ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Спасайте генерала! — закричало сразу несколько голосов.

Офицеры растерялись, не зная, что предпринять.

— Вот он, вот он! — закричала Варя, увидев Микулина. — Неужели же никто не спасёт его?

— Эх, была не была! — выскочил из толпы Блохин. — Подержите мотоцикл, Варвара Васильевна, а я попытаю своё дырявое счастье.

Скинув сапоги, он прямо в одежде бросился в воду. Течением Микулина относило всё дальше и дальше. Блохин саженками подплыл к генералу, из последних сил боровшемуся с волной. Поддерживая потерявшего сознание генерала, Блохин с трудом добрался до берега.

Звонарёва с помощью санитаров принялась приводить Микулина в чувство. Придя в себя, от слабости, потери крови и пережитого волнения генерал с трудом мог говорить.

— Передаю командование дивизией полковнику Хоменко, — первое, что смогла разобрать Звонарёва. — Перевязывайте сначала раненых солдат, а потом уж меня, я подожду, — добавил он, помолчав.

— Вы сами находитесь в тяжёлом состоянии. У Вас ранены обе ноги.

— Неужели ампутация? — взволновался генерал.

Звонарёва поспешила его успокоить, но, глядя на размозжённые кости и рваные раны, с сомнением покачала головой и тяжело вздохнула.

Когда перевязка была окончена, генерала перенесли в штабную машину. Он подозвал к себе уже подъехавшего к переправе Хоменко и попросил его представить к награде Блохина. Микулин хотел лично поблагодарить солдата за спасение, но Блохин исчез, как в воду канул.

Автомобиль тихонько тронулся.

— Отвоевался наш генерал, — грустно проговорила Звонарёва, когда машина отъехала. — Ему ампутируют обе ноги. В его годы трудно надеяться на благополучный исход такой тяжёлой операции.

С темнотой бой постепенно прекратился, и части стали окапываться на занятых рубежах. Хоменко верхом на лошади объезжал полки своей дивизии и благодарил солдат за боевую службу. Солдаты, окрыленные успехом, оглушительно выкрикивал «рады стараться» и обещали на следующий день окончательно добить немцев.

Борейко продолжал объединять группу из шести лёгких и тяжёлых батарей, так как Хоменко не хотел и слышать о возвращении его в батарею. Он возбудил ходатайство о производстве капитана в подполковники за боевые отличия и назначении его командиром приданных дивизии тяжёлых и гаубичных батарей.

Ночь не сулила отдыха тяжёлым батареям. Им было приказано к утру перенести позицию почти на двадцать километров вперёд. Получив этот приказ, даже невозмутимый Звонарёв крепко выругал своего друга Борейко и приступил к подготовке громадных пушек к ночному переходу.

Наступила ночь. Напряжение многодневных боёв сказывалось всё сильнее, люди валились на землю и засыпали мёртвым сном. Сам Хоменко едва держался на ногах от усталости. Даже неутомимая Варя сдала и отказалась от сложных операций. Под утро и её сморил сон.

Всю ночь двенадцатидюймовая батарея тащилась по разбитым просёлочным дорогам. Мощные автотягачи с трудом преодолевали многочисленные выбоины и ухабы, автомобили с людьми и боеприпасами буксовали в топких низинах и болотах. Несколько раз батарею нагонял Блохин с категорическим приказом Борейко поторопиться. Незадолго до рассвета батарею встретил и сам капитан.

— Тебе, Сергей, следует поучиться у твоей супруги. Её за хвост не удержишь — так и рвётся вперёд, а тебя не знаю за какое место надо тянуть, чтобы ты быстрее поворачивался, — недовольно гудел Борейко, выслушивая длинные объяснения своего старшего офицера.

Разгромленные австро-германские части на следующий день продолжали свой отход на северо-запад, за реку Стоход.

Около полудня Звонарёва со своим отрядом переезжала на новое место. В автомобиле кроме неё, сидели обе сестры и Кремнёв. Капитан ещё не вполне оправился от контузии и жаловался на головную боль. Ветрова заботливо ухаживала за ним, нежно глядя на героя вчерашнего боя. С того момента, когда бесчувственного Кремнёва принесли на перевязочный пункт, она ни на минуту не отходила от него, умоляя Звонарёву спасти капитана.

— Я сойду с ума, если только он умрёт! — в отчаянии говорила она.

— Но ты ведь замужем, — удивилась Варя.

— Ничего подобного. Это я всё придумала. Думала, что на фронте среди мужчин девушке трудно. Будут приставать… — призналась Таня.

Всхлипывая, она рассказала, как сразу после первого знакомства ей понравился Кремнёв, как потом желание его видеть, радость коротких свиданий — всё это переросло в большое чувство. Но признаться ему боялась. Зачем? Кругом война, ужас, смерть, разве могут они мечтать о счастье… Но теперь молчать она больше не может. Она знает, что он любит её. А любить друг друга и есть счастье. Зачем же обкрадывать себя?

— Глупенькая ты ещё… Скажи ему. Это поможет лучше всяких лекарств, — улыбнулась Варя.

В своём прогнозе она не ошиблась. После разговора с Таней капитан сразу почувствовал себя значительно бодрее.

К автомобилю подъехал Павленко и справился о здоровье своего командира.

— У нас всё благополучно. Рана Сологубенко почти зажила, так что ты можешь не беспокоиться за батарею, там всё в полном порядке, — закончил прапорщик.

— Да, да Александру Васильевичу надо ещё несколько дней отдохнуть у нас, — присоединилась Ветрова.

Варя только качала головой.

— У нас не госпиталь, Танюша! Мы должны или эвакуировать в тыл, или возвращать в строй.

— Мы временно зачислим капитана Кремнёва в санитары, — нашлась сестра милосердия и сама смутилась от такого явного проявления своих чувств.

В это время мимо автомобиля стремительно проскакал Кубанский казачий полк. Все в тёмно-малиновых черкесках и бешметах, кубанках, с винтовками за плечами, шашками на боку, кинжалами у пояса, рослые и загорелые. Смотреть на них без восторга было невозможно.

— Наши, наши едут! — вскочила Варя, махая платком.

Лихо заломив шапки, казаки весело смотрели на Звонарёву. Миновав санитарный автомобиль, они съехали с дороги и в поле перестроились для атаки. Заиграли трубы, блеснули на солнце шашки, и вся конная масса двинулась вперёд всё ускоряющимся аллюром.

— Полевым намётом! — донеслась команда, и весь полк утонул в облаке пыли, поднятой копытами сотен коней.

— Смотрите, смотрите, казаки пошли лавой! — не помня себя от волнения, кричала Варя. — Зачем только я родилась женщиной! Скакала бы сейчас карьером и рубила немцев направо и налево!

— Пока что, Варвара Васильевна, надо нам приготовиться к приёму раненых из числа тех же казаков, — проговорила Ветрова.

Вскоре у дороги развернулся перевязочный отряд. Раненых, к счастью, было совсем мало.

Окончательно деморализованные немцы оказывали слабое сопротивление, и русские части без боёв дошли до Стохода.

27

Русская армия, остановив наступление, укреплялась на новых рубежах; строились блиндажи, оборудовались наблюдательные пункты. Полки и батареи пополнялись людьми, окопы окутывались колючей проволокой.

Батарея Кремнёва занимала позицию за деревней Страхалин. Несколько сзади расположилась батарея Борейко с двенадцатидюймовыми гаубицами. Поблизости находился перевязочный пункт Красного Креста.

Летний вечер развернулся во всём своём великолепии. На западе ещё горело пламя зари, но на небе уже зажглись первые неяркие звёзды предвестники ночной тишины и покоя. Аисты с тихим клекотов опускались на крыши хат и, подняв одну ногу и опустив клюв, погружались в чуткий птичий сон. С болот доносилось кваканье лягушек. всё было по-мирному тихо . Только изредка ночную дремоту будила ружейная перестрелка, или пулемётная дробь, или мерцающий трепетный свет немецкой ракеты. Будто и ночью война не хотела, чтобы о ней забывали люди.

Солдаты, отдохнувшие и отоспавшиеся после боёв, врастяжку лежали на земле около орудий и благодушно слушали батарейного острослова наводчика Кикина, который рассказывал им длиннейшую сказку, без начала и конца.

К ним подошёл проходивший мимо батареи Блохин. За время боёв все солдаты, особенно артиллеристы, успели познакомиться. На батарее Блохина знали многие и поэтому его радушно приветствовали.

95
{"b":"25924","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Призрачная будка
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Когда говорит сердце
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Шоколадные деньги
Экспедитор. Оттенки тьмы
Смерть под уровнем моря
Строим доверие по методикам спецслужб