ЛитМир - Электронная Библиотека

Ромкуш не рассказал гостям о том, что ночью в каждой комнате, где планировали разместить пришельцев с севера, были обнаружены несколько неприятных «сюрпризов»: пропитанные ядом колючки под белыми простынями, масляные лампы с отравляющими добавками и по нескольку убийственных заклинаний для пущей надежности. Не сообщил князь и о том, что за ними по пятам будет следовать полгарнизона из Лурга. Он был серьезно обеспокоен вмешательством в свои планы неизвестных сил и хотел подстраховаться, где это только было возможно.

Однако всего не предусмотришь. Стоило отряду чуть углубиться в рощу, как с неба хлынули потоки воды.

«Наши следы теперь, точно, смоет, но возвращаться не будем, – решил князь. – Что будет, то будет».

Ливень хлестал недолго. Через четверть часа тучки бодро разбежались в разные стороны, начало припекать солнце, а ветерок помог ему уничтожить последствия дождя. Путешественники взбодрились.

– Гравз, расскажи мне о кантилимских играх. Что они собой представляют? – Михаил поравнялся с бывшим сотником. Парень теперь более уверенно держался в седле.

– А что рассказывать? Игры – это всегда интересно и всегда непредсказуемо.

– Как там соревнуются?

– Определяют самых сильных, самых ловких и самых метких, – попытался отделаться общими словами повелитель Сунгима.

– Как именно? Это можно делать по-разному.

«Он что, сам не знает? Темнит чего-то». – Сомову не понравился ответ князя. Тот на минуту задумался и продолжил:

– Вот по-разному и будет. Каждый год виды состязаний и правила, по которым проводится отборочный тур, меняются. И еще ни разу не повторялись. Силача могут заставить гнуть подковы, бросать на дальность бочки, разгружать телеги, да мало ли чего еще взбредет в голову великим магам Кантилима? Нечто подобное они придумывают и для кулачных бойцов и лучников. Поэтому ты можешь целый год готовиться к одному, а в результате окажется совсем другое. Что именно, узнаешь на старте.

– У вас еще и отборочный тур проводится? – покачал головой Мишка.

– Обязательно! У нас тридцать два княжества, а к основным соревнованиям допускаются только сильнейшие. Самое главное – пройти во второй тур, а там уже проще. Кулачные бойцы машут кулаками, силачи практикуются в борьбе, а лучники – в меткости.

– Считаешь, у нас есть шансы на победу?

– Победа – не самоцель. Конечно, я буду несказанно рад, если моя команда заявит о себе на весь Кантилим. Для этого необходимо хотя бы войти в десятку лучших. Таким командам обязательно вручают призы. Иногда весьма ценные.

– А какое место нужно занять, чтобы получить возвратный эликсир? – Затаив дыхание, Михаил ждал ответа на главный вопрос.

– Эк, хватил… Это тебе необходимо дотянуться до списка желаний.

– Что еще за список желаний?

– Перед каждыми играми составляется манускрипт из ста желаний, которые можно выбрать в случае победы. Победившая команда имеет право на три желания, вторая – на два, третья – на одно. И только из этого списка. А зачем тебе эликсир? Помер кто-то?

– Пока еще нет, но врачи не могут привести друга в сознание.

– Тогда нам нужно обязательно войти в тройку лучших команд. Но ты сначала ознакомься с предлагаемыми желаниями. Их перечень тоже меняют каждый год.

Рункуйский лес встретил путников мрачной тишиной и запахом гнилой древесины. Завалы и буреломы чередовались с непроходимыми зарослями и, если бы не проводник, тут можно было бродить всю жизнь.

– Откуда у вашего брата появился знаток здешних мест? – спросил Ромкуша волшебник.

– Шерман набирал себе людей из окрестных деревень, может, и его подобрал. А что?

– Я не помню, чтобы он хоть раз добирался в Баншам этой дорогой. Не спорю, путь по лесу нелегкий, но, зная любопытство вашего брата… Вряд ли он бы удержался от соблазна исследовать новый маршрут.

– Может, этот из недавнего набора?

– Не думаю, чтобы новичку поручили важную миссию гонца, – засомневался маг.

– Действительно странно, – задумался Ромкуш. – Доберемся домой, надо будет поспрашивать паренька. А пока будь начеку.

– Я начеку второй день подряд, – напомнил Эргант. – Если вы заметили, мой ученик не отстает от проводника ни на шаг.

– Это ты здорово придумал.

Тропинка не всегда позволяла ехать верхом, и путники часто шли пешком, предоставляя скакунам отдых, но сами вымотались ужасно.

– Долго нам еще шагать? – спросил проводника хозяин Баншама.

– Часа три, господин.

Сейчас отряд двигался по относительно редкому участку леса и впервые вышел на небольшую поляну. Князь решил устроить короткий привал.

– Ты вчера, когда пробил деревце насквозь, действительно целился в него? – спросил «эльфа» Михаил. – Или это была случайность?

Они оба направились проследить за Барбосом, который дернул в лесную чащу, воспользовавшись остановкой людей.

– Конечно, целился! – уверенно ответил Эдуард. – Хочешь, докажу?

– Да верю я…

– Нет, постой, – заволновался студент. – Назови мишень. Любую.

– Ладно тебе впустую стрелы переводить.

– Видишь вон ту сухую ветку, которая прямо из ствола горизонтально торчит? – Марицкий выбрал нетрудную цель в двадцати метрах. – Сейчас мы в нее…

Пущенная стрела пролетела мимо.

– Случайность, с кем не бывает, – прокомментировал свой промах студент. Затем случился второй, третий.

– Да что за ерунда? – Он разозлился и… попал.

– Устал в дороге, – поспешил успокоить лучника Сомов. – Вот рука и дрогнула.

– Да не дрожат у меня руки! – Эдуард вскинул лук и выстрелил, почти не целясь. Стрела воткнулась вплотную к первой. – Вот, видишь!

«Я-то вижу, – подумал Сомов. – Метко ты стреляешь, только когда злой. А стоит немного поволноваться – сразу промахи. Видно на чемпионате слишком сильно хотел быть первым, начал нервничать, потому и не вошел в тройку призеров. А нам в нее обязательно попасть надо».

– Здорово у тебя получается! – похвалил он «эльфа».

Через минуту из зарослей вынырнул взбудораженный Барбос. Он порывался лаять, но что-то его останавливало, и пес ограничился негромким рычанием.

– Ему явно не понравилось в здешнем лесу, – прокомментировал Михаил. – Пойдем к нашим.

Когда они вернулись, отряд спешно собирался уходить.

– Проводник считает, что к нам движется рой рункуйских ос, – с тревогой в голосе сообщил Гравз. – Эти жужжащие убийцы уничтожают все живое на своем пути.

– Откуда он узнал?

– Говорит, земля гудит от сотен лап животных, которые могут так убегать либо от лесного пожара, либо от жалящих насекомых. Для пожара слишком сыро – ливень недавно прошел, а осы после дождя действительно становятся агрессивными.

Несколько минут, пока позволяла дорога, всадникам удалось промчаться на лошадях. Потом начался очередной бурелом. Местное зверье действительно уносило ноги, не обращая внимания на людей. Едва различимую тропку стали перебегать десятки зайцев. Михаил заметил пару животных, похожих на лосей, и одного волка.

Когда первые осы достигли путешественников, проводник указал на видневшийся за поваленными деревьями кустарник с желтыми листьями:

– Нам нужно успеть к зарослям россянника! Через пять минут тут будет центр роя.

– Бросайте лошадей! – закричал Ромкуш. – С ними не успеть.

– Да вы что?! – начал противиться Гравз. – Я своего коня не оставлю.

– Князь, – Михаил оказался рядом, – нельзя допустить, чтобы Сунгим остался без правителя.

Гравз сгоряча плюнул на землю и, сбросив седло, ударил животное по крупу.

Без скакунов люди смогли двигаться гораздо быстрее, поскольку им не нужно было совершать множество обходных маневров. Насекомые тем временем уже принялись за удирающих. Гога получил сразу три «поцелуя», Руена держалась за ужаленную щеку, а Мишка чесал шею. Наконец беглецы добрались до спасительных зарослей.

Решение оставить лошадей оказалось верным. Путникам с трудом удалось продраться сквозь стену из тонких переплетенных стеблей кустарника. Чтобы затащить сюда коней, понадобилось бы не меньше десяти минут, которых у людей не было.

19
{"b":"25934","o":1}