ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он бросил трубку на рычаг, заглянул в подзеркальный ящичек, вытащил тонкую цветастую бечевку и стремительно переместился к ворочающейся на ковре братве.

— Сейчас я их обездвижу, — пробормотал он, — а вам, Александр Иванович, лучше сюда не подходить: они еще слишком опасны...

— Ладно, — охотно согласился Сашка. — А что ты с ними делать собираешься?

— Допрошу, — пожал плечами апостол, почти без усилия перевернул ближайшего из братков на живот, завернул ему руки за спину и начал стягивать бечевкой кисти. — Такие вещи на самотек пускать нельзя.

— Ты че делаешь, урод?! — натужно просипел почти обездвиженный браток. — А ну, пусти!

— Не дергайся, а то бо-бо сделаю, — спокойно парировал апостол и затянул последний узел.

Сашка невольно улыбнулся: связанный «козлом» — запястья к щиколоткам, да еще и за спиной, — браток, должно быть, чувствовал невероятное унижение. Рядом пошевелились, и Сашка придавил пытающегося встать залитого кровью здоровяка к полу.

«Он ему точно нос поломал!» — мелькнула мысль,

— Во-во, придержите его, — кивнул апостол и стремительно переместился ближе. — Сейчас и этого... ну-ка не дергайся!

Он деловито оторвал окровавленные руки бандита от лица, поочередно заломил их ему за спину и глянул на Сашку:

— Думаете, это Мишки Лосева парни?

— А чьи же еще? — язвительно усмехнулся Сашка, помогая притянуть вторую руку. — Я ему сегодня в санэпидстанции дорогу перешел. Муку заставил проверять...

— А зачем?

Сашка промолчал. Объяснять Олегу, что он считал, да и поныне считает их всех жертвами то ли массового отравления, то ли такого же массового внушения, было как-то не с руки.

— Да-а... надо было, — отмахнулся он и перевел разговор в другое русло. — А вот как ты узнал, что они ко мне пришли?

— Да я живу напротив: окна в окна, — охотно пояснил Олег, — а вообще-то это все Сила действует. Она и попить меня среди ночи подняла, и к окошку подвела.

Апостол тихо рассмеялся и покачал головой.

— Я даже тапочки потерял — так торопился.

Сашка улыбнулся: уютный, домашний вид бородатого, голубоглазого апостола абсолютно не вязался с проявленным им бойцовским хладнокровием.

— А ну, отпусти! — подал голос окончательно пришедший в себя здоровяк.

— А то че будет? — спокойно поинтересовался Олег и с усилием подтянул его ноги к связанным кистям.

— Башку отвинтим, вот че! — прорычал браток. — Я сказал, пусти!

— Кто тебя послал? — наклонился над ним Сашка, — Лось?

Здоровяк презрительно сплюнул на ковер.

— Смотри, убирать заставлю, — серьезно предупредил его бородач.

«Да, блин, снова я попал, — печально констатировал Сашка. — Ну что за жизнь?»

Дверной звонок тренькнул, через секунду по ногам потянуло холодом, и в зал ввалился Лешка и еще один из апостолов — тощий и желчный.

— Что стряслось, Олег?! — Лешка увидел Сашку и поклонился: — Доброй ночи, Учитель.

— Доброй ночи, — кивнул Сашка. — Да вот, Мишка Лосев архаровцев своих подослал, хочет, чтобы я из города убирался.

Апостолы переглянулись.

— Не может быть!

— Сами у них спросите, — приподнялся с колен Сашка и ощупал челюсть. — И так, блин, резко наехали — я даже ойкнуть не успел.

— Это правда? — присели рядом с поверженной братвой апостолы.

— На х... бл... пошел... — цветисто отозвался здоровяк.

— Ты бы не хамил, братишка, — усмехнулся Лешка, — а по делу отвечал. Вот чего ты в чужую квартиру приперся? Тебя приглашали? Или у тебя особые права какие-то есть?

Браток молчал.

— А может быть, ты бессмертный? Или Бога за бороду взял?

— Скоро узнаешь, — мрачно пообещал здоровяк.

— Ох, быстрей бы, — вздохнул апостол и повернулся к Сашке: — Наши скоро подойдут. И Неля, и все...

В зал стремительно, один за другим, вошли еще несколько человек.

— Что случилось? Что произошло-то? Чего звонил?

— На Учителя напали, — мрачно отозвался Лешка. — Хорошо еще, Олег вовремя подоспел...

Апостолы ткнулись взглядами в распростертые на ковре неподвижные тела.

— Живы хоть?

— Что им сделается? — поднялся с ковра Олег. — Не в этом дело. Что с Лосем делать будем? Учитель говорит, это его люди.

Апостолы быстро окружили Сашку, убедились, что он пусть и помят, но цел, и переключили внимание на братков. Поочередно оторвали их от ковра и развернули к себе лицами.

— Смотри-ка, — тихо произнес один и показал на залитого кровью здоровяка. — А этого я знаю, он на субботнике возле нас крутился. Гнида!

Наступила такая тишина, что стало слышно, как болезненно хлюпает разбитым носом старший браток. «Куй железо, пока горячо», — понял Сашка.

— С Лосем надо рвать, мужики, — нарушил он скорбное молчание. — Нечисто он играет, нечисто...

— А как же договор? — жалобно спросил один из апостолов. — Неля говорит, Евгений Севастьянович с ним крепко договорился...

— Брось, Николя, — отозвался второй, — в договоре насчет нападения на Учителя ничего сказано не было! А раз такое дело вышло, какой может быть с ними договор?

— Дело не в договоре, — раздалось от дверей, и все обернулись: в зал входила Неля. — Не в договоре дело, ребята. Здравствуйте, Саша.

— Здравствуй, Неля, — насторожился Сашка. Он уже видел, что Неля не намерена уступать, и решил сразу обострить ситуацию до предела. — Ты вот на этих лучше посмотри. Узнаешь?

Неля подошла и склонилась над братвой.

— Конечно. Этот здоровый — Сивый, он у Мишки замбригадира. А второй — Бек.

Сашка растерялся. Он и не знал, как реагировать на такую прямоту.

— Дело не только в договоре, Саша, — вздохнула Неля. — И вообще нам пора серьезно поговорить.

— Говори, — язвительно улыбнулся Сашка.

— Не при них. Развяжите их, и поговорим.

— Ну уж нет, — решительно встрял в разговор Олег. — Эти козлы на Учителя напали, меня чуть не порезали, а я их отпущу?!

Наступило напряженное молчание.

— А давай их в ванной закроем, — предложил Лешка. — Берись, мужики...

Апостолы сгрудились вокруг братков, подхватили их со всех сторон и понесли из зала. А Неля сокрушенно покачала головой и подошла к Сашке:

— Помните, что я вам говорила, Саша?

49
{"b":"25921","o":1}