ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миллион вялых роз
Игра престолов
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Дочь лучшего друга
Мой личный враг
Рельсовая война. Спецназ 43-го года
Тайна Голубиной книги
За тобой
A
A

«Елки зеленые!» — тяжело выдохнул Сашка. Он такое видел только по телевизору. А уж ученикам дяди Жени это даже и не снилось!

У костра начали спорить, подзадоривать друг друга, и Сашка смотрел во все глаза. Там, в кругу, явно что-то происходило, и, насколько он понимал ситуацию, кто-то или прямо сейчас проделает что-нибудь не менее крутое, или он попал.

— Давай, Боб, вперед, — раздался наконец требовательный голос.

— Ладно-ладно, щас принесу.

От компании отделился паренек лет восемнадцати. Но он явно даже не думал ходить по перилам или протыкать щеки и сразу же двинулся наперерез внимательно оглядывавшей кусты бомжихе.

Бабка мгновенно почуяла опасность, прижала мешок со стеклотарой к груди и, с трудом передвигая кривыми ногами, рванула прочь.

— А ну стой! — прибавил ходу пацан. Сашка непроизвольно напрягся.

Бабка тоже прибавила ходу, и возбужденный погоней парень взялся за дело всерьез: настиг ее и зло саданул по шее. Бабка, громыхнув посудой, покатилась по земле.

— Тару не побей, Бобик! — ободряюще заулюлюкали от костра. — А то тебе ее еще сдавать!

Бобик оглянулся, понял, что цирк удается, и встал в показушную бойцовскую стойку, дожидаясь, когда бабка поднимется с земли. Но бомжиха кинула на него затравленный взгляд и, прямо на четвереньках, не выпуская из рук бесценный мешок, стремительно шмыгнула в кусты.

— Бобик! Уходит! — надрывалась от хохота публика.

— От меня не уйдет! — молодецки размял шею пацан и двинулся вслед за исчезнувшей бомжихой.

Сашка досадливо крякнул. Больше всего ему хотелось надавать этому сопляку по ушам.

Кусты затряслись, и выскочившая обратно на поляну бабка дико оглянулась по сторонам и рванула прямо к нему. Сашка посторонился, давая ей скрыться, но Бобик тоже уже выскочил, прибавил ходу и настиг ее буквально в метре от Сашки. Сбил с ног и шутовски изготовился, чтобы нанести какой-то особенно красивый удар. Публика у костра буквально каталась со смеху.

Сашка поймал обезумевший от ужаса бабкин взгляд и безотчетно шагнул вперед.

— Хватит, — перехватил он Бобика за маленький твердый кулак. — Порезвился — и будет.

Он рывком поставил бабку на ноги, сунул ей в руки ее мешок, отвел метра на два, развернулся и только тогда испугался. Румяный, как девушка на морозе, Бобик стоял напротив него с узким ножом в руках, и зрачки у него были во всю радужку.

«Обкурился?» — удивился Сашка, еще сам не до конца осознавая причину своего изумления.

Бобик стремительно сократил расстояние до нуля, и Сашка еле увернулся. Резко сунул противнику в ухо, тут же — в печень, отскочил и не поверил своим глазам. Пацан был как новенький: не штормит, не глючит. Он даже не охнул! Сбоку, у костра, повскакивали: это развлечение было покруче бабки со стеклотарой.

Бобик снова бросился вперед, и Сашка еле ушел от удара пикой в живот: пацан двигался стремительно, в пространстве ориентировался как бог, и только безумные, во всю радужку зрачки упрямо говорили Сашке о том, что малец не в себе. Но это не была анаша: слишком собран.

«Ну, держись!»

Сашка провел еще два стремительных удара, промахнулся, сам едва увернулся от узкого хищного лезвия и вдруг понял, что уступает... и крепко уступает. Противник был, наверное, раза в два быстрее и во столько же раз отчаяннее.

«Допинг?»

Народ от костра подвалил поближе, как вдруг что-то изменилось, Бобика рванули за ворот, оттащили прочь, и Сашка вмиг остался в одиночестве. Подбежала и Марго, схватила его за руку и бегом потащила в противоположную сторону, под лиственницу. Что-то снова происходило, но что именно, Сашка понять не успевал. И только со стороны моста брела к поляне одинокая фигура успешного «перилоходца».

— Оно тебе надо... было? — сердито прошипела Марго.

— А не хрен шакалить... — тихо произнес Сашка и понял, что бровь рассечена.

Он хотел добавить еще что-нибудь, но раздалось урчание моторов, и на поляну вылетели два потрепанных милицейских уазика. Захлопали дверцы, и изнутри вылетели четверо добрых молодцев во главе... с капитаном Шитовым.

«Этого мне еще не хватало!» — охнул Сашка и бочком-бочком двинулся к лиственнице.

Шитов стремительно прошел к костру, принюхался, заставил кого-то поднять руки, еще одного, обхлопал карманы, тормознул подошедшего «перилоходца», обхлопал по карманам и его и разочарованно вернулся к машине, когда внезапно увидел Марго.

— А тебя, Маргарита, между прочим, отец ищет, — громко, на всю поляну, объявил он.

— Ну и че? — равнодушно отозвалась Марго.

— А это кто с тобой? — Милиционер подошел ближе. — О-о! Кого я вижу! Все неймется, Никитин? Или одной статьи тебе мало?

— Нормально, — дернул кадыком Сашка.

— А что с лицом? — присмотрелся Шитов.

— Упал, — снова глотнул Сашка, коснулся брови и глянул на ладонь — она была в крови.

Милиционер оглядел тусовку, кинул косой взгляд на Марго и явно осознал, что свидетелей здесь не найти.

— Ну, ладно, Никитин. Шарик маленький, гуляй пока... Не долго осталось.

Молодцы из уазиков всматривались в происходящее с напряженным и недобрым вниманием.

— Поехали, — махнул им рукой Шитов.

«Не долго осталось...» — повторил Сашка последнюю фразу капитана, проводил машины взглядом, оглядел притихший «пятак», тронул Маргариту за плечо и вместе с ней медленно и чинно отправился прочь. Никто его, слава Всевышнему, не окликал.

— Я тебя не сильно подвел? — вполголоса поинтересовался он.

— Да хрен с ними! — отмахнулась девчонка. — Здесь половина — козлы!

— Половина? — иронично поднял он рассеченную бровь, и Марго рассмеялась.

— А ты ничего... — наклонила она голову.

— Тогда пошли у матушки отметимся, — подставил он ей локоть. — А то наши старики по потолку уже бегают, наверно.

Всю дорогу до дядькиного дома Сашка промокал взятым у Маргариты платком сочащуюся кровью бровь и мучился вопросом, как ему расспросить девчонку о сложных взаимоотношениях ее родителей и дяди Жени. И только у самого подъезда решился.

— Слышь, Марго, а что наши предки не поделили?

Маргарита хмыкнула.

— Да нет, ничего особенного, — пожала она плечами. — Отцу, конечно, вся эта тусовка не нравится... говорит, лучше бы ты, мать, в церковь ходила... Она умолкла.

12
{"b":"25921","o":1}