ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда он шел между рядов к своему месту, пассажиры, уже почувствовавшие нечто, встревоженно переговаривались. Он сел рядом с Галиной Георгиевной, откинул голову на спинку кресла и прикрыл глаза.

– Что-нибудь случилось? – поинтересовалась Галина Георгиевна.

– Случилось, – подтвердил он, не открывая глаз.

– Что? Что? – предчувствуя ужасное, истерично спросила она.

– Скоро объявят, – невежливо прекратил разговор Александр Иванович.

И в самом деле скоро противоестественно спокойный голос объявил по радио:

– Командир корабля просит Александра Ивановича Смирнова в пилотскую кабину.

Он встал и пошел в кабину, на ходу слушая продолжение:

– Граждане пассажиры. На борту нашего самолета скоропостижно скончался следовавший в Сингапур гражданин Нидерландов. Для соблюдения международных норм регистрации смертельного исхода необходимо срочно всем присутствующим на время покинуть салон и вернуться в здание аэропорта…

16

– Можете действовать, Александр Иванович, – устало сказал командир, – руководство МВД дало свое согласие на ваше участие в предварительном следствии.

– И все?

– Что – «и все»? – не понял командир.

– Больше они ничего не сообщили? Кто он? Что он? Зачем он?

– Пока нет. Дополнительные сведения обещали дать позднее.

– Все ясно, – догадался сообразительный Смирнов, – часа два будут советоваться со всеми инстанциями, как бы аккуратней сообщить о несчастье в посольство. А дело стоит! Какое тут следствие, когда нет исходных!

– Может, труп посмотрите? – робко посоветовал командир.

– Посмотрю, – вяло согласился Смирнов. Выйдя в первый класс и осмотревшись, поинтересовался: – А где этот дипломат хренов?

– Всех велено было в аэровокзал… – ответил вышедший за ним командир.

– Ну да ладно пока… – Смирнов сдернул плед до конца и оглядел покойника целиком

– Как его? – тихо спросил командир

– Удавкой сзади

– А кто? – по инерции задал идиотский вопрос командир

– Каждый из восьмидесяти пассажиров, каждый из двух десятков околачивающихся в аэропорту, каждый из экипажа и я, – перечислил Смирнов, продолжая рассматривать мертвое тело. – Покойничек-то левшой был. А я в Шереметьеве и не заметил.

– Это почему? – еще раз спросил неугомонный командир.

– Кейс под правой рукой.

– Так и носят в правой

– Носят, но не приковывают к правой. Приковывают к нерабочей руке, – Смирнов откинул соседнее кресло, передвинулся к трупу вплотную и приступил к обыску. Сверху быстро ощупав одежду убитого, он извлек из карманов пальто носовой платок, две упаковки с какими-то медицинскими таблетками, бумажник. Все извлекаемое Смирнов последовательно раскладывал на обеденном столике. Последним был пистолет, который он вытащил из подмышечной сбруи, расположенной справа. Подкинув пистолет на ладони, Смирнов опознал его: – «Беретта». Хорошая машинка. – И спрятал «беретту» во внутренний карман своего пиджака.

– Все? – нетерпеливо поинтересовался командир, ощущавший дискомфорт от обыска трупа.

– Все-то оно все… – начал было Смирнов и вдруг заметил, что члены экипажа, столпившиеся у дверей кабины, внимательно наблюдают за его действиями. – Для справок мне вполне достаточно вас, командир. А остальным членам экипажа положено быть вместе со всеми.

– Ребята, быстро в порт, – понимая законность упрека, приказал командир.

Члены экипажа без разговоров потопали к выходу.

На этот раз Смирнов обыскивал одежду по всем милицейским правилам, тщательно ощупывая каждую складку, каждый шов.

– Вот они! – сказал он с облегчением и показал командиру соединенные тонкой цепочкой два миниатюрных ключа. – В маленьком кармашке большого кармана прятались!

Он вставил один из ключей в наручники, и замок громко щелкнул, освобождая от оков запястье покойника и ручку кейса. Кейс Смирнов поставил на стол, а наручники спрятал в боковой карман своего пиджака.

– Что в нем? – спросил про кейс командир.

– К сожалению, я не Джуна и даже не Алан Чумак. А в общем, интересная зацепочка обнаружилась в связи с ключиками. Интересная, интересная… – бормотал Смирнов, усаживаясь рядом с покойником и раскрывая бумажник. – Ты по-голландски сечешь, Сергеич?

– Не секу, – сокрушенно поведал командир.

– Ну и я не секу, – признался Смирнов и вытащил паспорт. – Но все же посмотрим, что здесь.

17

Предгорная полупустыня сейчас была безлюдной. Ни единого человечка вокруг. Смирнов и командир с здоровенной сумкой не торопясь шли к аэропорту.

У входа их ожидал местный начальник. Он горько пожаловался:

– Ужасно все возмущаются. Кричат, что я незаконно действую.

– Много они понимают в законах, – ворчливо заметил Смирнов. – Опергруппу из района вызвали?

– Вызвал. Через полчаса, наверное, будут.

– Хоп, – одобрил его по-местному Смирнов. – Теперь бы нам помещение изолированное, тогда не только хоп, но и тип-топ.

– У меня в кабинете все готово. Там и прямой московский телефон с селектором.

Они втроем вошли в зал ожидания, и зал встретил их недовольным гулом.

– Товарищи граждане, господа, – умоляюще обратился к присутствующим командир, и его тотчас же окружили активисты, желавшие знать всю правду.

Командир и начальник отбивались, а Смирнов прогуливался по залу.

Серый по камерной привычке сидел на полу, спиной привалясь к стене.

– Вы мне нужны, гражданин Серганов, – сказал ему Смирнов.

Серый поднял глаза. Полковник запаса стоял перед ним – ноги расставлены, руки в карманах – и свысока, потому что сверху, смотрел на него. Серый отвернулся, деланно сплюнул и, не глядя на Смирнова, небрежно ответил:

– А вы мне не нужны, гражданин Смирнов.

– Пойдем со мной, Серый. Иначе милиционер поведет, – ласково предложил Смирнов.

– Раз такое дело… – Серый, покряхтывая, поднялся, – тогда пошли.

В кабинете начальника, устроившись за столом и горестно подперев рукой щеку, Смирнов некоторое время рассматривал сидевшего на стуле посреди комнаты Серого, а потом приступил к допросу. С некоторым даже сочувствием:

– К сожалению, меня теперь не устраивает твоя версия насчет помощи из Говноедовки. Поэтому приходится повторно задавать вопрос: откуда у тебя зелененькие, Серый?

Не спешил отвечать гражданин Серганов, он пожелал сам спросить:

– Скоропостижно скончавшегося пришили, что ли, начальник?

– Догадливый. Значит, понимаешь, что я на тебя намотать могу?

– Ничего-то ты на меня не намотаешь.

– Даже незаконные валютные операции?

– Даже. Цветные бабки у меня от индея с вашего самолета. Я ему за пятьдесят монет свои рыжие бока забодал. От Буре бока.

– Продешевил, сильно продешевил. С чего бы это?

– Хорошего пойла захотелось. Индея тебе позвать?

– Не надо, раз ты так охотно предлагаешь. С тобой из зоны еще двое. Как они?

– Сявки, – коротко определил своих сотоварищей Серый и встал. – Я пойду.

– Недалеко, – вкрадчиво разрешил Смирнов. – С баксами, которые ты у стойки показал, считай, разобрались. Но как говорила девочка со скакалкой из анекдота, одно другому не мешает. Будь у меня под рукой, Серый.

– Чтобы, если понадобится, этой рукой мне кочан в момент свинтить?

– Именно так.

– Не любишь ты меня, начальник.

– Люблю или не люблю я кусок дерьма на дороге? Он воняет и мешает всем. И потому, как это ни противно, я убираю его.

– Смотри, сорвешь резьбу, пенсионер, – тихо предупредил Серый, плюнул на пол и кирзой растер плевок.

– Ужасно ты меня напугал своими верблюжьими манипуляциями, дешевое фуфло. Иди в зал и жди там, когда я тебя позову. Задача понятна?

Серый резко повернулся, ногой открыл дверь и пошел. В дверях встретился с командиром экипажа и начальником аэропорта, вежливо пропустил их и удалился. Разгоряченный общением с массами, командир прямо от дверей решительно потребовал:

8
{"b":"25925","o":1}