ЛитМир - Электронная Библиотека

Водка подходила к концу. Ученики собрались в кучки, усадили учениц на колени, закурили и неспешно беседовали о своих ученических делах. Вовочка вывел Сироткина в коридор, угостил сигареткой и сказал:

– В общем я понял, какой ты к черту учитель эстетики. У нас тут много проходимцев побывало, не ты первый, не ты последний.

Шурик вздохнул и сокрушенно покачал головой.

– Но ты душевный парень, ты мне нравишься. Давай поможем друг другу, – продолжал Вовочка. – Есть одно дельце, но некому взяться. Мои ребята всю неделю на складах товар принимают, а у меня контрольная по алгебре на носу. Может ты сделаешь, тебя ведь все равно к вечеру выгонят, а то и в милицию сдадут?

– А что, трудное дело? – с недоверием спросил Шурик.

– Нисколько. Груз надо в товарном вагоне проводить до Москвы. Но только срочно, а то контракт сорвется. Какой-то шизик заказал партию разных странных вещей, но мне-то все равно, какие вещи, лишь бы деньги на бочку…

– Вообще-то мне как раз нужно в Москву, – сказал Сироткин. – Я должен попасть на прием в КГБ или МВД.

– Ну это само собой. А сначала ты организуешь перегрузку товара из вагона в машину и доставку по указанному адресу. Отдашь заказчику счета и накладные и – свободен. Топай в свое МВД. Ну что, о'кей?

– Ага, о'кей. Когда ехать?

– В этом конверте все документы и еще командировочные. Зайди за школу, там зеленый «BMW», в нем – Жора, мой шофер. Он отвезет тебя в офис, там ребята все объяснят.

Шурик заглянул в прокуренный класс, выпил на посошок, попрощался с учениками, расцеловался с ученицами и пулей вылетел из школы, едва не изувечив группу серьезных мужчин и женщин, что стояли у дверей.

Шурику повезло – он вовремя скрылся. Шурик не знал, что серьезные мужчины и женщины как раз и были теми инспекторами ОблУНО, что пришли проверять преподавание эстетики в этой школе.

– Мурзилка опаздывает, – заметил Чебурашка, нервно постукивая пальцами по приборной панели машины.

– Наверно, ищет подругу, – сказал Гена.

– У него столько этих подруг, что и искать незачем. На каждом углу по подруге.

Хрюша, Филя и Степашка сгрудились на заднем сиденьи и играли в «мясо».

– Хватит вам машину раскачивать! – прикрикнул на них Чебурашка. – Лучше вспомните еще раз план операции.

– А чего там вспоминать, – невозмутимо ответил Хрюша. – Заходим в кабинет, переодеваемся, сидим и ждем, пока Мурзилка не сцепится с Карабасом. Потом выскакиваем и уносим Карабаса в машину.

– Кабинет второй справа, – уточнил на всякий случай Чебурашка. – И чтоб никакой водки. Не вздумайте сорвать мне дело!

Рядом с машиной материализовался запыхавшийся Мурзилка. Он держал под руку худенькую девчонку в джинсах.

– А вот и мы. Познакомьтесь, это Дюймовочка.

– Прекрасно, – мрачно сказал Чебурашка. – Ты ничего не забыл?

– Все помню. Сидим, отдыхаем, ждем Карабаса. Потом я подхожу к нему и… В общем, начинаем драться.

– Постарайся все-таки, чтобы именно он начал драку. Это ты умеешь, я знаю.

– Ну что, тогда мы пошли?

Мурзилка с Дюймовочкой скрылись под широким козырьком ресторана «Прага». Столик был заранее заказан и оплачен Чебурашкой.

Осенний вечер золотил московские крыши. Шум Арбата доносился сквозь полуоткрытые окна машины. Чебурашка попытался сосредоточиться и унять волнение.

От удачи сегодняшней операции зависело многое. Если у них не выйдет схватить Карабаса сегодня, он ляжет на дно и достать его оттуда будет чрезвычайно трудно. Почти невозможно…

Видя, что Филя, Хрюша и Степашка снова начали потихоньку играть в «мясо», Чебурашка взглянул на часы и сказал им:

– Ваша очередь, парни. Сумки с милицейской формой в багажнике.

Они вылезли из машины, взяли тюки, но у входа в ресторан наперерез им бросился швейцар, крича, что вход с ручной кладью запрещен.

В ответ Хрюша взмахнул у него перед носом красной книжечкой и быстро шагнул в дверь, чтобы тот не успел прочитать полустершуюся надпись: «Удостоверение почетного участника строительства

Царицынского мясокомбината».

Внутри била по ушам музыка. Друзья прошмыгнули в кабинет и начали поспешно натягивать милицейские мундиры и фуражки. Через пять минут Степашка выглянул за портьеру и сообщил, что Чебурашка тоже зашел в ресторан и занял позицию на балконе. Гена ждал всех в машине.

Прошло уже минут десять. Карабас не появлялся. Друзья заскучали: Хрюша с мрачным видом подкидывал на ладони зеленоватую котлету, которую нашел под столом, а Филя выковыривал антенной рации кусочки сала из тонко порезанной любительской колбасы. Наконец у Хрюши не выдержали нервы.

– Чебурашка говорил, чтоб мы водку не пили? А мы и не собираемся ее пить.

И он выставил на стол две бутылки коньяка. Все заметно повеселели. Первая бутылка закончилась быстро, а когда начали открывать вторую, из рации донесся голос Чебурашки: «Всем приготовиться. Карабас в зале. Он один…»

Мурзилка не скучал. Он подливал подружке портвейна «555» и весело рассказывал, как в молодости они с мальчишками ходили бить камнями лягушек на болото.

Карабаса он узнал сразу, хотя видел его только на фотографии. Мурзилка отставил стакан и занялся наблюдением.

Карабас двигался зигзагами между столиками. Вот он остановил официантку и показал ей коробочку, в которой лежал окруженный грязной ватой ампутированный человеческий палец. Та завизжала и уронила на пол поднос с графином настоящего французского коньяка по цене 160 долларов за литр. Карабас захохотал и пошел дальше. Он сел за свободный столик, усадил к себе на колени другую официантку – помоложе, и принялся угощать ее полураздавленными печеными картофелинами, которые доставал прямо из кармана. Официантка смеялась, потому что Карабас шептал ей на ухо всякие гадости: его красное лицо дрожало и переливалось, как налитый кровью презерватив.

Мурзилка понял, что пришло время действовать. Он взглянул на Чебурашку, который невозмутимо пил кофе на балконе и подошел к столику Карабаса.

– Привет! – весело сказал Мурзилка и уселся напротив. – Ты уже вылечил свой сифилис?

Официантка поперхнулась, выплюнула картофелину и побежала полоскать рот марганцовкой. Карабас в смятении уставился на Мурзилку, пытаясь вспомнить, где он видел этого нагловатого молодчика. А тот не терял времени.

– А у тебя чай совсем остыл, – огорченно сказал Мурзилка, окунув палец в стакан, который Карабас незаметно стянул с соседнего столика.

Карабас поглаживал в кармане клавишу передатчика, соображая – вызвать ли ему сразу телохранителя из машины или просто запустить этому парню в рожу пепельницей.

А Мурзилка только входил в раж.

– Закуривай! – предложил он и поднес зажигалку к бороде Карабаса.

Борода не вспыхнула, но стала тлеть, причем так вонюче, что с соседних столиков начали отсаживаться люди.

– Ах, какой я неловкий! – извинился Мурзилка и исправил свою оплошность, плеснув Карабасу на бороду содержимое стакана. Борода зашипела и постепенно перестала дымиться.

Карабас вскочил и хрипло закричал:

– Что вы себе позволяете! Это вам не сарай!

Чебурашка с готовностью поднялся и произнес с расстановкой:

– А если это не сарай, то кто тебя, свинью сюда пустил?

Карабас скривил лицо и хотел было уже запрыгнуть на стол и уже оттуда обрушиться на Мурзилку, но вдруг почувствовал подвох. Причем так явственно, что задрожали ноги. Он вспомнил, что мельком видел этого парня в номере у Чебурашки и Гены. Видимо это и был тот самый Мурзилка…

Что делать? Ошибка может дорого стоить. Наверно он неспроста тут изображает клоуна, ведь что-то за этим кроется?

Все эти чувства так отчетливо проявились на лице у Карабаса, что Мурзилка понял – операция на грани срыва. Время стремительно уходило и Мурзилка решился. Он взял со стола бутыль с минералкой и разбил ее об голову Карабаса. Тот мешком свалился под стол. Затем вскочил, посмотрел на Мурзилку как-то очень подозрительно и вновь упал. На этот раз окончательно.

23
{"b":"25937","o":1}