ЛитМир - Электронная Библиотека

New Чебурашка

Степанов Сергей

Чебурашка

Если птице отрезать руки,

Если ноги отрезать тоже,

Эта птица помрет со скуки,

Потому что сидеть не сможет.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая. Пролог.

Чебурашка ехал на зеленом фольксвагене по Брайтенштрассе-5. Была весна. Его широкие уши раздувал легкий ветерок. Но несмотря на это все его мысли были заняты думами о «лягушках». «Лягушками» назывались секретная ассоциация неофашистов в Южной Уганде, которые в скором времени должны были прислать партию новокаина из-за Южного Урала. Этими махинациями занималась Галя.

В это время в портах Южной Калифорнии периодически всплывал крокодил Гена, загружая на свои борта отряды новобранцев из семейства колобковых. Строгим курсом на северо-запад (в сторону Лимпопо (часть Персидского залива)) пролетал Старик Хоттабыч, ведя незаконные наблюдения за погрузкой Гены (к Геннадию Геннадьевичу прямого отношения не имеет (прим авт.)): «Как там они?»– думал Чебурашка с тоской, слушая, как над машиной свистят осколки от советских взрывных устройств, то там то сям рвущихся с мелодичным треском.

Но вот автомобиль остановился возле небольшого пятиэтажного особняка, где находилась штаб-квартира, которой заведовала Галя. Чебурашка, тщательно маскируясь под бумажный самолетик, вполз на шестой этаж и с грохотом свалился на Галю, которая вешала портрет фюрера на стенку.

– Простите, фройлен, – галантно поклонившись и шаркнув ушами по полу сказал Чебурашка, моментально отметив про себя: «А полы-то не мыли с прошлого месяца…» Потом стерев с левой ноги смачный плевок, добавил: «А вчера снова был Тобик и снова пьяный». Он не ревновал Галю. Ему было просто жаль эту миловидную девушку, заправляющую такими делами. «Такая милашка пропадает в лапах этого кобеля…»

Галя слезла со стола.

– Садись, приятель, может, закуришь? – она достала из заднего кармана фирменной фуражки отличную гаванскую сигару и протянула Чебурашке. Так она обычно начинала особо важные дела. Чебурашка закурил и, погрузившись в табачный дым, окунулся в воспоминания. Галя молчала. Она никогда не говорила раньше, чем агент закончит курить.

Чебурашка знал, что в это время в Южном порту Калифорнии заканчивалась погрузка крокодила Гены, и что через несколько суток он будет в Берлине.

– Ты спишь? – Галя трясла его за уши, и Чебурашка, сглотнув окурок (дурная привычка, приобретенная в одной из разведшкол), тупо уставился на атаманшу.

– По известным каналам, – начала Галя, – мы узнали, что Шапокляк десантом высадилась на Таймыре, дабы помешать досрочно выполнить наш план по добыче там сырья и переправки его на Урал.

Шапокляк работала на советскую разведку около одиннадцати лет, причем небезуспешно. В этом ей помогали Старик Хоттабыч и суперагенты Хрюша и Степашка.

Чебурашка уныло переварил эту информацию, затем, выковыряв штык-ножом непроглотившийсся кусочек сигары, сказал:

– Что вы от меня хотите, фройлен?

– Ты должен предупредить Гену, чтобы он до Берлина всплывал как можно реже.

– Но как?

– В этом тебе поможет Чандр, – она щелкнула пальцами. В кабинет вошел Лев, которого в четвертом управлении называли «Громила-Чандр». Он жевал помидор, но, увидя на стене портрет, он с криком «Хайль Гитлер!» выбросил руку вперед, и несчастный спелый овощ разбился об нарисованные усы фюрера, который с укором посмотрел на Льва.

Томатный сок весело стекал с портрета и капал Гале за шиворот.

– Простите, фройлен, – с дебильной улыбкой произнес Чандр, – Я не хотел обидеть Вас… То есть фюрера…и Вас и фюрера, то есть…

– Вон!!! – Галя прервала его рассуждения и, схватив Чебурашку за уши, швырнула в морду Чандру.

– Ну вот, – разочарованно прогудел Лев в коридоре, – ты к ней всей душой, а она в тебя этим телом.

Он вытащил из гривы Чебурашку и, поудобнее взяв его за заднюю лапу, запустил в конец коридора. «Вот, – размышлял Чебурашка в полете, – так всегда: везде я виноват…» Он ударился о дворницкую лопату и потерял сознание.

Глава вторая

Гена плыл по океану размеренными саженками. Колобки на его спине резались в вист и сильно ругались. Внезапно Гена услышал шум пропеллера и на всякий случай прикинулся американским линкором. Но это оказался всего лишь Карлсон, который, маскируясь под спутник-шпион, передал ему телефонограмму от Чандра. Гена разорвал пакет и прочитал зашифрованный текст: «Жил-был у бабушки серенький козлик.»

– Проклятье! – воскликнул Гена, – опять эта старуха пытается нам помешать!

Затем он добавил, обращаясь к колобкам:

– Ребята, погружаемся!

Глубина была небольшая – около двухсот пятидесяти метров, и колобки запели военную песню «Мы от бабушек ушли!..»

– Тише, мелюзга! – прикрикнул на них Гена, зная, что где-то поблизости должен быть «Наутилус» генерала ЦРУ Немо.

Все обошлось благополучно, за исключением того, что однажды их напугала тетушка Тортилла, которая под видом нейтральной мины бороздила Атлантический океан.

Через тридцать шесть часов Гена всплыл в ванной в штаб-квартире Гали. Первым его заметил Чандр, который, укрывшись от Тобика, лакал виски.

– Здорово, Зеленый! – радостно воскликнул он и полез целоваться, но Гена отстранился.

– Фройлен у себя?

– Да, но у нее сейчас Чебурашка.

– Я этому Чебурашке, – заревел Гена, – уши к ногам привяжу! – Он бушевал так, что колобки немного зачерствели.

Гена ворвался в комнату Гали без фрака и жабо, как это было у него принято, а прямо так. Чебурашка сидел на коленях у Гали, и она перевязывала ему голову. Его нашли только час назад, после баскетбольного броска Громилы-Чандра ему пришлось проваляться около полутора суток под дворницкой лопатой.

Гена, увидев, что ничего страшного не происходит, немного успокоился.

– Герр Гена, – произнесла Галя, почесывая Чебурашку за ухом, – где ваше обычное приветствие?

– Бай, фюрерчик! – Гена грациозно послал Гитлеру воздушный поцелуй, от которого портрет прослезился.

– Циник и вандал… – проворчала Галя, – Докладывай!

Вместо ответа Гена достал из кармана три тома Большой Советской энциклопедии и бухнул их на стол Гали, прищемив при этом правое ухо Чебурашки, который разразился непотребными ругательствами в адрес Гены.

– А ты уши по столу не раскидывай! – огрызнулся Гена.

– Отдыхайте! – сказала Галя и передала Чебурашку в лапы Крокодила, который, сунув его в карман, вышел в коридор.

В коридоре шла пьянка: колобки пили лимонад, а Чандр варил грог из «Перно» и «Смирновской». В широко открытое окно изредка доносились цитаты из выступления Гитлера. Это Винни-Пух разводил антисоветскую пропаганду. Пятачок то и дело бегал к ближайшему пивному ларьку и приносил Винни-Пуху большую кружку пива «Lahden», которое тот поглощал в больших количествах и без хлеба.

Иногда Пятачку удавалось стянуть несколько литров грога у Чандра. Вскоре Винни-Пух не смог произносить речи великого Вождя и с криком «Мишки очень любят мед!..» запустил кружкой в близстоящего кролика и рухнул в стельку пьяным. Пятачок, дабы не производить волнения в толпе, завел граммофон с веселым твистом и, оттянув подтяжки, выкрикнул: «А теперь дискотека!..»

– …Как же они надоели, – сказала Галя, морща нос и, подойдя к телефону, набрала секретный номер из трехсот сорока восьми знаков.

В трубке раздались щелчки, а затем блеющий голос:

– Комиссар полиции Иа слушает.

– Слушай, Иа, выпусти усиленный наряд на площадь перед моим домом.

Через несколько минут на площадь въехали одиннадцать БТРов, из которых высыпал отряд ОМОНа из тридцати трех богатырей с сержантом Черномором во главе.

Они булатными мечами разогнали танцующих, залезли обратно в БТРы и с песней «Deutchen soldaten und offizieren…» уехали.

1
{"b":"25937","o":1}