ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дядя Женя вроде как смутился.

— У меня что-то снова крыша поехала, — широко и нагло улыбнулся Сашка. — А специалистов нет.

— И серьезно поехала? — лукаво улыбнулся в ответ мужик.

— Да нет... фантомные боли, — уже серьезнее соврал Сашка. — Но терапевты этого не лечат.

— А вы к психологу сходите, — поднял брови мужик. — У нас в ОРСе. Уже полгода человек работает...

Сашка и дядя Женя переглянулись.

— Диктуйте, — кивнул Сашка и вытащил записную книжку.

Он тщательно записал адрес, и через считанные минуты они уже подходили к роскошным дверям ОРСа золоторудного треста. Расспросили вахтера и еще через пару минут вошли в нужный кабинет.

Сашка огляделся. Прямо перед ним под плакатом с Наталией Орейра сидела миловидная секретарша, а чуть поодаль виднелась полка с разнокалиберными книгами в глянцевых цветастых обложках. Несколько картонных ящиков у стены, цветы на подоконнике и всё...

— Нам бы с психологом переговорить, — поставил секретаршу в известность Сашка.

— Я слушаю, — улыбнулась девица.

Сашка посмотрел на дядьку, дядька — на Сашку, затем оба — на плакат с блистательной Наташей...

— Я слушаю вас, — повторила девушка.

— Вы... вообще... по какой части... специализировались, — через силу выдавил Сашка.

— У нас была универсальная группа, — с независимым видом произнесла девушка. — А какие у вас проблемы?

— Как насчет религиозной эйфории? — наудачу выпалил Сашка.

Девушка непонимающе моргнула своими прекрасными ресницами.

— Ну... это, например, если жизнь катится под откос, а человек счастлив, — подсказал Сашка. — Что нам делать?

Девушка сосредоточилась и определенно начала думать.

— Я думаю, в первую очередь клиенту нужно обеспечить нормальный психологический климат в семье, — неуверенно предложила она. — Семья полная?

Сашка искоса глянул на дядьку. Да уж, наверное, если б в этом доме была хотя бы одна остающаяся на ночь женщина, они бы сегодня здесь не торчали...

— А если неполная, то что? — дал ей еще один шанс Сашка.

Девушка сосредоточенно наморщила свой прекрасный лобик и хорошо поставленным голосом начала говорить о работах великого американского психолога Дейла Карнеги, о понятии «позитивное мышление», и с каждым новым ее словом становилось всё яснее: пора сливать воду. Потому что если они останутся это слушать, то им предложат купить несколько лежащих в картонных ящиках глянцевых книг, а затем еще и заплатить за консультацию.

— Ну вот. Я свою часть уговора выполнил, — задумчиво проговорил дядя Женя, едва они вышли на улицу. — Теперь твоя очередь...

В животе у Сашки сжалось.

— И когда ты это думаешь... делать?

— Сегодня, — твердым, абсолютно здоровым голосом произнес дядька и глянул на часы: — Сейчас ребята всех наших обзвонят, а к пяти начнем.

Сашка тоже глянул на часы и охнул: 11.03! И даже если Марго задержится...

— Так! Я побежал! — на ходу крикнул он. — Буду через часик!

Когда он добежал до кафе, Марго еще не подошла. Но это-то как раз было даже неплохо. А плохо было то, что и здесь, в единственном приличном кафе, расположенном в единственном городском сквере, укрыться от сюрреализма не получалось. Повсюду мозолили глаза старательно собирающие окурки и обертки дядькины ученики.

«Ну да, они же вчера договаривались!»

Ни Нели, ни дяди Жени здесь, естественно, не было, но все рядовые «солдаты Силы» упорно работали притягивая внимание прохожих несколькими прислоненными к ограде плакатами со старательно выведенной надписью: «Чистый город — чистое сердце».

А когда неподалеку встал новенький милицейский уазик и Сашка опознал в нем транспортное средство «батяни» приглашенной Маргариты, он аж застонал: все флаги были в гости к ним. А уж встречи с Федором Ивановичем он хотел менее всего.

Его тронули за плечо:

— Привет.

Сашка обернулся. Сзади стояла Марго.

— Привет. Видала?

— Видала... — вздохнула Марго и покосилась в сторону папиной машины. — Это он мать ищет, думает, она здесь...

Они заказали мороженое и уставились на работающих в сквере учеников.

— А она разве еще не вернулась? — пододвинул к себе мороженое Сашка.

— Вернуться-то вернулась, — вздохнула Марго, — в полвторого ночи. Но что-то у них не срастается. Батяня вообще в последнее время сам не свой. Перепады настроения чуть не каждый час. То всё понимает, а то смотришь и думаешь: щас как даст! Знаешь, я его даже бояться стала...

Сашка понимающе кивнул. Он уже видел эти перепады настроения начальника горотдела.

— Хорошо если на полчаса домой забежит, на меня посмотреть... — еще горестнее вздохнула Марго, — и снова на работу. Говорят, весь горотдел от него стонет.

— Смотри-ка, а вон еще менты, — произнес кто-то за их спиной, и Сашка, обернувшись, увидел, что парочка сзади смотрит совсем в другую сторону.

— Что-то они в последнее время так и шныряют... — отозвался кто-то еще, как вдруг всё изменилось.

Раздался резкий окрик, затем хлопнул выстрел, второй, и Сашка увидел, как аж на том конце сквера мелькнула бегущая фигура. Еще одна, и еще...

— Пошли-ка отсюда, — дернула его за рукав Марго, и он, кинув на стол полтинник, последовал за ней.

Они быстро направились прочь и уже почти достигли выхода из сквера, когда позади раздалось тяжелое, прерывистое дыхание. Сашка обернулся. Прямо на них бежал крепкий мужик лет тридцати. Марго схватила Сашку за рукав, рванула и потащила в сторону.

— Держи его, Санек! — заорали справа, и Сашка бросил туда мгновенный взгляд.

Сквозь кусты продирался Федор Иванович. Сашка оторопел.

— Держи его! — еще отчаянней крикнул подполковник. — Держи!

...Сколько бы потом Сашка ни пытался проанализировать то, что сделал в следующий миг, объяснений у него не было. Потому что он кинулся наперерез мужику, успел поймать его жесткий, волчий взгляд, увидеть вытаскиваемый из-за спины пистолет, прыгнуть в сторону, уходя с линии стрельбы, и снова кинуться на мужика.

Они покатились по асфальту, и Сашка вцепился в беглеца, выламывая ему руку с оружием и с ужасом осознавая, что тот намного сильнее и пока еще просто не успевает сообразить, что делать, а когда сообразит...

25
{"b":"25921","o":1}