— Надеешься?

— Ну хорошо. Я дам тебе ответ.

— Это лучше. — Однако его лицо было мрачным.

Она понимала, что его гложет. Он сделал щедрое и благородное предложение и рассчитывал, что она сразу же с благодарностью его примет. Не сможет перед ним устоять. Очень выгодное предложение, сулящее хороший секс и хороший бизнес, без сложной нагрузки в виде труднообъяснимого и слишком требовательного понятия «любовь». Весьма разумное предложение. По этой сделке ей предлагался один из самых завидных в Лондоне женихов в комплекте с неограниченным доступом к деньгам.

А, по его мнению, альтернативным вариантом было добровольное изгнание из цивилизованного мира, возвращение в первобытные джунгли Гватемалы, к москитам и крокодилам, в затхлую, уныло-однообразную и примитивную жизнь маленькой общины, затерявшейся где-то на краю земли. Конечно, у нее будут большие деньги, даже очень большие, по ее меркам в джунглях. Но что с ними делать в том полудиком и ущербном мире? Она даже не сможет на них оказать должной помощи отцу в его медицинских исследованиях, ибо будет лишена возможности опереться на развитую научно-исследовательскую базу и производственные возможности МФИ. Ведь компанию ей все равно придется продать. Одна она ее не потянет. Для этого нет ни необходимых знаний, ни практического опыта, ни средств.

Так что для нее единственным достойным и удачным выходом является брак. Это взаимовыгодная сделка. Он тоже не останется внакладе, получив в свое полное распоряжение столь желаемую компанию, которая может стать перспективным, выгодным плацдармом для продвижения в мировой фармацевтический бизнес. И все будут счастливы.

— Ты надолго уезжаешь?

Хоть какой-то интерес в голосе, облегченно отметил он.

— Думаю, дней на пять-шесть. Все зависит от хода переговоров. Будешь по мне скучать?

— А ты? — Встречный вопрос моментально вылетел из нее, как шарик, отбитый после удара ракеткой в пинг-понге, вызвав столь же быстро удовлетворенную мужскую улыбку.

— Пока не знаю, нет опыта. А ты как думаешь? Наверно, буду. А вообще, думаю, небольшая разлука поможет проверить чувства. — Роберт произнес эту расхожую фразу-утешение, явно полагая, что его триумфальное возвращение к Заждавшейся женщине будет благополучным. И она, увидев своего спасителя, господина и повелителя, нетерпеливо и радостно выпалит ему прямо в лицо свое влюбленное: «да».

— Может, и так, — грустно и неуверенно прозвучал ее ответ.

Глава 9

Роберт Касл сидел за рабочим столом в своем кабинете, развернувшись к окну, и задумчиво смотрел в окно. Открывавшийся вид совсем не вдохновлял, ибо предлагал для просмотра только серо-свинцовое небо, придавившее собой столь же серый и безликий город внизу. Меньше чем через час предстояла деловая встреча с партнером в отеле «Савой», и у него возникло сильное искушение перепоручить ее кому-нибудь. Плохо, правда, что такое делегирование полномочий постепенно переходило в привычку и негативно оценивалось многими сотрудниками. Хотя, с другой стороны, он владелец и плевать ему на мнение наемных служащих.

Роберт развернулся в кресле и соединился по интеркому с Милдред, своей секретаршей. Он велел ей срочно связаться с Норманом, одним из своих вице-директоров, и объяснил кратко суть предстоящего тому поручения. Самому говорить на эту тему с Норманом и выслушивать его возражения у него не было настроения. Правда, и Милдред попыталась вмешаться в процесс управления компанией, заявив, что у того уже назначена встреча с другим партнером на это же время. Но попытка бунта и заговора подчиненных была подавлена в зародыше.

— Пусть свою встречу перенесет, а я уезжаю. И если будут возражения, передайте, что я плачу ему большие деньги. Так что пусть отрабатывает.

— Да, конечно, мистер Касл. А как вы себя чувствуете?

— Я чувствую себя отлично. А что, есть причины думать иначе? У меня, по-вашему, голос звучит, как у больного? — отрезал он и отключился, не желая продолжать дискуссию с мелкой сошкой. Много себе стала позволять.

Он вышел из кабинета в приемную, где Милдред с озабоченным видом сидела за компьютером. Набравшись смелости, она решила напомнить, что у него на сегодня запланировано еще три встречи'. При этом ее взгляд красноречиво указывал на висевший на стене прямо напротив нее месячный календарь мероприятий и деловых встреч с его участием, испещренный внесенными записями. Она опять некстати упомянула про здоровье, заметив, что сотрудники переживают за него. Похоже, пытается спровоцировать у него приступ бешенства, чтобы он обнажил клыки и покусал окружающих.

Роберт несколько раз глубоко вдохнул, прежде чем завершить полемику, чтобы не взорваться и не наговорить лишнего. По-своему, она права. Но на место поставить не мешает.

— Во-первых, мое состояние моих служащих не касается. Я плачу вам деньги не для того, чтобы вы проводили консилиумы и форумы в рабочее время по обсуждению моего здоровья и настроения и следили за каждым моим шагом. А во-вторых, я уезжаю на несколько дней, может и больше, точный срок пока определить не могу. Так что все намеченные на ближайшие дни встречи отмените или переназначьте. Номер моего мобильного у вас есть. Хотя я и сам не знаю, можно ли будет меня по нему достать там, куда я собираюсь.

На отдельной стоянке для машин руководства компании он забрался в свой служебный лимузин, даже не став вызывать шофера. Сел на место водителя и, не заводя мотора, достал из кармана пиджака бумажник, а оттуда уже слегка истрепанную и много раз перечитанную записку, которую он получил почти три месяца назад, когда вернулся из поездки в Германию и Данию.

28
{"b":"2592","o":1}