ЛитМир - Электронная Библиотека

– Есть! – радостно сказал он и хлопнул в ладоши. – Молодцы ребята, отлично сработали!

Степашка при этих совах покраснел от удовольствия, чего не случалось с ним несколько лет.

– Хрюша наладил телеметрию, – сказал он, – и теперь мы можем видеть все, что видит Электроник. Кроме того, есть и обратная связь – его можно перепрограммировать, не сходя с этого места.

– Ну просто класс! – порадовался Чебурашка. – Сегодня вечером должны прилететь наши ребята и начинаем готовиться вплотную. Самое главное сейчас – узнать, где Карло, чтоб не тыкаться, как слепым котятам.

– А если не узнаем?

– Тогда возьмем за жабры Карабаса или кого-то из его людей и выбьем все, что нам нужно. Сажай за свое место Филю, а сам иди проверяй двигатели у машин. Все должно работать, как часы.

– Ну вот и Стокгольм! – изрек Хрюша, выходя на вычищенную и вылизанную площадь перед аэропортом. – Куда сначала – по ленинским местам или по бабам?

– Сначала по стаканчику, – ответил Крокодил, – а затем займемся делом.

Хмурый таксист отвез их по указанному адресу и остановился возле высокого дома старой постройки.

Некоторое время Крокодил осматривался, вспоминая время, когда был здесь последний раз.

– Интересно, застанем ли мы его дома? – сказал Хрюша.

– Застанем. Насколько я знаю, он последнее время вообще не выходит оттуда.

Старомодный лифт, отделанный под дерево, вознес их на верхний этаж. Они вылезли на крышу и замерли, любуясь панорамой утреннего Стокгольма.

– Вон там, – тихо сказал Крокодил и указал глазами на дальний угол крыши.

Там, между вентиляционным блоком и стойкой телеантенны темнел давно не крашеный деревянный вагончик с маленькими окошками.

Они постучались и вошли внутрь. Карлсон лежал на помятой кровати среди бардака и мусора. Он открыл глаза и снова прикрыл их.

– Я ждал вас, – сказал он слабым безжизненным голосом. – Я верил, что хоть кто-нибудь вспомнит обо мне.

Крокодил присел на ящик из-под виски.

– Мы не могли прийти раньше. Сказать по правде, плохи наши дела.

Карлсон кивнул.

– Нам всем плохо, и будет еще хуже. Я, например, уже конченый человек. Мне нечего ждать от этой жизни.

– Как ты жил все эти годы?

– Скверно, что я могу еще сказать, – Карлсон замолчал, переводя дыхание. – Там за шкафом полбутылки виски. Подайте мне…

– В этом доме живет одна добрая женщина, – продолжал он. – Она помогает. Без нее давно был бы мне конец.

– Возьми себя в руки. Где твоя сила, веселье, здоровье?

Карлсон с трудом приподнялся над подушкой и как-то странно посмотрел на Крокодила. Потом снова упал.

– Ты знаешь, я каждую ночь вспоминаю Бейрут. Я просыпаюсь от кошмаров и пью, чтобы вновь забыться. Они же посылали нас на верную смерть! А мы были так еще молоды, и так много хотелось успеть!

Карлсон весь дрожал, лицо его покрылось испариной. Он судорожно глотнул из бутылки.

– Я каждую ночь вижу, как мы идем звеном с задания. И вдруг из за холма выходят три боевых вертолета! А у нас ничего не осталось, только автоматы. Поймете ли вы, как это – горстку беззащитных людей атакуют боевые вертолеты.

Я видел лица пилотов – они смеялись, глядя, как мы умираем. Для них это было развлечением, легкой охотой на людей, ведь у нас уже не осталось ни одного стингера!

Я видел, как ракеты разрывают моих друзей на куски. Меня тоже задело взрывом – отказал двигатель и я падал с этой страшной высоты вниз, вниз, вниз!.. Я уже простился с жизнью, только чудо спасло меня! Но нужно ли мне было это спасение?

Он смахнул набежавшие слезы.

– Тут недавно приходил американский корреспондент. Не знаю уж, как он меня нашел, но все расспрашивал про военные тайны, про бесчеловечные эксперименты над людьми…

Я хотел все ему рассказать. Как нас выбирали из военно-воздушного колледжа, как учили держать равновесие в прыжке, не бояться высоты… И как однажды я проснулся и не смог пошевелиться – в теле уже сидела эта ужасная железка. Нам всем вырезали одно легкое и вшили нейтронный двигатель. Нас делали калеками, молодыми и веселыми уродами.

Я ничего не сказал тому корреспонденту, я до сих пор боюсь их. Нас изуродовали и бросили, как мусор, но вдруг кому-то захочется замести следы старых дел? Они придут, приставят пистолет к моей голове, а я даже не смогу сопротивляться. Боже мой, такая короткая и страшная жизнь, а в конце мы оказались никому не нужны!

– Ты нужен нам, – тихо, но твердо сказал Крокодил.

– Не надо меня утешать, – с горечью ответил Карлсон.

– Тебя никто не утешает. Мы прилетели за тобой, нам нужна твоя помощь.

Карлсон сделал усилие и приподнялся на кровати.

– Если вы не шутите, то… Черт, хотелось бы верить, но я ведь уже превратился в развалину.

– Это поправимо. Ты идешь с нами?

– Только при одном условии. Если я не буду летать.

Крокодил покачал головой.

– Ты будешь летать. Нам нужно, чтобы ты летал.

Карлсон закрыл лицо ладонями и его плечи затряслись от беззвучных рыданий.

– Я… Я боюсь! Неужели вы не понимаете?! – с трудом сказал он.

– Иногда стоит перебороть свой страх, чтобы помочь друзьям. Вернее, спасти их. Карло в беде.

Карлсон внимательно и с тревогой посмотрел на Крокодила.

– Карло? Что с ним?

– Все подробности потом. Ты согласен?

Карлсон выпрямился и уставился перед собой.

– Да, – сказал он наконец. – Я согласен. Подождите-ка…

Он сунул руку под кровать и вытащил грязный бесформенный сверток.

– Вот… Помогите мне.

В свертке лежал небольшой чуть заржавевший пропеллер. Крокодил кивнул Хрюше:

– Действуй.

Карлсон снял рубашку. Под лопатками блестела овальная металлическая пластина, уже начавшая по краям зарастать кожей.

– Плавно насаживай пропеллер на ось до щелчка, – сказал он Хрюше. – Теперь отойди, попробую включить.

Он сильно надавил себе на грудь. Раздался тихий свист, переходящий в рокот, от вибрации у Карлсона затряслись щеки и кончики волос.

– Работает! – обрадовался Хрюша.

– Нет… Не то, – сказал Карлсон, прислушиваясь. – Не набирает оборотов. Нужно смотреть двигатель. Сними винт, под валом увидишь два выступа. Нажмешь вперед и вниз.

Хрюша осторожно выполнил указания.

– Теперь снимай пластину, только тихонечко – мне больно.

Хрюша приподнял пластину и обнажил механизм. Он провел пальцем по шестеренке и посмотрел смазку – она была загустевшая и грязная.

– Графитовая, – определил Хрюша. – Нужно менять.

– Там, в шкафу белая пластиковая банка, – морщась от боли проговорил Карлсон.

Крокодил молча курил, наблюдая, как Хрюша колдует над механизмом.

– Все, – сказал он наконец. – Давай пробовать.

Снова засвистел двигатель, но ни Хрюша, ни Крокодил изменений не почувствовали. Однако, Карлсон остался доволен.

– Кажется, порядок. Попробую подъем.

Звук стал сильнее, и он медленно взлетел над полом.

– Отлично. Ну, я готов.

Крокодил потушил окурок и встал.

– Если так, то нам нужно торопиться. До самолета всего лишь час с небольшим.

– Чертов ублюдок, ты опять все испортил! – прокричал Карабас и в изнеможении опустился на стул. Электроник стоял перед ним и чертил в воздухе пальцем таинственные знаки.

Сегодня утром Карабас приказал роботу поджарить хлеб к завтраку. Тот мелко накрошил батон и высыпал все в кассетоприемник видеомагнитофона, очевидно, спутав его с тостером.

В дверях уже стоял Плохиш и растерянно дожевывал копченого леща.

– Вот, полюбуйся, что устроил твой дружок! – рявкнул Карабас. – И это не в первый раз. Вчера я попросил сделать окрошку, он нарезал в тарелку «Сникерсов», еще какой-то ерунды и залил это пепси-колой. Сказал, что это и есть окрошка «Молодежная». Не иначе твоя школа, а?

– Что, может, отвести его обратно? – предложил Плохиш.

– Не надо, – ответил Карабас, поразмыслив. – Ты говорил, что можешь его починить.

Через десять минут Плохиш уже сидел перед портативным компьютером, провода от которого тянулись к вскрытому черепу Электроника. Плохиш задумчиво перебирал клавиши и на них порой валились у него изо рта куски тушеной свинины, которую он между делом доставал из банки.

30
{"b":"25937","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Про деньги, которые не у всех есть
Охота на Джека-потрошителя
Заплыв домой
Человек, упавший на Землю
Анна Болейн. Страсть короля
Ложь
Марсиане (сборник)
Бумажная принцесса