ЛитМир - Электронная Библиотека

– Карлсон, – сказала Галя, помешивая экскаваторным ковшом Каркушу, – сделай милость, поищи Чебурашку.

Скоро все вернулись в Берлин. Фюрер на портрете сиял и подмигивал каждому, кто на него смотрел. Из подвала раздавались крики – это Тобик пытал Карло. Остальные загорали на крыше и пили шампанское, лишь только Чандр возился с Красной Шапочкой, которая не хотела его отпускать.

Вскоре на крыше появился Тобик с окровавленными задними лапами.

– Карло сознался: Шапокляк находится в Каспийском море. – он вытер лапы о белоснежную Галину блузку и улыбнулся.

На следующий день явился Карлсон. Он нес Елисея, которого поймал в джунглях Австралии, но Чебурашку нигде не нашел.

Операция была выполнена с шиком, без потерь. Галя была очень довольна. «Жаль только, что не вернулся Чебурашка, – думала она, – но он должен вернуться. И он вернется. Обязательно.»

Глава следующая

Чебурашка появился лишь через месяц. Он пришел к Гале отчаянно исхудавший, с порванными ушами, грязный и голодный.

– Здорово! – сказал он едва слышным шепотом, обращаясь к портрету, который с нескрываемым сожалением смотрел на него. «Удивительно, – отметила Галя, – у Чебурашки снова выросли передние зубы.»

Если бы она знала, с каким трудом зверек вытачивал их из прибрежных скал острова Xоккайдо. Подойдя к Гале, он упал к ней на колени, зарылся лицом в мини-юбку и заплакал. За этим занятием его застали Гена и Тобик.

«Бедные мои зубки!» – грустно подумал Чебурашка, подвешенный за уши под потолком, рассматривая кремниевую крошку от зубов на полу. Он почесал свою нижнюю челюсть, которая прогремела в ответ.

Чебурашка висел в кладовке четвертого управления кротко, как Xристос. Его согревала надежда, что, может быть, кто-нибудь его найдет, хотя бы в ближайшую неделю. И надежды его оправдались. Из вентиляционной трубы свалился Маугли и, ни слова не говоря, сдернув Чебурашку с потолка, уволок куда-то.

Чебурашку непочтительно волокли за ногу по лестнице.

– Куда меня везут? – спросил он, и Маугли охотно ответил:

– Тебя забрасывают в район Каспия, чтобы ты обезвредил Шапокляк и уничтожил армию Урфина Джюса с его деревянными солдатами.

– Что, я один?! – в ужасе проорал Чебурашка, считая головой ступеньки. Наконец, его выволокли на свет божий.

На улице моросил дождик, и землетрясение в двенадцать баллов по Рихтеру слабо трясло листики на деревьях. У подъезда стоял велосипед, замаскированный под «КАМАЗ» с рефрижератором. За рулем сидел главный шофер четвертого управления Кот-в-сапогах, который вообще мало имел представления не только об езде, но и о ходьбе на двух лапах. Он передал Чебурашке приказ, написанный ровным почерком Гали. В нем было сказано, что Чебурашка назначался командиром ударного батальона, в состав которого входили: Кот-в-сапогах; Баба Яга, ранее служившая в ракетных войсках стратегического назначения; сестрица Аленушка и братец Иванушка, главные боевики Самоса в северо-западной Африке и, наконец, Кащей бессмертный – главный алкоголик Берлина и всей Восточной Германии.

«Ну и компания…» – подумал Чебурашка, заглядывая внутрь рефрижератора. Там все стояли по стойке «смирно» и соблюдали тишину, за исключением Кащея, который громко икал.

– Вольно… – с тоской произнес Чебурашка и закрыл дверь. Изнутри раздались глухие удары – это били Кащея бессмертного за порчу атмосферы.

– Алло, шеф, – промяукал из кабины шофер, – пора ехать. Чебурашка залез в кабину, и «КАМАЗ» тронулся.

Велосипед под «КАМАЗ» ехал со скоростью тысяча четыресто семьдесят восемь км/час. Чебурашка спал, а Кот-в-сапогах читал «Книгу о вкусной и здоровой пище», по которой скучал со дня попадания в четвертое управление.

В рефрижераторе было холодно – около плюс шестидесяти градусов тепла. Сестрица Аленушка красила глаза, а братец Иванушка проверял боеспособность своей любимой «Катюши». Баба Яга «половинила» движок от ступы – у нее захлебнулся карбюратор, и сломалась возвратная пружина кик-стартера. Кащей бессмертный пил очередную бутылку шнапса.

Впереди появилась таможня. Кот-в-сапогах, не берясь за руль и не отрываясь от книги нажал на газ. Машина «встала на козла» и, сломав каменное здание таможни, ушла в точку.

Скоро появился берег Каспийского моря, над которым, маскируясь под чайники, летали Змей Горыныч и «Боинг-747» с суперагентами на борту.

– Кругом шпионы. Боже мой… – пробормотал Чебурашка и достал из запасного колеса подводную лодку марки «Make yourself». Из-за машины поднялась в воздух Баба Яга, гудя реактивными двигателями. Но они были не сильно отрегулированы, и сноп огня выжег траву на сорок километров вокруг, подняв на море легкое цунами.

Сестрица Аленушка и братец Иванушка пошли в разные стороны вокруг моря смотреть, нет ли засады. Через полчаса они встретились на противоположном берегу, и до Чебурашки легкое торнадо, поднятое Котом-в-сапогах, который мыл машину, донесло слова: «Босс, все о'кей!»

– Отлично, – сказал Чебурашка сам себе и, собрав «Make yourself», погрузился в густую, радиоактивную воду Каспия.

Когда кирпичи рассеялись и опустились на дно, пятна солярки и мазута всплыли на поверхность, Чебурашка увидел в черно-сине-зеленой, с розовыми пятнами воде какое-то тело. Чебурашка сильнее закрутил педали. Лодку сильно качало, и часто слетала цепь, которую приходилось ставить на место. Наконец, он додумался поставить парус и опустился на глубину четырех километров. Течение Гольфстрим проносило над ним айсберги, которые разбивались о подводную лодку. Внезапно разбился иллюминатор. В лодку хлынула вода. Но Чебурашка не растерялся: выковыряв из буханки хлеба мякиш и пожевав его минут пятнадцать, он замазал пятисантиметровую дырку. Вода доходила ему до ушей, и он, опустившись на дно лодки, открыл нижний люк наружу. Вода, весело булькая, вытекла. Чебурашка подплыл ближе к телу. Это оказалась Шапокляк, запутавшаяся стропами парашюта в водорослях.

– Придется спасать… – уныло подумал Чебурашка и, открыв дверь, вышел. Вода была теплой – около минус семнадцати. Чебурашка сладко зевнул и подавился неосторожно заплывшим в рот кашалотом. Откашлявшись и выплюнув животное, он подошел к Шапокляк и, достав из носка ятаган мамелюков, перепилил стропы.

Скомкав Шапокляк в плотный шарик, он засунул ее во внутренний карман трусов и вернулся обратно в лодку. Задраив люки, он выплеснул воду из ушей и, подняв паруса на грот-мачте, двинулся назад.

На берегу моря Кащей делал бутерброды из Змея Горыныча, на которого охотился с помощью системы СОИ.

Аленушка и братец Иванушка делали из деревянных солдат Урфина кораблики и пускали их в ближайшем ручье.

Баба Яга, немного поколдовав, сделала из Урфина Джюса первый советский авианосец «Саддам Хуссейн – лучший друг физкультурников окупированного Гондураса» (сокращенно СХЛДФОГ) в масштабе один к одному с американским и через несколько минут, наигравшись с ним, затопила в нижнем течении Клязьмы.

Операция была выполнена на славу, она прибавляла Чебурашке еще один орден святого Бонч-Бруевича шестьдесят девятой степени с белой в синий горошек лентой.

В отличном настроении группа вернулась в Берлин через Петропавловск-Камчатский с заходом в порт Улан-Батор, чтобы запастись там льдом для виски.

Глава еще одна

В четвертом управлении был бал по случаю проведения операции. Были приглашены такие тузы, как Герасим и его мраморный дог Муму, затем Царевна-Лягушка, самый законспирированный агент, жена Герасима и внебрачная дочь Муму неизвестно от кого, но Герасим об этом не знал. Scrudge McDuck, главный спонсор всех операций; почтальон Печкин, главный связист Берлина, Нью-Йорка, Москвы, Токио, Будапешта, Ханоя и Загорска; и другие.

Все веселились, и было здорово.

Герасим безумолку болтал со Scrudge-ем, называя его «дядюшкой», и просил у него семнадцать копеек на тарелку щей для Муму.

3
{"b":"25937","o":1}