ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В свою очередь она поведала ему о своих делах, приуменьшая свои проблемы. О Роберте Касле она просто упомянула как о неком человеке, который хочет, чтобы она продала ему свою компанию.

— Не позволяй, чтобы тебя толкали на то, что ты сама не хочешь делать, — встревожился отец.

— Не волнуйся! Я могу позаботиться о себе, папа! Этот человек меня вовсе не беспокоит.

— Проглоти его и выплюнь, — посоветовал отец с улыбкой в голосе. Но эта идея, вполне соответствовавшая духу жизни в джунглях, где требовались независимость и умение защититься, чтобы выжить, не согласовывалась с ее нынешней жизнью. Городская специфика взаимоотношений между полами требовала некой демонстрации женской беззащитности, что для нее было трудно понять и освоить.

Повесив трубку, она посмотрела в зеркало и увидела плохо одетую, не женственную, слишком длинную и не сексуальную девицу, с волосами, никогда не знавшими парикмахерской, со слишком рельефными мускулами от постоянных физических нагрузок. Благодаря своим мускулам, она не знала проблем с греблей на лодке по бурной реке или с прорубанием с помощью мачете тропинки через густые заросли. Но в таком большом городе, как Лондон, где не было бурных рек и густых тропических зарослей, таланты такого рода не требовались. В тропической жаре макияж был излишен, а здесь лицо без него выглядело голым и невыразительным. Одежда, которую она всегда носила в джунглях, была просторной и функциональной. Похоже, что на своем трудном жизненном пути Дороти забыла, что она все же женщина. Эта мысль привела ее в угнетенное состояние. Вспомнилась Стелла с ее длинными, тщательно ухоженными ногтями, окрашенными в перламутровый цвет. И какой контраст со Стеллой представляю собой я! — подумала она, глядя в зеркало.

А Марк считает меня привлекательной, пришла несколько успокаивающая мысль. Или это он только говорит? Или просто она выглядела лучшей на фоне остальных женщин?

Пять часов, проведенных в магазинах на Оксфорд-стрит, хотя и не стали целительным бальзамом на раны, но существенно ослабили душевные страдания. Правда, она потратила массу времени впустую, решая, какие из них стоит посетить, а какие нет, и беспорядочно кружась по магазинам. Несколько раз ее буквально сметало волной покупателей как щепку, захваченную в потоке наводнения. Лондонцы двигались быстро и целеустремленно, и среди них не было места для девушки, не знавшей толком, что ей надо.

В конце концов она оказалась в «Харви энд Николз», где и вручила себя опытной продавщице.

Дороти приобрела пару деловых костюмов, три юбки и жакеты, пригодные для работы в компании. Обзавелась джинсами, рубашками и джемперами для плохой погоды и на будни. Купила несколько пар изящных туфель. Потом, окончательно отбросив осторожность, решила украсить себя легкомысленным ажурным бельем, весьма непрактичным по ее прежним меркам. Она даже позволила продавщице убедить себя разориться на два платья, черное и темно-зеленое, которые, по твердым и трудно оспариваемым заверениям специалиста, очень ей шли.

— Но они слишком облегают и слишком короткие, — слабо возразила Дороти.

— Зато они сексуальные, — уверенно объяснила продавщица, оценивающе разглядывая свою жертву и подталкивая ее к примерочной.

До примерочной у Дороти было предчувствие, что она в этом платье будет выглядеть как полено. Но когда она увидела себя в зеркале, то поняла, что с поленом она погорячилась, явный перегиб и недооценка себя. Конечно, высоковата, но стройна и, как оказалось, с эротическими изгибами. Длинные загорелые ноги, казалось, продолжали расти прямо на глазах. Груди, не замаскированные более мешковатой одеждой, провокационно и целеустремленно выдавались вперед.

— Конечно, вам бы еще надо сделать какую-нибудь модную прическу, — восхищенно льстивым голосом подлила масла в огонь продавщица.

Волосы Дороти были длиной до плеч и неровно пострижены, скорее обкромсаны по краям, в результате нерегулярных процедур домашней стрижки, не слишком квалифицированной и обычно наспех. Отец был хороший медик, но вот парикмахер из него явно не получился.

— А мне нравятся мои волосы, и я не хочу их укорачивать, — простодушно ответила новоявленная примадонна импровизированного подиума.

Но Бог с ней, с прической. На данном этапе она справилась с главным — с покупкой целого вороха одежды. И постаралась при этом избежать мысленного пересчета потраченных сумм на стоимость более полезных вещей для жизни в Гватемале. Она также приобрела набор косметики, что заняло массу времени, поскольку предлагаемый выбор цветов и оттенков на все случаи жизни был просто невероятным. По завершении шоп-тура по магазинам ее сумки с покупками весили столько же, сколько дюжина сумок с лекарствами, школьными учебниками и удобрениями вместе с лодкой или повозкой в прошлой жизни. Но это стоило того.

Она поняла это, когда вечером посмотрела еще раз на свое отражение в зеркале. Из него на нее смотрела потрясающая женщина в коротком черном облегающем платье, в изящных черных туфлях и с сияющим лицом. Розово-перламутровые губы, выгодно оттенявшие ее загар, легкий мазок румян на скулах и увеличивающая глаза тушь, как будто в них впрыснули адреналин.

Глава 4

Дороти открыла дверь Роберту Каслу и услышала сухо-банальное:

— А, хорошо. Вижу, вы готовы. Не люблю томиться в ожидании, наблюдая бесконечные женские сборы в последний момент.

Она гордилась своим новым обликом и рассчитывала вызвать восхищенное удивление со стороны этого грубияна, но после его слов почувствовала разочарование.

Захлопнув за собой дверь, она проследовала за ним к машине. Опять эти неожиданные, раздражающие перемены в его поведении. То он едко язвит по поводу ее внешности и неспособности жить в быстром, деловом ритме. А когда она что-то делает для исправления ситуации, то даже не соблюдает правил этикета, не говоря уж о комплиментах даме по поводу ее внешности.

— Вы захватили с собой обещанные документы, чтобы я могла их просмотреть?

— Они в автомобиле.

Глаза Роберта быстро пробежали по ее фигуре, складывающейся пополам, чтобы сесть в лимузин.

— Вижу, что удачно прошлись по магазинам?

— Да, вполне, спасибо.

— Ну и как, теперь мнение не изменилось насчет бесполезности хождения по магазинам? — насмешливо поддел он ее.

— Да нет! Длительное блуждание по этим заведениям в любом случае напрасная трата времени.

— Ну, насчет длительности и бесполезности — это уж ваша вина. Я ведь советовал взять с собой Стеллу.

— А она всегда вас слушает?

— Как и большинство людей! — прозвучал ответ.

— Это потому, что вы такой напористый? Собеседник нахмурился и на секунду потерял контроль за движением, из-за чего чуть не врезался в черный лимузин впереди, едва успев затормозить в последний момент.

— Не могли бы вы не отвлекать меня, когда я за рулем? Движение в Лондоне как скачки с препятствиями. Меньше всего мне хотелось бы, чтобы наша поездка закончилась в больнице.

— И во всем буду виновата я, хотя лишь пытаюсь вежливо вести светский разговор?

— Обвинять меня черт знает в чем — это и есть, по-вашему, вести светскую беседу? Я не бегаю кругами, крича на людей, и не командую ими, указывая, что им делать и как жить. Я весьма покладист, убедителен и обычно всегда прав.

Роберт не был идиотом или эгоцентристом, чтобы вообразить, что эта язвительная штучка специально для него вырядилась в столь сексуальный наряд, но нервы это будоражило, как катание на американских горках. В таком одеянии она даже пахла более женственно. Красивый изгиб шеи, глубокое декольте, наполовину открывающее округлости груди. Стелла, с ее тонкой мальчишеской фигурой, не могла конкурировать в его воображении с такой зрелой женственностью форм. Конечно, это не ставит под сомнение его верность невесте. Это просто естественная реакция мужчины на красивую женщину в стильной одежде. Наоборот, было бы странно, если бы он не среагировал. В конце концов, он живой человек, с горячей кровью и обязан ценить то, что даровано самой природой. В разгар процесса мыслительной деятельности в сознание вдруг проник ее вопрошающий голос:

9
{"b":"2592","o":1}