ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если не хотите, то вам не надо будет говорить что-то серьезное во время встречи с директорами, — продолжал свои поучения Кристофер, после того как они вышли из лифта. — Просто нужно почувствовать этих людей и ощутить дух компании.

Спустя четыре часа Дороти поняла, что легче сказать, чем сделать. Все директора и достаточно крупные держатели акций были на месте, за исключением Стеллы, которую ей как раз больше всего и хотелось увидеть. В их взглядах и поведении отражалась вся гамма переживаемых ими чувств по отношению к ней. Некоторые подозревали ее в закулисных маневрах за их спиной, некоторые испытывали чувство облегчения хотя бы оттого, что о продаже компании официально еще не было объявлено. Некоторые заискивали перед ней или, напротив, явно желали, чтобы она покинула капитанский мостик.

Все они были пожилыми мужчинами, где-то уже под шестьдесят. Когда один из них, Норман Уитли, отечески похлопав ее по руке, начал оправдываться за четыре года неудачного управления компанией, ссылаясь на то, что они «просто попали в полосу невезения», ей сразу же вспомнилось едкое выражение Касла, назвавшего их сборищем старых придурков.

Все директора принесли с собой личные доклады о положении дел в компании с изложением своего видения проблем и путей их решения. Но Дороти, видя, как впустую проходит время, решила закончить встречу, пообещав, что тщательно просмотрит их доклады после заседания. К тому времени, когда встреча закончилась, было уже половина восьмого. Измученную вконец Дороти даже не вдохновила фраза Кристофера о том, что она держалась молодцом. Сумела подбодрить и вселить в них надежду, в которой они так нуждались.

Ее голова форменным образом раскалывалась от переутомления и избытка информации, когда ей наконец удалось добраться в свой новый дом, к которому она испытывала самые теплые чувства. Прежде всего из-за двух вещей — набитого холодильника и уютной постели.

Однако, не успев атаковать первый из названных предметов, она вынуждена была подойти к телефону, из которого донесся тихий девичий голос.

— Кто это? — спросила Дороти, зажимая телефонную трубку между головой и плечом, одновременно пытаясь расстегнуть неподатливые пуговицы на одежде.

— Это Стелла. Я пыталась успеть на сегодняшнее заседание директоров, но не смогла из-за затянувшихся ранее назначенных деловых встреч. — Дороти прекратила возню с пуговицами и взяла трубку в руку. Стелла продолжала:

— Предлагаю для исправления ситуации встретиться сегодня. Например за ужином. Вы не смогли бы подъехать ко мне, я живу от вас всего в десяти минутах езды.

— Пожалуй. — Несмотря на усталость, стремление заполнить еще одну клеточку в калейдоскопе головоломки, в которую превратилась ее жизнь, было неодолимым. — Если вы назовете свой адрес и объясните, как к вам добраться. А как вызвать такси? Хорошо, дайте мне пятнадцать минут на сборы, и я выезжаю.

Перебирая свою одежду в поисках наряда для вечера, Дороти размышляла о том, как может выглядеть Стелла. Внутреннее чувство подсказывало, что ее не ждет ничего хорошего. Роберт Касл — этот мачо, созданный из бетона и стали, — естественно, подобрал себе невесту из того же материала. В этом ненормальном мире, полном интриг и происков, считавшихся естественной частью ведения дел, у нее начал развиваться здоровый скептицизм и даже цинизм. Этот цинизм подсказывал ей, что Стелла уже проинструктирована должным образом своим женихом, на чем можно сыграть во время предстоящей встречи для получения того, что им так необходимо. И невеста Касла специально не пошла на встречу директоров с тем, чтобы первая схватка с противником прошла наедине, без свидетелей и на ее собственной территории.

Она вышла из дому во взвинченном состоянии, полная мрачной решимости одолеть еще одного противника. Такси быстро доставило ее в Челси, где остановилось перед домом в викторианском стиле, столь же тщательно ухоженном, как и тот, который она только что покинула.

Дороти тревожно вздохнула, позвонив в дверь. Ее нервная система на сегодня уже почти истощилась и могла не выдержать нового испытания. Она вдруг испытала неодолимое желание вернуться назад, к простой жизни в Гватемале, со всей ее жарой, дикой красотой окружающей природы и повседневными делами, в мир, где не надо было постоянно ждать ударов и подвохов от окружающих. Интересно, какой еще удар ее ожидает? Казалось, в этом доме притаилось какое-то зло, для борьбы с которым требуется явиться во всеоружии — с порцией волшебного снадобья, помелом ведьмы и книгой заклинаний.

— Привет! Проходите!

Открывшая ей дверь женщина своим видом не соответствовала ее первоначальным предположениям. Скорее, даже не женщина, а юная девушка, чуть ли не вчера миновавшая порог совершеннолетия, с волнистыми каштановыми волосами и огромными голубыми глазами. Первозданную гладкость ее хорошенького личика еще не затронуло время. Даже на высоких каблуках она оставалась миниатюрной.

— Я правильно попала, в тот дом? — усомнилась Дороти, вглядываясь в планку на двери, — Я ищу Стеллу Маккрейн.

— Это я, — прозвучал милый, нежный голосок, сопровождаемый улыбкой. Когда она улыбалась, на щеках выделялись симпатичные ямочки. Девушка посторонилась, пропуская Дороти вперед. — Я так хотела увидеть вас, просто не могла дождаться. Если не возражаешь, давай сразу на «ты»? Мы же все-таки родственницы. Сводная двоюродная сестра! Я даже не знала о твоем существовании, пока Роберт мне не сказал об этом. Можешь этому поверить? Филипп никогда не упоминал о своих родственниках, даже в разговорах с моей мамой, — говорила Стелла, провожая Дороти в гостиную. — Ты должна мне все рассказать о своей жизни в тех местах. Я никогда не была на том континенте, никогда. Ты можешь в это поверить? Роберт сказал, что у вас в Гватемале была очень примитивная жизнь. Просто ужас! — Она повернулась и окинула Дороти взглядом, полным любопытства и восхищения. — Должно быть, сейчас все вокруг тебе кажется странным?

— Нет, не совсем, — улыбнулась Дороти. Впервые после того, как ее ноги ступили на английскую землю, она почувствовала себя в безопасности и расслабленной. Но оказалось, что это было несколько преждевременно.

В гостиной ее ожидал сам мистер Касл на стратегически выигрышной позиции. Он лениво развалился в кресле, так, чтобы полностью контролировать предстоящее поле битвы. Не в деловом костюме он выглядел намного моложе. Моложе, но оттого для нее не менее отвратительно. Легкие кремовые брюки еще более удлиняли его ноги, а рубашка с короткими рукавами и расстегнутым воротом обнажала его мускулистые руки и поросль темных волос на столь же мускулистой груди.

Дороти вдруг почувствовала нарастающую сухость во рту и в ответ на предложение Стеллы освежиться смогла только хрипло выдавить из себя:

— Воды или пива, пожалуйста!

— Пива? — в унисон прозвучали голоса будущих супругов. На их лицах было написано неподдельное изумление. — Может быть, немного вина? — первой отреагировала Стелла. — Оно прохладное и вкусное. У меня есть французское, настоящий «Мутон Ротшильд».

— Тогда вина, звучит неплохо, — согласилась Дороги.

Стела вышла из комнаты.

Дороти вздохнула и села в ближайшее кресло.

— Что вы здесь делаете? — Дороти саму удивил собственный вопрос. Присутствие этого человека настолько выводило ее из равновесия, что она говорила и делала то, чего ей самой не хотелось. Под пристальным взглядом его синих глаз ее кожа горела. Что-то противоестественное. Разве может взгляд человека вызывать подобную реакцию организма? Во всяком случае, ранее с ней такого не случалось.

Брови Касла поползли вверх в преувеличенном изумлении.

— Стелла моя невеста. Естественно, мне хотелось бы быть рядом с ней во время ее первой встречи с кузиной. У нее очень мягкая, нежная и ранимая душа. — Он опустил глаза при этой фразе, но на губах играла насмешливая улыбка. — Я не хотел, чтобы вы напугали ее.

— Я? Напугать ее? — Протестующий голос Дороти прозвучал слишком резко.

6
{"b":"2592","o":1}