ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, это не наши. — вдруг сказала темноволосая женщина с подозрительно знакомым лицом. -С кем имею честь говорить? — спросил Крорниг, поправляя панаму. -Рейчел!!! — пробулькал парализованый Декарт второй. — Господи, это ты, а я думал… — он уставился на голограмму и застонал. -Рик, а я думала… — она посмотрела Декарта первого. И тут Декарт первый вспомнил, где он видел эту женщину. Это была та самая Рейчел Шелли, что тридцать тысяч лет назад водила его за нос, убила его козу, а также совершила прочие гадости. Это была женщина анди — одна из руководителей Всемирной Андроидной Революции. -Ах, это ты сучка! — крикнул он. -Заткни пасть, кретин! — разозлилась Рейчел. — Что ты сделал с моим мужем!? -Мужем! Это твой муж! Ха-ха! — Декарт испепеляющим взглядом посмотрел на своего дойника, распластавшегося на диване. -Гм, Господа не будем пререкаться! — вмешался Крорниг. -Давайте о деле! Чьи же это все таки корабли? -Предтеч. — сказал бородатый мужчина сидящий рядом с Рейчел. — Но не наши, это точно. -Если хотите можете удостоверить. -Рейчел переключила изображение. И в течении десяти секунд прокрутила запись переданную с Марса. — Они зажали наш флот так же как и ваш. -Тасо, почему вы вы целитесь в Декарта? — спросил генсек, изначально намереваясь спросить ее о предтечах, поскольку она числилась в спецах по этому вопросу. -Пошел ты к такой-то матери! — огрызнулась Тасо. -Не понял? — непонял генсек. -Она тоже анди. — прокомментировал Декарт первый, по-прежнему не выпуская из рук оружия и целясь в женщину-оборотня. -То есть как? — снова не понял генсек. Остальные члены Совета Безопасности стали перешептываться, ошарашенно поглядывая на Тасо. Вдруг Рейчел разобрал истерический хохот. — Тасо? Ты сказала ему! И как… Декарт первый покраснел. — Генсек, я должен сообщить вам прискорбную новость. Они обладают технологией перегонки сознания из андроидных тел в человеческие! -Декарт сказал это с болью в сердце. Он до сих про не мог отойти от того, что недавно узнал. Но это было только цветочками по сравнению с тем, что ждало его впереди. Продолжая смеяться, Рейчел добавила: — Среди людей, не скажу сколько, но достаточно много анди. Может быть они есть и среди членов Совета Безопасности. — ехидно сказала она. — Но не бойтесь, милые дамы и господа, вы никогда не узнаете кто перед вами на самом деле. Предварительно всем нашим агентом была поставлена ложная память. Вспомнить о своей истинной сущности они могут только в крайнем случае, как, например, с Тасо. Так что даже вы — Титус можете быть анди… — она снова залилась смехом. Ужас постиг всех кто был в белом зале. Ужас постиг всех людей видевших это. Члены Совета Безопасности стали подозрительно поглядывать друг на друга. Все разговоры в миг прекратились. Отныне никто не мог доверять никому. Некоторые наиболее слабонервные похватались за личные генераторы настроения. Но и это были только цветочки, ягодки по-прежнему были только впереди. Всеобщее замешательство продлилось еще минут пятнадцать. Был слышен лишь истерический смех Рейчел Шелли, прерванный через минуту усилиями Владимира.

Затем в белый зал стали поступать сообщения о том, что на многих планетах началась настоящая паника. Люди стали вооружаться, подозревать всех и каждого даже самих себя. Различные ненормальные типы пытались захватить власть и начать выявление скрытых андроидов. Но Владимир знал, что учитывая программу вложенную в агентов, это скорее всего были они. Поступая таким образом, они могли обеспечить себе наибольшую безопасность. Кто-то в белом зале предложил прекратить всегалактическую трансляцию, но ему возразил хор голосов, поскольку, по их мнению, это противоречило демократии и права на достоверную информацию. Но это было всего лишь маленькой перепалкой расстерянных и недоверяющих друг другу слабонервных людишек. Это ни на йоту не выводило ситуацию из полнейшего тупика. Тут требовался решительный шаг. Самым волевым из всех оказался Крорнинг. Он вытер панамой проступивший на лбу пот и бесцветным голосом, словно он умирал, сказал: — Мы должны что-то решить. Иначе нельзя. Мне кажется, все эти призывы Предтеч для чего-то предназначены… Что вы хотите? — он обращался к Шамбале. Рейчел, успокоившись, сидела с опушенной головой, ее лицо закрывали длинные черные волосы. Она не ответила. За нее ответил бородач. -Только одного. Мы хотим, чтобы вы признали нас людьми. Белый зал разразился негодующими возгласами. Даже возможность того, что любой из них может оказаться андроидом не убавила в их снобизма и заносчивости повелителей галактики. -Их людьми!? -Да кто они такие… -Роботы, мать их, совсем офигели! -В натуре! Это же .. И так далее и все в том же духе. -Я хочу напомнить вам, что некоторые из вас тоже анди. — спокойным вкрадчивым голосом сказал Фил. Рейчел еще раз хихикнула, но уже спокойно, без истерики. Титус Крорниг еще раз обтер лоб панамой. -Успокойтесь!!! — крикнул он. -Вы можете предложить что-то иное? — он снова был тем же Крорнингом, продержавшимся на посту генсека ООН десять тысяч лет. Почти все заткнулись и стали слушать его. Генсек продолжил: — Допустим если бы не было Предтеч и мы бы вступили в войну с Землей. Допустим, что мы уничтожим всех земных андроидов. Ну и что? Вы можете сказать, сколько их находиться среди нас и даже не подозревают, что они анди? Силовое решение не пройдет. У нас нет иного выхода, как договориться! -Договориться? С роботами!? — возмутился Лорд Питкин. — Да никогда! Его поддержали еще несколько горлопанов. -Предтечи! Предтечи! — послышались другие голоса членов Совета. — Они заварили эту кашу! Что скажут они? -Они уже сказали свое слово. — закричал Крорниг. -"Время говорить"? А что это значит? -Да, что? -Что? -Мне кажется это значит то, что мы с вами сейчас делаем. — вмешался бородач из Шамбалы. -Пока мы еще ни о чем не договорились! -с нескрываемой горечью заметил генсек. -Я знаю!!! — заорала Тасо и все закрыли рты, заинтересованно уставившись на женщину. — Я знаю, кто может прояснить обстановку. — продолжила она уже нормальным голосом. — Этот господин, что в меня целиться. -Декарт? Но откуда? — генсек еще раз обтер свой потливый лоб. Декарт ощутил на себе массу подозрительных взглядов. Он почувствовал себя словно он впервые в жизни вышел на сцену перед многочисленной аудиторией, например, в Карнеги-Холле, и как на зло забыл текст. Он ощутил неприятную дрожь во всем теле и снова раскраснелся. Небеса разверзлись перед ним, земля дала трещину, его дожидались врата ада. Хуже было некуда. -Не так ли мистер Декарт? — атаковала Тасо, мерзко скривив губы. — Я отлично помню, что вы почувствовали легкое помутнение рассудка, когда увидели ту надпись внутри базы Предтеч. Насколько мне известно, никто кроме вас этого не почувствовал. -Это не правда, я почувствовал это из-за психологического комплекса Земли. — выкрутился Рик. -Что такое комплекс Земли? — несколько удивился генсек. Тасо кратко объяснила, что это такое. Внезапно из дальнего конца зала появился Федор Жуков. Он был бледен как сама смерть. Но бледен не от того же, что все остальные в зале. Он снова знал, чем он является на самом деле. Знал, но в отличии от Тасо молчал. -Никто из эскадры не жаловался на приступы тошноты или другие синдромы, описанного вами комплекса. Я не знаю почему. Но… -Это и понятно. — вновь вмешался Владимир. — Вы перебили его общим неврозом.

Оскорбленная гордость властелинов галактики и все такое, как это у вас называется. Плюс эффект толпы. -Я не закончил. — твердо сказал Федор. — Но этот комплекс существовал в действительности. Я знаю людей, которые пытались вернуться на Землю несколько тысячалетий назад и не смогли, почувствовав то же самое, что Декарт. У меня все. — закончил он по-военному, а после повернулся и ушел на свое место. -И все таки я утверждаю, что Декарта мутило, когда он увидел артефакт Предтеч. Декарт, что значит эта надпись? Отвечайте!… Сознайтесь, вы — Предтеча? — Тасо в конец доконала Рика, окончательно прижав его к стенке. -Я нет… — у Рика закружилась голова, он закрыл глаза. По спине пошли мурашки, когда недостающий участок его памяти был возвращен. Воспоминания вернулись постепенно так же, как постепенно проясняется вид из окна, когда спадает туман. Спасительная пелена рассеялась, и вновь он остался один на один с голой правдой, которая была ужасна. Он опустил оружие, потому что теперь борьба не имела никакого смысла….

51
{"b":"2593","o":1}