ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Я бы не могла усыновить чужого ребенка!» — думала про себя Таня, слушая эти рассказы. Иногда, где-нибудь в самом неподходящем месте, она вспоминала Ашота, но всякий раз отгоняла от себя мысли о нем. Ночи в английской гостинице, специально для туристов отделанной в викторианском стиле, тоже были размеренны и спокойны. И Таня всегда испытывала облегчение, когда Филипп Иванович, утомленный осмотром достопримечательностей, засыпал раньше ее. Тогда она чувствовала себя свободнее. Иногда она вставала, зажигала в гостиной свет и рассматривала со всех сторон новогоднюю открытку, полученную от Янушки перед самым отъездом. На лицевой части открытки лежали под снегом альпийские луга и зеленели внизу ели, а внутри содержались восторженные излияния Янушки о том, как интересно ей работать в новой, только что организованной лаборатории по изучению возможностей уничтожения радиоактивных отходов. Также Янушка с большим одобрением отзывалась о внешности и деятельности ее нового директора господина Хольмана, немца, уже несколько лет работавшего в Австрии.

«Может, и мне попросить родителей, чтобы пристроили куда-нибудь в научную лабораторию? — думала Таня, пряча открытку в карман. — С другой стороны, зачем? От скуки? От скуки ничего хорошего не получится. — Ей вспомнилась работа у мадам Гийяр, и Таню аж передернуло: — Ну уж нет! Опять вставать ни свет ни заря, куда-то тащиться… что-то выдумывать, вымучивать из себя…» Конечно, проблески интереса у нее в процессе работы появлялись, но это все равно что курочке по зернышку клевать. Когда еще наткнешься на жемчужину? А здесь вот он, золотой интерес. Она смотрела на своего спутника, ощущая рядом его теплый бок.

Он умен! И богат! Этого у него не отнять, и это перевешивает многие недостатки! Тане иногда казалось, будто они женаты уже много лет.

Аня Большакова со своим новым прекрасным носом с энтузиазмом готовилась к премьере, но не могла удержаться и не позвонить Тининым родителям.

— Валечки нет! — сдержанно ответила ей Тинина мать. — Она решила встречать Новый год одна. Взяла с собой немножко еды и поехала к себе.

— А-а! — Подруга почувствовала даже некоторое облегчение, значит, у Тины все более-менее ничего, если она в состоянии одна встречать Новый год.

А Тина действительно была в очень хорошем настроении. Выпив с утра чашку кофе и съев очень маленький кусочек хлеба и сыра (ей теперь надо было худеть), она решила одеться потеплее и немного прогуляться. «В конце концов, надо же мне сделать себе новогодний подарок».

Поземка закручивала фонтанчики снега все туже и туже, но Тине вовсе не было холодно. Наоборот, порывы снега и ветра бодрили ее. Она весело поглядывала на прохожих и даже сказала нескольким подвыпившим мужчинам в ответ: «С Новым годом!» — и шла себе дальше по улицам, чувствуя себя независимой и молодой. В парфюмерном магазине было все дорого — цены взвинтили до потолка, к тому же все то, что ей раньше было по карману, сейчас оказалось уже раскуплено, поэтому она не стала задерживаться. Следующим по пути оказался магазин готовой одежды.

— О! То, что мне нужно! — сказала Тина и вошла внутрь под звон дверного колокольчика и перемигивание гирлянд.

Беглым взглядом она обвела отделы — магазинчик был совсем небольшой, и увидела то, что ей хотелось: прелестную пижаму нежно-салатового цвета, состоящую из штанишек с оборочками и верхней части, украшенной вышивкой и рюшечками на груди. Тина тут же купила пижаму, а к ней вдобавок еще и модный комплект жатого постельного белья — Тину привлекло в новинке то, что, согласно объяснениям миловидной продавщицы, белье после стирки необязательно гладить.

— Вот я и не буду! — обрадовалась Тина. — Мне будет некогда! Я буду учиться на гомеопата!

Продавщица вежливо улыбнулась и быстро все запаковала. Перекинувшись еще парой слов и поздравив друг друга с наступающим Новым годом, женщины расстались, и когда Тина вышла на улицу, оказалось, что город погружен в сумерки, хотя было только два часа дня. То ли метель, то ли низко нависшее небо создавали ощущение, что сейчас среди снега разразится гроза. Тина встала, съежившись, на углу, соображая, как быстрее добраться до дома. Снег стал лепить холодными и колючими вихревыми потоками.

— Вы бы зашли на минутку! — услышала она чей-то голос. — Такое сегодня творится с утра!

Она подняла голову. Оказалось, что она остановилась рядом с дверями крошечного зоомагазина, в котором продавался всевозможный корм для разных животных и всякая живая мелочь вроде черепах и мышей. А позвал ее старенький продавец-пенсионер, стоящий на пороге в валенках и меховой безрукавке и с каким-то детским интересом разглядывающий и Тину, и свой магазин, будто никогда его не видел, и небо за окном.

— Вот варана привезли, не желаете посмотреть? — пригласил он стряхнувшую снег с воротника на пороге Тину. — Что наша жизнь? Игра! — торжественно провозгласил он, выставляя на прилавок небольшой террариум. — Жил-жил варан себе на здоровье, грехов за собой не чуял, потом — бац! Вторая смена! К нам в магазин пожаловал!

Тина слушала его, казалось, бессвязную речь с любопытством и некоторым даже страхом.

«Ненормальный, что ли?» — подумала она.

— Да вы не думайте, что я не в себе! — догадался старик. — У нас ведь как? Существует договоренность. Если откуда прибыла незапланированная или контрабандная живность, с самолета, из-за границы, или с поезда, или хозяева померли, то везут в зоопарк. А уж если там интереса не представляет, тогда к нам, в магазин.

Варан грустно взглянул на Тину, будто был весьма огорчен тем, что его не приняли в зоопарк.

— А этот варан что, контрабандный? — спросила Тина.

— Говорят, арестовали хозяина его. Да это так, слухи! — неохотно ответил старик. — Может, купите варана-то? — И постучал согнутым узловатым пальцем по стеклу. Но варан не счел нужным отозваться и быстро улепетнул на свое привычное место за деревом.

— Нет, варан мне не по душе! Он холоднокровный, — сказала Тина. — Пусть его купит кто-нибудь другой!

— Ну вот рыбки есть еще или мышки! — Старику ужасно хотелось, чтобы у него хоть что-нибудь купили. «А то весь день, считай, пропал!» — подумал он.

Тина угадала его мысли. Она обвела рассеянным взглядом прилавки. Рыбки ее никогда не интересовали. Собаку после Чарли она заводить не собиралась, да в магазине и не было собак.

— Ну купите хоть черепашку для ребеночка! — Старик вытащил круглую черепашку на свет, и она отчаянно задергала лапками в его руках.

— Ребеночек вырос! — сказала, улыбнувшись, Тина.

— Ну, тогда мышку себе! — Старик угадал в ней одинокую, но не несчастную душу. «Таким и надо иметь животных!» — всегда считал он. У него самого после смерти жены поселились четыре кошки.

Тина рассеянно перевела взгляд вбок и обомлела. У самого края решетки маленькой клеточки деловито сидел и потирал лапками, будто муха, похожий до совершенства маленький Михаил Борисович Ризкин, будто собственной персоной, но только относящийся к семейству грызунов.

— А это кто? — ахнула Тина.

— Мышонок, но редкой окраски! — охотно пояснил продавец. — Соль с перцем, пестренький, будто норка. Одно время такой окрас был в большой моде!

Тине показалось кощунством говорить в присутствии живого существа про моду и про окрас. Она взяла в руки клеточку и внимательно рассмотрела круглые проницательные глазки забегавшего по клетке мышонка, его роскошные белые усики и, самое главное, в чем, видимо, и заключалось невыразимое сходство с доктором Ризкиным, пестренький ежик пушистой и почему-то немножко вздыбленной шерсти на голове.

— Этот не полевой! — удовлетворенно заговорил продавец, почуявший хоть небольшую, но прибыль. — Редкая порода, из-за границы к нам привезли!

Тине было все равно — иностранец это или соотечественник.

— А как его зовут?

— Да махонький еще! Кто ж его знает, никто и не называл!

— Дэвид! — уверенно сказала Тина. — Его зовут Дэвид Ризкин! — Она достала кошелек.

118
{"b":"25942","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лживый брак
Воскресное утро. Решающий выбор
Мой грешный герцог
Дети мои
Большие девочки тоже делают глупости
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Гениально! Инструменты решения креативных задач
Великий русский
По желанию дамы