ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава четвертая.

Предновогодняя Москва — это черти что и с боку бантик. В особенности если это Москва декабря 1991 года. Обычно она кипела от провинциалов, понаехавших со всех концов страны. Они искали здесь хоть какие нибудь подарки к новогодним праздникам. Раньше эти поиски завершались HAPPY ENDом. Но только не в тот год. Дефицит достиг тогда своего апогея. Магазины были пусты и чтобы найти подарочек к новому году нужно было изрядно побегать и постоять в очередях. По этой причине прохожие спешили в тот дивный вечер кто в детский мир, кто в продуктовый, а кто в виноводочный. Лишь бы успеть отхватить хоть чего-нибудь. А с неба им подмигивали, падающие в свете фонарей, снежинки. А они все топали и топали. Хмурые и усталые. Потому что все веселые уже все достали и сидели по домам.

Дверь центрального подъезда хлопнула. Лидия Иванова вылетела из института словно ракета со стапеля. Заведующий, сволочь, задержал! Знает ведь, что по магазинам нужно прошвырнуться. Так нет, эту лекцию закатил! — злилась она — Тоже мне Вавилов нашелся! Лидия быстро засеменила по заснеженной мостовой. Тот-топ — топали ее импортные сапожки, купленные в Швеции. Это вам не «совок»! Будь она попроще да по-глупее, то наверное гордилась бы ими, как собственными научными достижениями. Ведь импортные женские сапожки — это так престижно. Лидии часто становилось смешно когда она думала, что всего-то в нескольких тысячах километров от Москвы это ровным счетом ничего не значило. Люди там уже давно решили подобные проблемы. Но это же Москва, Россия, здесь всегда все не как у людей! Будет ли в России когда-нибудь как у всех? Интересно? Дожить бы до того времени. На ходу размышляла она, спеша в детский мир, чтобы достать своей дочке новогодний подарок. -Женщина, подождите пожалуйста! — услышала Лидия и обернулась. К ней быстрым шагом подходила молоденькая девушка лет двадцати. Высокая. Ноги, что называется, от ушей, белые волосы, одета модно, похожа на иностранку, но говорила без акцента. -Это вы Лидия Иванова? -Да я. -Очень приятно. Меня зовут Сара. Я читала вашу статью и она мне очень понравилась. Девушка заинтересованно разглядела Лидию, а потом достала из кармана пальто журнал с ее статьей.

— Я, признаться, удивлена вашим интересом. В наше-то время? -Ну не всем же быть панками! Девушка захихикала. Потом вдруг резко стала очень серьезной, даже с ноткой трагичности. — Это вы серьезно? — спросила она. Лидия была ошарашена. Что ей нужно? Откуда она взялась и тем более откуда узнала как Лидия выглядит? Ее фотографии к статье вроде бы не прилагалось. -Извините девушка, я спешу. -Подождите, только один вопрос: вы серьезно считаете что там что-то зашифровано? -Да и… -И когда вы сможете увеличить изображение на столько, чтобы различить его — -перебила девица, не дав Ивановой договорить. -Думаю в скорости. -А я так не думаю. И вообще…. не стоило вам этого делать. Последняя фраза в конец вывела Лидию из себя. -Идите вы, знаете куда…. Девушка огляделась. Прохожих поблизости не было. Фонарь разбит. Она оценила обстановку и достала из левого кармана пальто какой-то приборчик. Лидия уже повернулась и хотела было идти, но не смогла. Вначале она почувствовала легкое покалывание в груди, там где находилось сердце. Она испуганно развернулась и посмотрела на девушку. Девушка держала в левой руке странный предмет похожий на маленький ручной фонарик. Он был направлен на Лидию и нес в себе смерть. Мгновение спустя Лидия провалилась во тьму, а затем увидела свет в конце туннеля…

*****

В тот же день в Сан-Франциско Джим Ликок работал в лаборатории. Он как всегда сидел около экрана компьютера и пытался вычислить нужный угол наклона микроскопа. На экране мелькали разноцветные цепочки ДНК, крутящиеся в трехмерном пространстве под разными углами обзора. Примерно в полдень его телефон затрещал электронной трелью. Звонили из Нью-Йорка. -Алло, привет, это Блэйз. -Да, привет. Как дела? -Нормально, а у тебя? -Так же, работаю в поте лица… У тебя что-нибудь вышло? — Джим затаил дыхание. -Да! -Неужели?! Движения Ликока замедлились, он весь напрягся. -Ну и? И вдруг Джим подскочил от испуга. Потому что кто-то стоящий за спиной тронул его за плечо. -Вы мистер Джим Ликок? — услышал он. Посреди кабинета стоял загадочный тип. Собственно говоря, ничего загадочного в нем не было. Это был обычный молодой человек, правда с удивительно правильными чертами лица, делающими его почти идеальным красавцем. Странным являлось то, каким образом он попал в кабинет Джима без предупреждений от охранника на входе? Ведь так заведено в этой конторе: если кто-то пришел, нужно сообщить, что поднимается посетитель. И даже если занят телефон нужно подождать пока он освободиться, а потом позвонить еще раз и спросить разрешение на вход. -Да, это я. Но кто вы? — удивленно спросил Джим. -Я к вам по делу. — пришедший игнорировал вопрос Джима. -Подождите я разговариваю по телефону. -Я полагаю, что уже не разговариваете. -То есть как? Джим поднес к уху трубку. Оттуда послышались короткие гудки. -Обрыв на линии, очевидно. — сказал странный тип и сочувственно закивал.

— И не только на линии. Он достал из кармана джинсовой куртки светлый цилиндрик и направил его на Джима. Пару секунд спустя тело Ликока безжизненно обвисло на стуле. Телефонная трубка выпала из его руки и повисла на проводе, раскачиваясь словно маятник. Странный человек молниеносно наклонился к клавиатуре и стал очень быстро нажимать клавиши, так быстро, словно он был чемпионом мира по скоропечатанию. После этого на экране высветились слова:

ВСЕ ФАЙЛЫ СТЕРТЫ.

Ловко проделав эту операцию, он стал рыться в ящиках стола. Схватив папку и бумаги, он запихал их запазуху. В этот момент его и застал Тревиз — ученый который работал вместе с Ликоком. Все это время он находился за деревянной перегородкой, и спокойно пил кофе, ни о чем не подозревая. -Э.. э.., а вы кто?… Джим?! Странный человек пришел в смятение, целую секунду он не знал что ему предпринять. Но, быстро оценив ситуацию, он в момент развернулся и молниеносно скрылся за дверью кабинета. -Эй! Стой! Ты кто? Опомнившись от легкого замешательства, Тревиз подбежал к Ликоку, который сидел на стуле, раскинувшись в неестественной позе. Он потрогал его пульс и понял, что было уже поздно…

*****

В этот же день в Германии. Пригород Бонна. По дороге, вдоль которой располагались уютные двухэтажные коттеджи, шел мальчик лет двенадцати. Он шел из школы. Только что уехал школьный автобус, который подвез его и других детей к их домам. Мальчик флегматично пинал камушек. Дорога была пуста. Но внезапно из-за поворота вынурнула «БМВ». Машина подъехала ближе к мальчику и остановилась. Темное, полупрозрачное боковое стекло открылось и на мальчика посмотрела блондинка с красивым лицом, словно сошедшим с обложки «Плей Боя». -Молодой человек, Вы случайно не знаете где проживает господин Отто Шульц? -А, дядя Шульц. Он живет вон в том доме. — мальчик указал на коттедж с причудливым красным порталом. -Спасибо… Счастливого Рождества! Блондинка скрылась за матово-серым стеклом. Машина плавно тронулась в направлении дома Отто Шульца…

Глава пятая.

Новоиспеченного выпускника высшей школы ФБР — Джона Исидора мог понять только тот, кто читал «Паразитов сознания» Колина Уилсона или «Расплату» Эрика Рассела. Джон Исидор читал упомянутые произведения, поэтому занимался абсолютно идиотическим, с точки зрения нормальных людей, делом. Он сидел за компьютером и собирал через интернет никому ненужную информацию. Все началось с того, что он случайно узнал о загадочной смерти известного ученого-генетика, Джима Ликока. Полиция Сан-франциско подозревала, что это могло быть убийством. Но никаких конкретных улик в пользу сего не имелось. Были одни лишь домыслы свидетелей и следователей. Исидор решил проверить. Он знал, что, судя по полицейским протоколам, Ликок умер от разрыва сердца. А не умирал ли какой нибудь другой генетик в самое ближайшее время и при столь же загадочных обстоятельствах? — вот таким вопросом задался Исидор. Но с какой стати это должно произойти? Если вы задаете подобные вопросы, значит, вы не читали ни «Паразитов сознания» ни «Расплаты» и логика по которой мыслил Исидор вам не доступна. А все дело в том, что в обеих книгах ученых убивали некие сверхсущества, об существовании которых те догадывались. Происходило это в форме эпидемии. Один труп, второй, третий и так далее пока все ученые, узнавшие об этих существах не будут перебиты. И каково же было удивление Джона когда он обнаружил, что за последние дни умерло по крайней мере три генетика. И все от разрыва сердца. Это было выше всякой вероятности, это было закономерностью. Сразу трое ученых-генетиков умереть естественной смертью ну не как не могли. Но для пущей уверенности он проверил еще раз и послал запросы зарубеж. И, о боже, через пару дней откликнулись. В Германии умер еще один генетик. И тоже разрыва от разрыва сердца. Но практикант не остановился на этом. Он решил узнать чем же таким «смертельным» занимались умершие ученые. Джон просмотрел множество информации, прежде чем наткнулся на статью с действительно смертельным названием «Что таит в себе ген смерти?», которая была подписана сразу семью учеными. -Вероятно, они уже все на том свете. — разумно решил Исидор. На что же они все таки наткнулись? Он еще не знал, что с появлением в его голове данной мысли, он тоже встал на скользкий путь, ведущий бог знает куда. Как учили в высшей школе ФБР, он составил папку документов с доказательствами собственной правоты и направился к директору Сан-Франциского отдела ФБР, где, собственно говоря, он проходил практику. Джон Исидор узнал у секретарши можно ли войти и, получив разрешение, тихо постучался в дверь. На что от туда послышалось: — Да-да… это я не тебе, ты ведь знаешь, что в любом случае нет! Он робко зашел в кабинет. Гарри Брайант — директор Сан-Франциского управления ФБР сидел развалившись в кресле, которое в магазинах офисной мебели имеет громкое название «кресло руководителя». Брайант был неряшливо одет и не причесан, на столе небрежно валялись различные документы и прочая канцелярская утварь. С чувством явного отвращения он взглянул на зализанного практиканта, одетого ко всему прочему в оттуженный черный костюм. Под мышкой тот держал какую-то папку, вероятнее всего, заведомо с какой нибудь дрянью. И вообще он до противности напоминал клерка. Гарри пыхтел сигарой, передвигая ее только уголком рта. Одной рукой он держал телефонную трубку, а другой перебирал бумаги, беспорядочно лежащие на столе. При этом он еще умудрялся отвечать что-то своему собеседнику на том конце провода. -Да. — говорил он, а уже спустя пять секунд: — Нет! Потом через некоторое время снова: — Нет!… Не знаю… Да… Да… Да… НЕЕЕЕТ!!… Нет, черт возьми!… Да… Не имею понятия…. Я в курсе….. Нет…… Сам дурак!….. Пошел ты к такой-то матери! Он злобно отшвырнул трубку. -Ну заходи, Исидор. Практикант робко подошел ближе и сел на предложенный стул. -Что там у тебя? -Да вот, наткнулся на подозрительную информацию. -Ну давай ее сюда. — не вынимая сигары, сказал Брайант. — Я посмотрю что ты там накалякал…. Можешь идти…. Иди, я сказал! Завороженный практикант опомнился, положил на стол Брайанта папку и вышел из кабинета, мысленно положив крест на все, что он сделал.

5
{"b":"2593","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой любимый враг
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Нефритовый город
На грани серьёзного
Беззаботные годы
Супруги по соседству
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Арктическое торнадо