ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Палачи и герои
Шаг над пропастью
Сила других. Окружение определяет нас
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Буревестники
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Эликсир для вампира
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Ирландское сердце
A
A

— Знаю! — вырвался врач и сунул пилоту заветный металлический чемоданчик. — Держи! Передашь представителям областной инфекционной больницы. И не дай бог, если у тебя и на обратном пути перегруз выйдет! В порошок сотру!

Пилот растерянно моргнул, принял бесценный груз, и Рейнхард пошел прочь, размахивая руками и бормоча проклятия.

— Саша! — позвала его Неля. — Поехали с нами! Будет чаепитие с тортом!

Сашка бросил взгляд на сектантов, потом — на уходящего врача — и выбрал Рейнхарда.

Разбитая «скорая помощь», громыхая на каждом углу, добралась до городской больницы, и Рейнхард, всё так же матерясь и размахивая руками, ворвался в здание, а затем и в кабинет главврача. Сашка следовал за ним неотступно.

— Господи! Что еще? — аж привстал из кресла Михаил Львович.

— Ты представить себе не можешь, Миша, чего они отчудили! — рухнул на стул Рейнхард.

— Микробиолога не прислали, — сразу догадался крепыш. — А я тебе говорил: у них там дела быстро не делаются, — родить можно, пока допросишься!

— Если бы... — горько усмехнулся патологоанатом. — Они вообще ничего не прислали!

— Как это ничего? — охнул главврач. — А системы?! А шприцы?!

— Я тебе говорю: ни-че-го!

— А хоть образцы в область ты передал?

— Это передал...

Михаил Львович тяжело задумался.

— Придется снова губернатору звонить, — спустя полминуты принял он решение.

Он быстро набрал номер, а когда ему отозвались из приемной, представился и переключил телефон на громкую связь, так чтобы Рейнхард тоже слышал.

— Да, — отозвался густой мужской баритон.

— Иван Тимофеевич, это Скрыпник из райбольницы, я вчера с вами говорил...

— Да, я помню, Михаил... э-э-э... Львович...

— Иван Тимофеевич, нам ничего не прислали.

— Да-да, я знаю, — с неудовольствием отозвался Губернатор. — Там кандидату нужно было агитационные материалы перевезти.

— Тогда завтра? — с надеждой в голосе пойнтере, совался главврач.

— Боюсь, что и завтра не получится, — пророкотал баритон. — Завтра Хомякову материалы отправляют. Для равновесия... так сказать.

— Иван Тимофеевич! Мы не можем ждать! У нас здесь уже черт-те что творится! Секта растет как на дрожжах...

— Ну, это вы бросьте! — вальяжно пророкотал губернатор. — Мы с верующими дружим, а то, что они Лосева поддерживают, так это их право, у нас, знаете ли, — голос губернатора на секунду стал язвительным, — демократия...

Сашка привстал и показал пальцем на себя: «Мне, мол, дайте сказать!» Главврач отрицательно замотал головой.

— Это не просто секта, Иван Тимофеевич. Они больные люди!

— Ну, не сто же процентов!

— Да все сто, я вам говорю!

— Это вы бросьте!

Сашка снова замолотил себя кулаком в грудь. Рядом встал просекший ситуацию Рейнхард, и он тоже молча указывал на Сашку.

— Вот у нас тут, — нерешительно начал главврач, — представитель секты имеется рядом. Не хотите поговорить, Иван...

Сашка подскочил и вырвал трубку.

— Это Никитин! — возбужденно представился он. — Я формальный глава церкви «Идущие вме...» тьфу ты! «Идущие за Силой!»

— Глава? — удивился губернатор.

— Да, глава! Я унаследовал этот статус по официально утвержденному регламенту, но даже мне они уже не подчиняются! Понимаете, что это значит?!

— Странно, — хмыкнул губернатор. — А Федор Иванович на селекторе говорил, что всё под контролем...

— Какой контроль? — саркастически захохотал Сашка. — Федор Иванович сам давно инфицирован!

Главврач отшатнулся от Сашки и отчаянно закрутил пальцем у виска.

— Как инфицирован?! — охнул губернатор.

— А что же вы думаете? Это вирус! Ему по хрену, кого заражать! Он и президента Российской Федерации достать может!

— Ну, это вы загнули! — недобро хмыкнул губернатор.

— Я вам говорю: это уже не районная проблема! Помните, как мы к СПИДу поначалу отнеслись?! Так вот: здесь еще хуже! Они все психи полные! Никому не подчиняются! Для них, что я, что вы — пустое место!

Губернатор обиженно задышал, и Михаил Львович решительно вырвал у Сашки трубку:

— Иван Тимофеевич, вы, конечно, извините, но он, в принципе, прав.

— Ладно, я всё понял, — вздохнул губернатор. — Это действительно беспредел какой-то...

Врачи напряглись и синхронно подались к столу.

— Короче, поговорю я с начальником авиаотряда, сегодня вышлем еще... пару рейсов. Что там у вас? Системы и препараты?

— И микробиолога обещали!

— Ну, ясно... сделаем.

Главврач витиевато попрощался, бросил трубку и свирепо глянул на Сашку:

— Ты чего с нами делаешь, пацан?! Как у тебя язык повернулся про Бугрова такое сказать?!

— А что? Это правда! — уперся Сашка.

— Какая правда? Ты забыл, на чьей территории находишься?!

Сашка вспомнил, как его чуть ли не сутки везли в промерзшей насквозь клетке позади уазика, и неуютно поежился.

— Вырвалось...

— Видал?! — повернулся к Рейнхарду главврач. — Вырвалось у него! А нам — расхлебывай!

— Ладно, Миша, хорош тебе, — примирительно улыбнулся Рейнхард. — Главное, что ему удалось нашего деда за живое зацепить.

Они переглянулись и дружно захохотали:

— Беспре-де-ел!..

С этого момента что-то изменилось, и Сашка понял, что стал для них своим. Не пацаном, не племянником покойного Евгения Севастьяновича, а соратником. Они вместе пообедали в больничной столовой, а потом Сашку провели в инфекционное отделение и показали результаты первых наблюдений и, увы, пока достаточно приблизительных анализов. По всему выходило, что он прав, и не просто прав, а попал в десятку!

Механизм воздействия вируса был неясен. То ли он прямо воздействовал на кору надпочечников, то ли активизировал их работу опосредованно, через пока не выявленных «агентов». Но результат был очевиден. У всех взятых под контроль пациентов преобладали те или иные эффекты возбуждения: тремор, беспокойство и регулярные рвотные позывы. Тонус и моторика были понижены, радиальные мышцы радужки глаза хронически сокращены, а секреция слюнных желез была плотной и вязкой.

«Не потому ли у Нели вечно чаепитие?!» — охнул над глубиной своей догадки Сашка и тут же вспомнил, как трудно было дядьке сплюнуть.

63
{"b":"25921","o":1}