ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А чего я тогда здесь сижу? — сам себя спросил гость и развернулся к дверям. — Эй, Леха! Ты кого мне подсунул?

На пороге вырос Лешка.

— Это наш Учитель, — с почтением произнес он.

— Какой это, на хрен, Учитель, если он ничего не решает?! — смешливо закашлялся Лось. — А Неля у вас где?

— В зале.

Лось хохотнул, с сомнением качнул головой и тронулся в зал.

— Во номера!

Тренькнул звонок, и снова Сашку опередили.

— Никитин ...сандр, — донеслось до него из прихожей.

«Достали!»

— Здесь я, здесь, — вышел в коридор Сашка. — В чем дело?

У дверей рядом с Лешкой стоял хорошо одетый строгий господин — иначе не скажешь.

— Вы Никитин?

— И что из этого? — настороженно прищурился Сашка.

— Позвольте ваши документы.

— Пожалуйста, — хмыкнул Сашка, подошел к вешалке и полез во внутренний карман пиджака. — Вот паспорт, вот листок убытия... что-нибудь еще?

— Листок убытия не надо...

Мужчина взял в руки Сашкин паспорт, внимательно прочитал всё, что там написано, и вернул паспорт хозяину.

— Я государственный нотариус Зелих Аркадий Львович, и у меня для вас два пакета. Распишитесь, пожалуйста...

Сашка недоуменно глянул на Лешку, тот, столь же недоуменно, на него, и оба пожали плечами.

— Услуга по доставке на дом оплачена, — заметил их недоумение нотариус. — Дата и время доставки оговорены заказчиком специально.

— А кто заказчик-то? — опасливо поинтересовался Сашка: этот городок мог выкинуть такое, что только держись!

Нотариус глянул в папку:

— Никитин. Евгений Сева...стьянович. — У Сашки сразу отлегло от души.

— Так бы и сказали, — с облегчением выдохнул он. — Где расписаться-то?

— Вот здесь, пожалуйста, — сунул ему папку с держателем для бумаги нотариус.

— Где?

— Вот здесь, пожалуйста, и вот здесь...

Сашка размашисто расписался, принял из рук нотариуса два больших запечатанных пакета и вдруг буквально физически почувствовал, как прямо сейчас поворачивается там, на небесах, его судьба. Вскрыл первый пакет, достал несколько заверенных на обороте квадратными нотариальными штампами листков и вчитался. В животе тревожно екнуло.

— Не понял...

— Это дарственные, — пояснил нотариус. — Все налоги уже уплачены, можете не беспокоиться.

— Так... я ничего не понимаю! — собрал всё свое внимание в кучку Сашка и стремительно перетасовал красочно оформленные листы.

Это действительно были дарственные на его имя: на четырехкомнатную квартиру общей площадью 120 кв. метров, на микроавтобус марки «Форд», на автомашину «Жигули» девяносто третьей модели и на гараж металлический в кооперативе «Горняк». Похоже, дядька отдавал ему всё.

— Когда он это оформил? — прикусил он губу.

— В понедельник, — с готовностью ответил нотариус. — Там написано.

Сашка попытался вспомнить, что дядька делал в понедельник. Вроде бы его в тот день выпустили из ментовки... Точно! Это был день обыска, смерти Крапленого и дядькиных стигматов на спине...

«И когда он успел? И зачем? Какой смысл? А может быть, и это подстава?»

Он уже не знал, чему верить.

— Поздравляю с приобретением, — вежливо произнес нотариус. — И позвольте мне откланяться.

— Да-да, конечно, спасибо, — кивнул Сашка и осел на пуфик. Прямо в прихожей.

— Вы письмо-то прочитайте, Александр Иванович, — осторожно порекомендовал ему Лешка.

Сашка подрагивающими руками вскрыл второй конверт.

Он впервые видел дядькин почерк: крупный, размашистый, почти как у отца. Но сосредоточиться было сложно. Хлопнула входная дверь, и он попытался взять себя в руки.

"Сашок!

Извини за то, что всё так выходит, но выбора у меня нет, да и времени в обрез".

— Нет, Неля, мы не так договаривались! — послышался из зала раздраженный баритон Лося.

— Лучше на кухне, — тронул его за плечо Лешка. Сашка кивнул, подхватил бумаги и переместился на кухню.

"Сашок!

Извини за то, что всё так выходит, но выбора у меня нет, да и времени в обрез. Мне пора переходить к следующей кармической задаче, а сделать это можно только так..."

Сашка тяжело вздохнул.

"...Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы ты последовал путем Силы и принял общину под свою руку. От этого слишком многое зависит, гораздо больше, чем ты можешь себе представить. И даже намного больше, чем думают общинники. Включая самых продвинутых.

Но я подтверждаю всё, что обещал тебе. Только ты сам вправе определять свою судьбу. Только ты решаешь, встанешь ты во главе общины или нет. И только ты решаешь, использовать ли Силу (и как именно) или не использовать ее совсем.

Квартира, обе машины и гараж теперь твои. Пользуйся, распоряжайся — в общем, делай, что хочешь.

Прощай.

Да, чуть не забыл. Если придет Мишка Лосев (а он придет), что делать, решай сам. Я данное при тебе слово, как видишь, сдержал, а что будет дальше, уже не мое дело. Главное, помни: ты никому ничего не должен. Никому и ничего. И даже если найдутся умники, которые попытаются шантажировать тебя твоим положением и говорить, что ты обязан использовать Силу во благо всего человечества, смело посылай их всех на три советские буквы. И помни, что я тебе как-то сказал: Сила только массами управляет беспощадно, а у каждого отдельного человека всегда есть выбор. Потому что Сила любит, когда у человека ЕСТЬ выбор. Потому что выбор и есть Ее главная цель.

Ну, вот и всё.

Прости за то, что не помог с работой, и за этот экспромт с исчезновением: если бы у меня было время, я бы себе такого не позволил. Но времени уже нет.

Прощай. Любящий тебя дядя Женя.

Раков-то помнишь? Тогда, ночью, пятнадцать лет назад. Хороши были, черти!"

Сашка растерянно просмотрел дарственные еще раз, опять перечитал письмо, задумчиво разложил бумаги по пакетам и тупо уставился в окно. Он и понятия не имел, что ему теперь делать. Нахально вступать в наследство и гнать всех этих доведших дядю Женю до ручки апостолов, а заодно и Мишку Лося поганой метлой? Или всё-таки подождать, когда дядьке надоест изображать из себя мессию в изгнании и он объявится дома — голодный, промерзший и несчастный от житейской неустроенности? Совершенно ясно было только одно: теперь ему придется официально заявлять в ментовку об исчезновении человека. Сашка поежился: думать об этом было неприятно.

32
{"b":"25921","o":1}