ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сука
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Три товарища
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Тропинка к Млечному пути
Доктор Данилов в Склифе
Похититель ее сердца
Содержание  
A
A

Код ЛП-7 означал максимальную скрытность операции с привлечением людей, не имеющих ни малейшего понятия ни о «Тихом совете», ни о лорде Паркасе, а Бургюс являлся человеком Паркаса, выполнявшим наиболее деликатные поручения.

Майор Стракус, опутанный светло-зелеными лианами, спал в небольшой комнате и не подозревал, какие события разворачиваются вокруг его персоны. Около входа сидели два охранника в расслабленных позах. Судя по тому, что мимо них беспрепятственно прошел человек с белой повязкой на лице, стражи явно не бодрствовали. Вошедший приблизился к больному и, вытащив небольшой шприц, сделал инъекцию. Затем он проделал манипуляции с пультом возле кровати пациента. Лианы нехотя отпустили свою жертву, Стракус открыл глаза.

– Майор, – обратился к нему незнакомец, – одна леди на консилиуме «Тихого совета» сделала из вас «козла отпущения». Зная о том, какой обработке могут подвергнуть ее напарника, недавно потерявшего дворянский титул, вряд ли она это допустит. И вовсе не из человеколюбия, как вы понимаете. Выводы делайте сами. У вас есть пять часов, пока будет действовать стимулятор. Еще одна доза в этом шприце. Вводится внутримышечно. Большего организм не выдержит, а после окончания действия лекарства сутки будете чувствовать себя трупом.

Оставив шприц на кровати, незнакомец удалился. Похоже, он четко рассчитал время – именно сейчас Стракус почувствовал, что может шевелиться. Майор сел на кровати, пытаясь привести мысли в порядок.

Значит, консилиум состоялся. Без него. И Нереса имела полную свободу слова, ограниченную разве что рамками ее собственной фантазии. А нафантазировать герцогиня могла гораздо больше того, что было оговорено на Земле.

В голове пришедшего в себя пациента барабанным боем отдавался стук собственного сердца, но мысли крутились четко, без холостых оборотов. Лорд Дранбас умел воспитывать подчиненных, а Стракус ходил далеко не в худших учениках.

Осторожно высунувшись из-за двери, он выглянул в пустынный коридор медицинского отсека и увидел двух спящих охранников. Тот, кто пожелал этим парням спокойной ночи, и не пытался скрыть собственные намерения. Приглядевшись, на нижней половине лица отдыхающих нетрудно было заметить небольшой налет пыльцы покойцвета.

Решив, что многочисленная охрана для помещения с одним выходом – слишком большая роскошь, майор уменьшил ее вдвое. Он втащил стражника приблизительно своей комплекции в палату и, позаимствовав его одежду, уложил тело на единственную кровать. Затем нажал на треугольную панель. Майор хорошо помнил эту кнопку. После ожогов, полученных при взрыве лаборатории Крадуса, он проходил восстановительную терапию чуть ли не в этой самой палате. Зеленые шнуры лиан потянулись к содержимому кушетки, формируя вокруг объемный кокон.

Несмотря на легкое подташнивание и боль в висках, майор энергично направился к выходу из медицинского корпуса. Однако уйти удалось не так далеко, как хотелось.

Сначала внимание привлек женский голос и звук шагов. Стракус бесшумно проскочил в боковой коридор и притаился за медицинской тележкой.

– Майор чувствует себя хорошо, и, если процесс выздоровления пойдет с той же скоростью, завтра вечером мы поставим его на ноги, – донесся голос медсестры.

Четверо парней в форме офицеров медицинской службы молча шли за сержантом, которая, скорее всего, дежурила этой ночью в корпусе. По тому, как двигались эти ребята, майор сразу понял: к медицине они имеют весьма отдаленное отношение. Разве что служат поставщиками работы для патологоанатомов. Абсолютно бесшумная походка, цепкое наблюдение, четко разделенное по секторам, и свободный доступ к оружию. Ни одна кобура не была застегнута. По отсутствию бликов на прическе натренированный глаз бывшего барона определил отсутствие биоконгов. Впрочем, им он, скорее всего, не нужен.

«Надо сматываться, и поскорее, – подумал пациент. – Парадный выход отпадает, будем пробираться к служебному».

Стракус уже собрался покинуть свое убежище, как до слуха донесся щелчок армейского райтса. Звук раздался со стороны центрального входа. Вскоре оттуда же донеслись торопливые шаги и показались люди в костюмах песочного цвета. Этих было семеро и, в отличие от предыдущих, все были в масках.

«Стесняются, наверное, – решил Стракус. Он успел передислоцироваться в глубь бокового коридора и занять позицию за одним из небольших шкафов. – Кто же догадался поставить мне охрану без оружия? Если они сейчас повернут, кому-то придется несладко».

Двое действительно направились проверить коридор. Они и пострадали первыми. Хлопки, после которых в головах проверяющих стало как минимум на одно отверстие больше, принадлежали либо реветсам, либо макринам – оружию диверсантов и наемных убийц. «Вот какие пушки нынче в ходу у „медицинского персонала“. С такими точно не застегнешь стандартную офицерскую кобуру», – подумал скрывающийся пациент.

Приглушенные выстрелы заполнили основной коридор, хотя самих участников перестрелки майору теперь видно не было. «Будем надеяться, им меня тоже не видно», – размышлял Стракус. Уходя, в паре шагов от себя он заметил оружие одной из первых жертв перестрелки. Кто знает, какие сюрпризы ожидают впереди. Подобрав райтс, майор пополз подальше от разгорающегося сражения. Ему было куда спешить, ведь стимулятор обещал лишь пять часов бодрствования плюс одна подзарядка. Не так много для человека, пытающегося найти укромное место в городке, где каждый второй прямо или косвенно работает на «Тихий совет» – организацию, с сегодняшнего дня опасную для выздоравливающего.

Глава 6

НОЧЬ НЕПРИЯТНЫХ СЮРПРИЗОВ

– Я уже думал – твое море никогда не кончится, – облегченно вздохнул Магин, почувствовав твердую почву под ногами.

Оба солнца скрылись за линией горизонта, и лишь звездное небо скупо освещало ночь на Брундагаке.

– В принципе, я ничего не имею против. Просто до сегодняшнего дня моим самым крупным достижением в плавании являлось преодоление двухсот метров с одного берега озера на другой. Происходило это, правда, лет десять назад и чуть не закончилось трагически. К счастью, откачали меня быстро, но с тех пор дальше десяти метров от берега я не отплывал. А тут такой прогресс! Как это можно объяснить с научной точки зрения? Ты же у нас ученый.

Попугай сидел на мокрых волосах пловца на сверхдальние дистанции и не подавал голоса.

– Эй, там, наверху! Может, ты язык проглотил?

– Не мешай. Я думаю. Это тебе не руками махать, тут нужна полная сосредоточенность.

Магин прошелся по песчаному берегу, но ступать на траву не спешил. Кто их, местных, знает, за что тут бьют по морде. Не ровен час – выбежит какой-нибудь кактус и нашпигует иголками по первое число.

– Пожалуй, все дело в том, что ты слопал биоконг.

– Вот тебе и раз! Ладно, у наших врачей отговорка: «Наверное, съели что-нибудь несвежее». Но услышать такое от ученого? И не забывай – у меня во рту уже сутки маковой росинки не было, не то что… – возмущенный Игорь вдруг сообразил, кого имел в виду попугай. – Погоди, а когда это мы встречались с биоконгом за одним столом?

– На Земле, во время пожара. Пока ты спал.

– Я так сильно зевал во сне, что не заметил, как проглотил зверушку? – удивился Магин.

– Нет. Все произошло не так. Зверушку, как ты ее называешь, хозяин оставил специально, чтобы ты не проснулся во время пожара. Я был сильно заинтересован в обратном, но ничего не мог против него сделать. У нас разные весовые категории, и преимущество, как ты понимаешь, на его стороне. Поэтому я попытался отвлечь биоконга от твоей персоны, а единственный способ – это свежая человеческая кровь. Помнишь, я рассказывал про плазматерию? Она создана из человеческой крови. Биологический усилитель просто не мог не заинтересоваться основой, на базе которой он создан. Так вот, я процарапал глубокую рану на твоей руке, туда и затянуло беднягу. Мне это показалось невероятным еще в тот момент, но размышлять было некогда, ты мог сгореть.

17
{"b":"25932","o":1}