ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ну, ты растешь прямо на глазах, – раздался за спиной голос Радара. – Что значит – переедать на ночь глядя. Натрескался тяжелой белковой пищи – вот и разнесло.

Теория разговорчивой птички Магину не слишком понравилась:

– Хочешь сказать, мне пора садиться на диету?

– Нет. Во-первых, диета тут не поможет, а во-вторых… тебя что-то не устраивает?

– Пока все нормально, но если процесс и дальше пойдет такими темпами…

– Процесс уже закончился. Биоконг воспользовался твоим вчерашним ужином, чтобы довести тело до нормы.

– Не нравится мне все это. Какой-то зверь сидит внутри и творит с организмом что захочет. Сегодня ты человек, а завтра проснешься собакой или кошкой.

– Объясняю. – Попугай выразительно посмотрел на Игоря своими бусинками-глазками, в которых явно читалась недосказанная часть: «для недалеких». – Биоконг не занимается самодеятельностью. Это обыкновенный паразит, крайне заинтересованный в отличном здоровье и полной безопасности своего хозяина. Он производит лишь те изменения, которые усиливают жизнестойкость организма. А он, между прочим, теперь у вас один на двоих.

– И что, этот… – у Игоря язык не поворачивался назвать паразитом пусть и ничтожно малую, но все же часть самого себя, – друг улучшает здоровье и ничего не берет взамен?

– Взамен… Только возможность существовать. Биоконг создан таким образом, что живет, лишь пока жив его владелец.

– В общем, вопрос, кто для кого является паразитом, остается открытым. Тогда давай попытаемся решить другой. Где мы сегодня будем завтракать? Кажется, на укрепление моего тела ушли все вчерашние калории.

– По-моему, даже несмотря на биозащитника, тебя легче убить, чем прокормить, – возмутился Радар. – Надо подниматься наверх. Среди скал должна быть тропинка. Я слетаю, посмотрю.

Попугай вспорхнул в небо, а человек бросил взгляд на нависающую скалу. Вчера ночью некогда было рассматривать местный ландшафт, а сегодня выяснилось, что узкая полоска берега упиралась в почти вертикальную стену из камня, возвышающуюся над морем и справа и слева.

«Не такая уж она и отвесная, уклон градусов семьдесят», – решил он и полез вверх. Лишь преодолев три четверти подъема, Игорь задался вопросом: зачем он подвергает себя неоправданному риску? Но так и не смог на него ответить. «Наверное, на голову тоже подействовало. И не в лучшую сторону», – промелькнула мысль о биологическом усилителе, но сорвавшийся из-под руки камень, чуть не угодивший в висок, отогнал ее вместе со всеми остальными.

– И все-таки я ее сделал. Какой я молодец! – удовлетворенно констатировал Магин, выбравшись на горизонтальную поверхность.

– А тропинка, между прочим, была совсем рядом. Или мы теперь как люди не ходим?

– Ну, извини, задумался, – промямлил Игорь в свое оправдание.

– Интересный у некоторых получается мыслительный процесс. Ладно, проехали. Вон и деревушка. Сервис там неважный, зато документов никто не спросит, – сказал Радар и уселся на плечо.

Первыми, кто встретился на пути полуголому путнику, оказались три мужичка колоритной внешности. Одень их соответствующим образом да посади на коней – и лучшей натуры для картины «Богатыри», пожалуй, не найдешь. Магин мысленно сравнил свои габариты с размерами претендента на образ Алеши Поповича и понял, что все равно пока немного проигрывает. «Интересно, у них все такие?» Радар потянулся к уху и прошептал:

– Когда почувствуешь мои когти – просто открывай рот. Говорить с ними ты все равно не сможешь, а язык жестов эти парни не поймут.

– Как скажешь, – согласился Магин и пошел навстречу местным жителям. Первый межпланетный контакт – дело серьезное, и представитель планеты Земля на Брундагаке постарался выглядеть подобающим образом. Немного подкачал официальный костюм, поэтому вся подготовка к встрече ограничилась приглаживанием волос и подтягиванием единственного предмета одежды на пять сантиметров.

– Привет, пацаны, не подскажете, где тут приезжему можно остановиться? – включил фонограмму Радар, считая подобную манеру наиболее приемлемой для разговора.

Мужички переглянулись и даже посмотрели назад – вдруг там находятся те самые пацаны, к которым обращается этот светлокожий незнакомец?

– Шел бы ты отсель, пока мы не подумали, что кто-то собрался своим срамным видом наших баб смущать, – могучим голосом ответил «Илья Муромец», закатывая рукава выше локтя.

«Непохоже, что он готовит ладонь для рукопожатия», – подумал Игорь и, почувствовав острые коготки птицы, снова открыл рот:

– Если здешним женщинам не хватает настоящих мужиков, так это, скорее, ваша проблема, а не моя. Но я, кажется, задал вопрос. Долго мне еще ждать на него ответ?

Магин чувствовал себя полным идиотом. Неуютно вот так стоять и, как марионетка, открывать рот, слушая какую-то тарабарщину, явно не улучшающую настроение аборигенов. Лица мужичков и в начале разговора не светились радушием, а с каждым произнесенным звуком становились все мрачнее. Знать бы хоть, о чем они беседуют? Того и гляди – начнут бить по морде. А за что?

Плохие прогнозы имеют одну коварную особенность – как правило, они сбываются. Послушно открывая рот и вслушиваясь в становящиеся все более грозными голоса, Магин приготовился к худшему, и оно не заставило себя долго ждать.

Первым подошел «Алеша Попович» и размашистым движением попытался ударить Игорю по плечу. Землянин не стал уклоняться от удара, а наоборот, приблизился к сопернику почти вплотную, словно собирался с ним вальсировать, и, перехватив руку, сделал эффектный разворот на месте. Центробежная сила вращения сыграла свою роль, и танцевальная пара распалась, не продержавшись вместе и двух тактов. Самый мелкий богатырь с расширенными до максимума глазами приземлился в пяти шагах от места старта. Особо он не пострадал, но подниматься и предпринимать вторую попытку не спешил.

Инцидент с полетом первого встречающего нисколько не смутил остальных. Мужики еще сильнее насупили брови и грозно двинулись на соперника. В голове землянина неожиданно возникла мелодия песни, в которой рефреном звучала фраза – «танго втроем». В такт музыке Магин танцующей походкой направился к «Илье Муромцу», несколько озадаченному подобным способом передвижения. Гигант широко расставил руки, чтобы не упустить противника, но обнять ему удалось лишь воздух. Магин ловко пригнулся в полуметре от богатыря и, схватив его поднимающуюся в движении ногу, резко отошел назад.

Раздался треск брюк «Муромца» и последовавший за ним оглушительный рев мужичка. Ни штаны, ни их владелец не были готовы к гимнастическим упражнениям. Не слишком изящное приземление на шпагат оказалось плачевным для обоих, о чем свидетельствовал расползшийся шов и красноречивая физиономия гимнаста.

Тем не менее праздновать победу было еще рано. «Танго» продолжалось теперь уже по классическому, парному варианту. Тот, кому Магин отвел роль Добрыни Никитича, решил, что противник перед ним серьезный и ничего зазорного в нападении на него со спины нет. Он не учел лишь один существенный момент: туша, превышающая сто килограммов, создает при беге не только шум, но и слабое колебание почвы – около двух баллов по шкале Рихтера. Да и кто утром нападает с восточной стороны? Сопоставив шум шагов, содрогание земли и скорость надвигающейся тени, Игорь, не оборачиваясь, выполнил эффектную подсечку, и мужик неожиданно для себя превратился в живой снаряд, угодивший головой в грудь коллеги с драными штанами. Теперь у «Муромца» треснула еще и рубаха, а сам он оказался припечатанным к земле массивным телом своего друга. В камасутре вряд ли описана такая поза, поскольку ноги нижнего партнера так и заклинило в состоянии шпагата.

– Ты рот-то закрой, – заговорил попугай на местном диалекте, вдавив когти в плечо победителя. – Это я тебе, малыш.

Магин продолжал пялиться на экстравагантную парочку, не реагируя на боль в плече.

– Да отвернись, наконец, от извращенцев и глянь на третьего, – шепотом произнес Радар на понятном Магину языке, после чего продолжил, обращаясь к «Алеше Поповичу». – Не мог бы ты одолжить мне свои брюки и рубаху? А то действительно неловко получается: первый раз в незнакомую деревню – и почти нагишом.

21
{"b":"25932","o":1}