ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эрхегорд. Старая дорога
Голос рода
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Американская леди
Синдром Джека-потрошителя
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Подарки госпожи Метелицы
Камни для царевны
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?
A
A

А высокую золотую клетку с пичугами он принес в клинику из своего детства. Он мечтал о такой с тех самых пор, как однажды, будучи младшим школьником, сходил с родителями в тогда еще новый Детский музыкальный театр, что был построен сразу за цирком на проспекте Вернадского. Светлый сияющий купол театра и высокая клетка под куполом с маленькими разноцветными птичками, круглые мягкие банкетки вокруг нее произвели на его детскую душу такое радостное и яркое впечатление, что оно во много раз перекрыло впечатление от самого спектакля. Он был так взволнован и так часто потом видел этих пичуг во сне, что родители даже пообещали ему поехать на Птичий рынок и купить там какого-нибудь щегла или попугайчика. Но вид птичек на рынке был какой-то вовсе не такой, как в этом прекрасном театре, и он отказался от покупки. А потом этот вопрос как-то сам собой сошел на нет по мере его неуклонного взросления, а вот детское впечатление осталось надолго, если не на всю жизнь. Интересно, что в его разговоре с дочерью как-то случайно выяснилось, что на нее птицы в Музыкальном театре впечатления не произвели, зато очень понравились золотые рыбки в бассейне-аквариуме фойе Театра Образцова. Недавно Оля сказала ему, что в Театре Образцова этого фойе больше нет. А он полушутя ей ответил, что, когда она подарит ему внука, он пойдет с ним вместе в Музыкальный театр и проверит, остались ли там экзотические птички его детства.

Интересно, что Юлия, которая ни в чем терпеть не могла проявлений его сентиментальности и в принципе не переносила никаких животных в доме, в вопросе о существовании золоченой клетки с птицами в холле клиники сразу заняла его позицию. «Эта клетка с птицами будет лицом нашей фирмы! Мы поставим ее в рекламу!» — безапелляционно заявила она, и Азарцев был на сто процентов уверен, что она сделала это заявление исключительно в пику Тине.

Но как бы там ни было, птицы прекрасно чувствовали себя в холле. Ухаживал за ними охранник внутреннего помещения, это вменялось ему в обязанность, а Азарцев, когда у него бывала свободная минутка, просто садился в холле напротив клетки и молча смотрел на птиц. А они, чувствуя его искреннее внимание, оживлялись, начинали порхать и прыгать по жердочкам, наклонять головки, кося на него круглыми глазками, и щебетать, щебетать…

«А что, прекрасная психотерапия! — думал он. — Смотришь на этих пичуг, не думаешь ни о чем, просто отдыхаешь!»

На всякий случай на чердаке для птиц отвели запасную, отапливаемую нагревателями комнату. В случае необходимости птиц можно было перевести туда. Такой случай возник только однажды. Тогда как раз и погибли почему-то две редкие маленькие пичуги. Азарцев приказал похоронить их под старой лиственницей, посаженной еще его отцом в дальнем уголке сада, и больше старался клетку не трогать. Ну а пациенты с аллергией в клинике присутствовали вовсе не каждый день и даже не каждый месяц, и, кстати, он, Азарцев, постановил за правило всех поступающих на операцию исследовать на наличие антигенов. Кровь брали у больных прямо на месте, потом Вова-шофер вез все это хозяйство в одну из иммунологических лабораторий, и становилось ясно, у кого есть аллергия и на что. Даром, что ли, они с больных брали деньги? Правда, не все пациенты понимали, что все это делалось для их же пользы. Сами-то они когда бы еще собрались сделать это исследование, если над ними не каплет? Да и для операции такое знание было тоже полезно. Да, что ни говори, а работа у них действительно была поставлена неплохо.

В дверь кабинета кто-то легчайшим образом стукнул, и тут же в открывшемся проеме возникли позавтракавшая дама и Юля с хорошенькой папочкой в руках.

— Профессор вас ждет! — с обворожительной улыбкой сообщила даме она. Та расплылась ей в ответ.

— Как поставлено у вас дело! — восхищенно сказала она. — Заграница, да и только!

— Мы полностью к вашим услугам! — сдержанно улыбнувшись, произнес Азарцев.

— Ознакомьтесь, пожалуйста, со стоимостью наших услуг. — Юля со всей возможной любезностью раскрыла перед дамой папку. — Часть этой суммы — стоимость анализов, консультации — не будете ли вы любезны оплатить сейчас?

Дама сразу стала серьезной и полезла в сумку за очками. Несколько минут она молча изучала счет.

— М-да, — наконец сказала она. — Боюсь, что Михаил Аркадьевич после оплаты вашего счета меня на порог не пустит.

— Михаил Аркадьевич? — подняла брови Юля. Такие реплики они с Азарцевым уже выслушивали не раз. Дальнейший ход разговора был им практически известен. Все пациенты с удовольствием принимали их сервис, но большинство почему-то считали оскорбительным для себя за него платить.

— Мой муж, — пояснила пациентка.

— А-а, — понимающе кивнула Юля. — Но вы скажите ему, что при таком же высоком, а часто и превосходящем, уровне лечения в нашей клинике по сравнению с заграничными стоимость услуг намного ниже. Прибавьте сюда проезд за границу, стоимость проживания там, визы, и вы убедите его в том, что гораздо выгоднее вложить деньги в вашу внешность у нас.

— Да-да, — сухо кивнула дама, но так и осталась сидеть с поджатыми губами.

— Кроме того, — поспешил подтвердить Азарцев, вообще-то он терпеть не мог участвовать в подобных разговорах, но сейчас счел необходимым включиться, — у нас в договоре будут учтены возможные форсмажорные обстоятельства и гарантирован — заметьте, гарантирован! — результат лечения, что очень часто не соблюдается в других местах.

— Вот посмотрите, — Юля развернула перед дамой фотоальбом, — как изменилась внешность тех пациентов, которые дали согласие сфотографироваться до и после операции.

Дама снова надела очки и стала просматривать фотографии.

— Что-то я не вижу здесь ни одного артиста! — сказала она.

— Боже упаси! — отвечала ей Юля. — Ведь по желанию пациентов мы свято соблюдаем врачебную тайну! Это фотографии только тех, кто сам захотел продемонстрировать свою внешность.

— Но с другой стороны., — даже с некоторой гордостью произнес Азарцев, — этим людям действительно есть что демонстрировать! Посмотрите, какие у них теперь лица, фигуры!

— Ну хорошо, так и быть! — решительно захлопнула альбом дама. — Раз вы настаиваете на операции, я согласна!

При словах «вы настаиваете» лицо у Азарцева чуть дернулось, но Юля, стоящая сзади него, с силой уперлась ему коленкой в поясницу. «Только попробуй сказать, что не далее как утром она сама уговаривала нас взять ее на операцию, а не мы ее! — красноречиво свидетельствовал Юдин толчок. — Все испортишь! А мы уже столько с ней провозились!» Азарцев и сам понимал это, поэтому промолчал, только вздохнул про себя.

— Тогда, пожалуйста, поставьте подпись под этой суммой — за анализы, консультации, предварительные расходы. — Юля ласково склонилась над дамой и протянула ей ручку. — Остальное в день операции.

Дама с надменным видом поставила короткую подпись, Юля захлопнула папку и с довольным видом сказала:

— Ну а теперь, Владимир Сергеевич, мы вас покидаем, нас ждет профессор! — и позвонила в звонок. Охранник возник на пороге с пальто, шофер Володя пошел к машине и включил двигатель, чтобы прогрелся. И через несколько минут Юля и дама уже мягко покачивались в серебристой машине на пути к городу.

А доктор Азарцев прошел в буфетную-столовую и сел на высокую табуретку у бара. Молодцеватый парень Николай выполнял у них функции бармена, раздатчика и повара по приготовлению закусок. Сейчас Николай в галстуке-бабочке и в вишневом пиджаке протирал высокие стаканы для сока. Азарцев даже ухмыльнулся, заметив, с каким удовольствием Николай оглядывает себя в огромное зеркало, в котором, кроме бутылок и его, Николаевой, молодцеватой и сытой физиономии, отражаются офорты на стенах, уютные маленькие столы под синими скатертями, высокая ваза с остатками фруктов на стойке бара и даже сам Азарцев, с усталым и неприкаянным видом восседающий на высокой табуретке.

— Налей-ка мне коньячку, — попросил он буфетчика, — стакан сока и сообрази чего-нибудь закусить. Я не ел со вчерашнего дня.

40
{"b":"25942","o":1}