ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сашка заглянул Маргарите в глаза. Она вся была здесь, с ним, он видел это, чувствовал всем своим до болезненности сладко ликующим существом.

По ногам потянуло холодом.

— Маргарита?

Сашка обмер и обернулся на голос.

В дверях зала стоял... начальник горотдела милиции... подполковник внутренней службы... Федор Иванович Бугров.

— Папа? — растерянно отозвалась Марго. — Ты чего здесь делаешь?

— А ты — чего?

Растерянный взгляд Бугрова ткнулся в голубое дочкино платье с вырезом, затем в прическу и только тогда упал на по-свойски обнимающего ее Сашку. Сзади уже протопали и встали по краям от своего необъятного командира три или четыре крепких молчаливых мента.

Бугров медленно наливался краской и на глазах каменел.

— Ты!.. — выдохнул он. — Ты...

Лицо стремительно перевалило за красный и стало сначала пунцовым, а затем и свекольным.

— Пор-рву! — двинулся он вперед. — Св-ми р-ками з-душу!

Сашка вскочил и увидел, как мгновенно, в доли секунды, зрачки подполковника дернулись и... растянулись во всю радужку.

И тогда рука Бугрова двинулась к кобуре.

Наверное, в этот миг в Сашке проснулись все его невероятно чуткие и только потому и выжившие, бегавшие и от шерстистых носорогов, и от саблезубых тигров предки — вплоть до семьсот семьдесят седьмого колена. Он рванулся к окну, вскочил на широченный подоконник и, когда за спиной хлопнул первый выстрел, вышиб стекло, а на следующем выстреле сиганул вниз, прямо со второго этажа.

Он ударился грудью о спружинившую дохлую лиственницу под окном, перевернулся в воздухе и ухнул в снег — точно на четвереньки. Вскочил и метнулся прочь.

Сзади захлопали беспорядочные выстрелы, что-то проорали, но у него не было времени на раздумья, ибо всё, что надо, он уже знал: Бугров за ним пришел еще раз. И есть существенные, отягчающие его вину перед этим краснорожим психопатом обстоятельства.

Сашка на бегу охлопал себя по карманам пиджака. Деньги здесь, паспорт здесь...

«Черт! Дарственные в столе остались!»

Сашка на секунду притормозил. Оглянулся и понял: он туда не вернется. Ни за какие коврижки! А дарственная...

«Ладно... потом адвокату позвоню».

Мысли о дарственной и об адвокате как-то сразу отрезвили, и Сашка представил, как выглядит со стороны. Устыдился, но тут же утешил себя тем, что остался в живых, и снова ускорил ход.

«Перед Марго, блин, неловко!»

Сашка тяжело вздохнул и снова приостановился.

«А с другой стороны, я в покойники не нанимался! Пусть сначала с папашей своим разберется!»

Сашка махнул рукой и решил больше к этой теме не возвращаться.

Как был, в тоненьких брючках и пиджачке, старательно подавляя в себе ненужные и опасные в его положении сомнения, Сашка пересек весь город наискосок, с осторожностью поглядывая по сторонам, перевалил через мост и выбежал на трассу. Поднял руку, едва заметил первые фары позади, и огромный тяжелый грузовик сразу же начал тормозить.

— Тебе куда, братан? — приоткрыл дверь водитель.

— В область!

— А чего прикинут не по погоде?

— Женщина, — коротко пояснил Сашка, всем своим видом давая понять, что больше подробностей не будет.

Водила счастливо гоготнул и распахнул дверцу:

— Ну, полезай, Ромео!

Сашка вскочил на ступеньку, стремительно забрался в кабину и хлопнул дверцей. Грузовик медленно тронулся, набрал скорость и пошел сквозь легкую, игривую поземку вперед — к жизни и свободе.

Они добирались до областного центра всю ночь и еще полдня. И первое время Сашка, изо всех сил стараясь не заснуть, травил анекдоты: сначала про «новых русских», затем про старых нерусских, а затем поперла всякая пошлятина. Впрочем, водила ржал от души. А потом Сашку — то ли от выпитого, то ли от жуткой духоты — окончательно разморило, и он начал засыпать на полуслове. И когда он уже в третий или четвертый раз чуть не звезданулся лбом о панель, водила ткнул его в плечо и показал рукой на спальное место:

— Залезай, братан! Чего мучиться будешь? Только обувку сними...

Сашка стащил с себя ботинки, забрался наверх и мгновенно вырубился — как выключателем повернули.

— Эй, братишка! Подъем! — Сашка приоткрыл глаз.

— Ну ты и здоров спать! — хохотнул водитель. — Ты хоть знаешь, сколько времени? Час дня.

— Ого! — с усилием приподнялся на лежанке Сашка.

Голова побаливала. Но это было пустое. Потому что за лобовым стеклом уже расстилался классический промышленный пейзаж, столь характерный для окраин крупных городов. Это был областной центр.

— Тебя где высадить?

— А вокзал далеко? — не мог он сообразить, с какой стороны города они подъезжают.

— Так вон он, вокзал! Уже видать.

Сашка спрыгнул вниз на сиденье, с благодарностью принял от водителя стакан круто заваренного чая из термоса и, пожалуй, только теперь поверил, что всё позади.

Он представил себе, как вернется домой, ухнет в горячую ванну, попросит маму испечь ему пирожков с картошкой, а потом упадет на диван перед телевизором, обнимет Мурку и будет дня два подряд смотреть мультики.

— За мостом и направо, — кивнул водитель. — Видишь? Вон он, вокзал.

«Или сначала адвокату позвонить?»

Сашка почесал затылок. Он знал, что адвокат нужнее, но именно ванна, пирожки и Мурка в объятиях в настоящий исторический момент и составляли главный, сакральный смысл, самую сущность бытия.

Они перемахнули по мосту через железнодорожные пути, и Сашка сердечно поблагодарил водилу и сунул руку во внутренний карман пиджака — за деньгами.

— Сколько?

Водитель хохотнул и покровительственно похлопал его по плечу:

— Ладно тебе, студент... что я, не знаю, с кого брать?

Сашка смутился, рефлекторно окинул взглядов свой «прикид» и... смирился. Выслушал пожелания, пожелал всех благ сам и выпрыгнул из кабины. Глубоко вздохнул и неторопливо, сразу купив себе эскимо, а затем и гамбургер, останавливаясь перед каждым газетным киоском, пошел в сторону уже виднеющегося вокзала.

В одном пиджачке было, пожалуй, холодновато, но на какое-то время обаяние большого города захватило его целиком. Идти по улице, пусть и в пиджаке, не рискуя встретить кого-нибудь не слишком желанного, и чувствовать себя свободным человеком и знать, что ты здесь никому и ничего не должен, — это был полный улет!

37
{"b":"25921","o":1}