ЛитМир - Электронная Библиотека

Николай Степанов

Легко!

Часть I

ЛЕГКО!

Идти по жизни легко – мое кредо. Ну их к лешему – стрессы, переживания, ссоры и прочую ерунду. К чему это приводит – известно всем, но с упорством, достойным лучшего применения, люди почему-то методично продолжают мотать друг другу нервы. Зачем? Брали бы пример с меня. Подумаешь, в автобусе наступили на ногу, не заметили – с кем не бывает? Не извинились, когда ты любезно попросил убрать каблук с мизинца – забыли. Живем-то в век информационного бума, всего точно не упомнишь. Взглянули, словно одолжили тебе громадную сумму и не могут дождаться возврата, когда ты поблагодарил за оказанную услугу, – тоже не нужно принимать близко к сердцу. Может, человеку вчерашний ужастик привиделся? По телевизору сейчас такое показывают – лучше не смотреть.

И вообще взаимоотношения с людьми желательно не усложнять. Особенно с девушками. Они же почти эфемерные создания. Их нужно носить на руках, говорить комплименты, дарить цветы… Даже себя, если ненадолго. Но главное – ни в коем случае не углублять отношения. К чему это приводит? Правильно, к свадьбе, после которой вся легкость куда-то мгновенно испаряется. Потому-то я и выработал стойкий иммунитет к прекрасной половине человечества. Четко знаю, когда следует остановиться, чтобы не причинять боль ни ей, ни себе.

Ведь жизнь – интереснейшая штука, если постараться убрать из нее все то, что изматывает нервную систему, наводит скуку и приводит к унынию. Потому-то я и стараюсь не усложнять ее ни себе, ни другим.

Всегда и везде можно избежать ненужного стресса. Разрядить обстановку, улыбнуться, сделать ненавязчивый комплимент, обронить легкую шутку… Если перед тобой человек хороший, он тоже улыбнется. На душе теплее станет, приятнее и тебе, и ему. Легко надо жить, без напряга.

Правда, попадаются иногда и такие, что комплимент воспринимают как последнее оскорбление. Ответная реакция выливается в таких выражениях… Но этих людей здоровыми не назовешь, а на больных кто обижается? Вздохнешь сочувственно и пойдешь дальше.

В тот день я случайно нарвался как раз на такого любителя изъясняться с использованием ненормативной лексики и помог ему выбраться из автобуса на остановке по требованию. Не могу слышать, когда ругаются при детях. Юноша вел себя чрезвычайно смело внутри уютного салона, а на открытом пространстве почему-то сразу кинулся бежать. Видно, спешил очень. Я, в отличие от грубияна, не торопился и решил пройтись до ближайшей станции метро пешком.

Пятница, летний вечер, прекрасная погода, почему бы не прогуляться? Легко!

Вдумчиво-печальный взгляд этих чарующих неземных глаз, устремленный в бесконечность, привлек мое внимание сразу. Они излучали таинственную грусть, пройти мимо которой мне показалось бесчеловечным. Не знаю, существуют ли в мире колдуньи, но, глядя на незнакомку, я понял, что она – одна из них.

В метро я всегда рассматриваю пассажиров, наверное, потому что читать в подземке так и не приспособился. По большому счету мое занятие тоже можно назвать чтением, только другого рода. Ведь каждое лицо – загадка, скрывающая за собой душу человека. Один зашторен, зашнурован, запечатан – ничего не разгадаешь, а другой, наоборот, открыт – душа нараспашку. Может, мне это только кажется? Ну и пусть! Все равно для проверки своих предположений я никогда и ни с кем в метро не знакомлюсь. Правило у меня такое: хочешь жить легко сам – не грузи других. Вдруг попутчику или попутчице не понравится вмешательство в личную жизнь?

Околдованным я проехал одну остановку, другую, пропустил свою, подсознательно утешая себя тем, что еду по кольцевой и шанс попасть в пункт назначения все равно представится, а она тихо стояла, подпирая спиной дверь с надписью «Не прислоняться» и продолжала грустить. «Да ну их к лешему, эти правила!» – подумал я и преодолел пару шагов, отделявших нас друг от друга.

Поезд сделал очередную остановку.

– Из какого мира к нам пожаловали? – спросил первое, что пришло в голову.

– А вам какое дело? – неласково ответила незнакомка. Волшебный взгляд из бесконечности переместился ближе, мельком скользнул по мне и отправился дальше. Однако в глазах на мгновение промелькнул непонятный испуг, словно прекрасную фею уличили в чем-то запретном. Это меня еще больше заинтриговало.

– Если в вашем мире все девушки такие обворожительные, я бы с удовольствием туда наведался.

Да, признаю, до жути банально, но ничего более подходящего на ум не пришло.

– Так я и поверила. – На этот раз меня все же удостоили оценивающим взглядом. Правда, не тем, который определяет, насколько хорош мужчина внешне и достоин ли он внимания женщины, а несколько другим. Приблизительно так смотрела на поросенка моя деревенская тетка на базаре, когда пыталась на глаз определить его вес. – Знаю я вас, мужиков. На словах герои, а как до дела – сразу тысяча уважительных причин, чтобы слинять.

Резкий ответ девушки не слишком сочетался с ее очаровательной внешностью, но это ничуть не уменьшило ее очарования. «Так мне и надо! Приставать к незнакомым девушкам в общественном транспорте – это наглость. Но я же околдован. Значит, имею право!»

Поезд тронулся снова. Разговаривать в метро непросто. Чтобы слышать собеседника и общаться, не напрягая голосовых связок, необходимо стоять почти вплотную. Напрягаться я не привык, а потому сделал еще один шаг.

Какие у нее интересные духи… Словно обволакивают чем-то нереальным, необычным, к чему стремишься всю жизнь, но так и не можешь достичь. «Ну все, пропал!.. Окончательно и бесповоротно. Хотя мы только парой фраз перекинулись, а у меня уже дрожь в коленках. Почему я так боюсь ее потерять? Где же мой хваленый иммунитет против слабого пола? Куда подевался?»

– Зачем же обобщать? До следующего понедельника у меня никаких неотложных дел. Могу хоть на край света! Только скажите, с какого вокзала отправляемся, – попытался я отстоять честь мужского населения, мимоходом отмечая про себя: паспорт с собой, деньги кое-какие имеются – на первое время хватит.

– Вы на самом деле такой смелый или просто рисуетесь? – В печальных глазах незнакомки промелькнули искорки озорства.

По поводу смелости и трусости у меня есть целая собственная теория, но не излагать же ее здесь? Поэтому я ответил весьма неопределенно:

– Я не смельчак, но если постоянно притворяться храбрым, то про страх начинаешь забывать.

– Я могу понимать ваши слова как решительный настрой на путешествие? – Из ее голоса исчезла резкость и появился некоторый едва уловимый вызов.

– С ВАМИ – хоть сейчас!

– Договорились, – чуть поспешно согласилась она. – Выходим на следующей остановке. Только потом не жалуйтесь, что забыли дома свою любимую зубную щетку.

Интересный поворот!.. Насколько я знал, следующей являлась та редкая станция на кольцевой, где не было ни железнодорожного, ни автобусного вокзала. А впрочем, какая разница? Не я же везу, а меня. Зачем брать лишние проблемы в голову? Жить нужно легко.

Поезд начал торможение, и она взяла меня за руку.

– Не передумал? – неожиданно перешла на «ты» незнакомка.

– Я не пустослов, – проникновенно ответил я, глядя незнакомке прямо в глаза. Не в силах отвести взгляда и не замечая ничего вокруг.

Поезд остановился, двери открылись. «По-моему, на этой остановке выход всегда производился как обычно, слева по ходу движения», – промелькнула мысль. Но не отпускать же нежную ладошку из-за пустяка.

– Приехали, – девушка высвободила свою руку.

«Приехали!!!» – эхом отозвалось в моем сознании, которое с трудом пыталось переварить увиденное.

Кто бы мог подумать, что с другой стороны вагона могут оказаться такие декорации? Куда подевалась мраморная отделка подземной станции?! Где люди, которые минуту назад спешили по своим делам?! И куда пропал сам вагон, выпустивший нас не из той двери?!

Все исчезло. Зато вокруг…

1
{"b":"25927","o":1}