ЛитМир - Электронная Библиотека

Из всей группы по делу клиента «ноль-сс» только он считался потерянным. Однако никто всерьез не воспринимал деревенского юношу, случайно прибившегося к матерым преступникам.

«Или я чего-то не учел?»

Ситуация усугублялась еще и тем, что Дранбас не собирался предавать огласке сегодняшний инцидент. Проведение расследования с подключением даже самых надежных людей отдела не гарантировало стопроцентной тайны. А кому охота оказаться в роли «сапожника без сапог»? Засмеют. И в первую очередь этот сноб, лорд Паркас.

Дранбас неохотно отправился за разъяснениями к синему скорпиону.

«Полковник, я не люблю, когда меня используют, еще больше презираю бесчестные сделки. Вы подставили меня дважды и этим подписали себе смертный приговор. Сегодняшняя шутка – демонстрация серьезности моих намерений, а беседа через электронное насекомое – шанс обменять вашу жизнь на ценную информацию. Меня интересует светлокожий человек и попугай, за которыми ваши люди охотились на берегу озера, а также судьба Егосы».

Вместо подписи стояло: «Та, которую не берет ни бомба, ни яд».

Дранбасу захотелось разбить компьютер об одну из стен пустой квартиры, но он сдержался.

Геренписа?! Второй раз полковник считал ее мертвой, и второй раз эта аферистка появлялась в самый неожиданный момент. В прошлый раз ее воскрешение принесло радость и надежду, давая возможность негласно поучаствовать в серьезном деле. Дранбас тогда постарался предпринять все, чтобы не осталось свидетелей его неудачного подключения к поиску Стракуса. Теперь же обнаружился главный персонаж проваленной игры. Как некстати!

Только недавно поутихли страсти вокруг отдела внутренней разведки. Следователи из штаба стратегического планирования перестали проверять материалы по делу Крадуса. Сейчас все силы были брошены на поиски нового врага, того самого, который умудрился выкрасть главных клиентов из-под носа оперативников Эрпониаса.

«Недооценил я тебя, детка, недооценил. Что ж, придется расплачиваться». Полковник имел представление о способностях и связях Геренписы, к тому же она наглядно продемонстрировала свои возможности.

Однако Дранбас не был бы начальником внутренней разведки, если бы не попытался использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу.

«Все мы иногда совершаем ошибки, – начал он набирать текст сообщения. – Я свою признаю и постараюсь исправить. Вот вся информация, которой я располагаю на сегодняшний день: мужчина с птичкой нашим ребятам не достались, за ними явились существа не брундагакского происхождения. Попытки выяснить, откуда они взялись и куда подевались, пока никакого результата не принесли. Достоверность этих сведений можете проверить на месте, где произошел инцидент. Но предупреждаю: пробиться туда даже при ваших талантах и возможностях будет трудно (чем не доказательство правдивости моей информации?)

О Егосе могу сообщить больше. Она сейчас под «покровительством» джентльменов из самой крутой организации. Непосредственно с ней работает некая герцогиня Нереса, совсем недавно перебравшаяся в Рангоз. Случай с налетом на ваш домик в западном секторе столицы – ее рук дело».

Полковник отправил послание. Его настроение заметно улучшилось. «Если удастся стравить Геренпису с новоявленным капитаном оперативного отдела, одна из них пострадает обязательно, да и выигравшая сторона останется изрядно потрепанной. Вот тогда я и исправлю свою оплошность. Чтобы я еще когда-нибудь связался с бабами!!!»

«Десять штук за одну монету!!! – Юрий покидал ювелирный магазин в приподнятом настроении. Такого он никак не ожидал. – Вот это сделка, я понимаю!»

Встреча с Виталием Семеновичем началась вязко и сначала не обещала ничего хорошего. Хозяин небольшой торговой лавки долго выяснял, как Пантелеев вышел на него, через кого, какие рекомендации Юрка может предоставить… Бизнесмен уже собирался уходить, громко хлопнув дверью, но не удержался, чтобы не продемонстрировать товар лицом.

– И вы хотите сказать, что можете предоставить мне тридцать экземпляров? – Лысый мужичок глянул поверх очков на обладателя золотого диска.

Многолетний опыт работы с самыми разнообразными клиентами приучил ювелира к сдержанности в проявлении эмоций, однако в данном случае он с трудом скрывал удивление. Почувствовав это, Пантелеев начал строить свою игру.

– Я представляю серьезного клиента, не заинтересованного в какой бы то ни было огласке. Вы называете свою цену, мы обдумываем предложение и, если оно нас устраивает, вечером приносим товар.

– Хорошо, я вас понял. Для определения окончательной цены мне нужно свериться по каталогу, – сказал лысый. – Пять минут у вас имеется?

– Найду.

Виталий Семенович вышел из кабинета и направился в небольшую каморку. Там находилась аппаратура, способная определить не только подлинность металла, но и его возраст. Результаты анализа превзошли все ожидания.

В его руках находился тот самый диск, о котором в узком кругу самых состоятельных коллекционеров древних ценностей в свое время шли ожесточенные споры. Одни считали его составной частью доспехов фараона, другие склонялись к версии о неизвестной игре египетской знати, в которой диски играли роль фишек. Существовала даже гипотеза внеземного происхождения золотого предмета, поскольку чистота самого металла не соответствовала техническим возможностям древних египтян, на чьей территории обнаружили всего три «монетки». А тут тридцать. Невероятно! Неужели «черные археологи» наткнулись на древний клад и смогли утаить это от своих спонсоров? На аукционе такая вещица могла потянуть на сто тысяч. И это только в качестве первоначальной цены.

Посидев в задумчивости несколько секунд, ювелир достал мобильный телефон и набрал номер.

– Борис, привет, ты сейчас дома?

– Дома, но собираюсь уходить.

– На всякий случай глянь – твой египетский экземпляр на месте?

Через минуту взволнованный голос сообщил:

– Ты чего людей пугаешь? В целости и сохранности.

– Мне принесли точно такой же, как у тебя, но менее потертый. Продавцы считают его монетой.

– Может, подделка?

– Если бы… Структура металла указывает на тот же век. Я прогнал ее на своем оборудовании. Ошибиться могу на пару сотен лет, не больше.

– Сколько просят? – сразу перешел к делу абонент.

– Не спеши. Самое интересное в другом. Мне предлагают ТРИДЦАТЬ штук. И я не уверен, что это весь клад.

На другом конце раздался свист, и надолго повисла пауза. Потом трубка снова ожила:

– Виталий, делай все, что хочешь, но диски должны быть моими. Организуй встречу с продавцами, а еще лучше – с хозяином клада. Не удалось прощупать, кого они представляют?

– Посредник – шестерка. Хозяин, скорее всего, – его дружок, которому улыбнулась удача.

– Я хочу посмотреть на обоих. Может, эта улыбка предназначалась вовсе не для них?

– Вечером они собираются принести товар.

– Устрой встречу в моем ресторане. Обещаю: внакладе не останешься.

– Договорились. – Виталий Семенович с удовольствием нажал кнопку отбоя.

– Молодой человек! – Ювелир вернулся в благодушном настроении. – Поздравляю вас. Монета редкая, поэтому считаю целесообразным предложить цену в десять тысяч зеленых. Учтите: торговаться я не люблю, цена окончательная. Или мы жмем друг другу руки, или расходимся.

Понятное дело, Юрка выбрал рукопожатие.

Теперь оставалось быстренько найти Магина и приодеть его, чтобы не позориться в ресторане перед большими людьми, способными, не задумываясь, выложить триста тысяч. От такой суммы у Пантелеева даже в животе защекотало. Тем более что треть этих денег он планировал оставить у себя.

– Игорь, твой телефон проснулся, – раздался голос Радара из кухни.

Магин рванулся к аппарату, оставив швабру с тряпкой.

– Да, слушаю.

– Твое дело в шляпе. Бросай все и дуй к нашему бывшему предприятию. Надо тебя приодеть, чтобы не стыдно было состоятельным людям показывать.

– Слушай, какая разница, в чем я одет?

9
{"b":"25936","o":1}