ЛитМир - Электронная Библиотека

Два нагруженных оружием и снаряжением «Ниссан Патрола» легко бежали по трассе. Двигатели в двести «лошадей» спокойно, без особой натуги держали крейсерскую скорость сто шестьдесят километров в час, хотя можно было гнать и побыстрее. Лихачить на российской трассе, гордо соединявшей Европу с Азией, в ночь с субботы на воскресенье было чревато встречей с диким евразийским индивидуумом, возвращающимся на автопилоте из соседнего села от любимой тещи, поэтому шли на гарантированно безопасном режиме. Кроме того, пансионат «Волжские просторы», к которому они стремились, находился в Самарской Луке по направлению к населенному пункту, носящему славное имя Богатырь, что приятно сокращало их путешествие примерно на сто километров.

«Газель» с Доктором и двумя ребятами из группы Терехина, не уместившимися в джипы, безнадежно отстала сразу, как они отъехали от Москвы. Это было запланировано. На первом этапе операции Андрей был не нужен. Ему определили точку встречи в районе Жигулевска за поворотом в Самарскую Луку на Богатырь, куда он должен был прибыть не позднее трех часов ночи, и оставили тянуться в кильватере.

Самсон на прощание вручил Доктору настроенную радиостанцию и, хлопнув по плечу, дал последний наказ:

– Будет трудно – звони. Присваиваем тебе звучный позывной «Пирамидон». Так и телеграфируй в случае опасности: «Я Пирамидон, срочно спасайте!»

Андрей презрительно оглядел улыбающегося Самсона с головы до пят и, хмыкнув, процедил сквозь зубы:

– Раз предлагаешь работать по медицинской тематике, ежели мне станет невтерпеж, буду вызывать тебя по позывному «Геморрой». Устраивает?

На этом друзья и расстались. Запланированную остановку сделали в Пензе у переговорного пункта. Вадим спиной прикрыл стекло тесной телефонной кабинки, героически загораживая собой Самсона, раскрывшего на маленьком столике дипломат с ноутбуком. Толя быстро подсоединил заранее подготовленные игольчатые выводы компьютера к телефонным проводам. Потом, набрав номер, уточняя обстановку, перекинулся парой фраз с Мао и за пару минут через модем скачал на жесткий диск информацию, подготовленную Семеном.

Уже в машине они просмотрели полученные данные, которые ничего нового, за исключением изображений почти всех будущих клиентов, находящихся сейчас в пансионате, не дали. Самсон подсоединил к ноутбуку портативный принтер и, распечатав фотографии, пустил их по кругу для изучения. На ближайшей остановке такой же комплект отправился во второй джип.

Ровно в час ночи они ушли с «челябинки» на шоссе к Богатырю, а через несколько километров свернули с него в распадок между холмами на узкую асфальтированную дорогу, ведущую к пансионату. Через пятнадцать минут машины остановились на перекрестке в полутора километрах от цели. Вадим с Самсоном, отдав группе распоряжение экипироваться, подсвечивая фонарями, осмотрели проселочные дорожки, уходящие от асфальта: левая – съезд вниз к поблескивающей лунными блестками Волге, правая – крутой подъем в гору. Найдя удобное место для стоянки, перегнали туда один «Ниссан», а второй после разгрузки отправили встречать Доктора «со товарищи».

Сверив часы и уточнив несущественные мелкие детали, надвинув на глаза окуляры ночников, разошлись по двое в разных направлениях. Каждой двойке задача была определена еще в дороге, поэтому дополнительных пояснений не требовалось. Вопросов также не последовало, все было обговорено заранее. Правда, это «все» касалось лишь первого рекогносцировочного этапа. В условиях, когда объект изучен только на бумаге и нет никаких данных ни о сигнализации, ни об охране и ее вооружении, когда количество людей, населяющих пансионат, прикидывается на глазок, «с ветру», ход акции предусмотреть и спланировать заранее было невозможно.

Пансионат – трехэтажное здание, построенное в виде буквы П, располагался в лощине между двумя горами, выходя фасадом на Волгу. Два крыла, вынесенные к откосу, вместе с частоколом металлической ограды образовывали уютный дворик с большой клумбой посередине. Он был ярко освещен прожекторами, в отличие от тыльной стороны, где вдоль высокого бетонного забора торчали редкие фонари. Отличительная особенность: с плоской крыши пансионата, от бетонного куба лифта круто вниз к Волге, пропадая за кронами деревьев, тянулись тросы фуникулера, маленькая кабинка которого висела над карнизом. Слева от здания, ближе к тому месту, где залег Вадим, стояла пара бревенчатых одноэтажных строений – хозпостроек или жилья для обслуживающего персонала. Рядом с этими избами на площадке выстроился длинный строй легковых автомобилей.

Таблетка крохотного динамика, вставленная в ушную раковину, заработала. Пошли доклады: «Второй на позиции», «Третий занял, готов к работе…». Послышался голос Самсона: «Четвертый на связи, позицию занял. Готовлюсь сканировать наружную сигнализацию».

Через некоторое время он доложил:

– Тыльная и боковая части забора внутри защищены пассивными фотодиодными элементами. Полоса сплошная, высота порядка полутора метров. Согласно идентификации оборудование типа «Скутер». Образец не новый, но надежный. Живой силы в секторе не замечено.

– Второй, доложите, что у вас, – негромко произнес Вадим в соломинку ларингофона, торчащего у губ.

– Я Второй. Подъездная дорога заканчивается у ворот. Ограда частая металлическая. Сигнализация не сканируется. В стеклянной будке охранник, по виду не ВОХР, серьезнее. Наблюдаю фойе, в нем два человека: один за стойкой, второй в кресле, смотрит телевизор. По виду всем лет по двадцать пять-тридцать. Оружия не вижу, однако охранники одеты в пиджаки – возможны пистолеты в наплечниках. Справа и слева на уровне второго этажа телекамеры слежения. По расположению объективов они захватывают весь двор. Свет горит только на первом этаже в фойе и комнате, примыкающей к нему. Второй доклад закончил.

– Третий, доложите обстановку, – вызвал Вадим группу, занявшую позицию с противоположной от него стороны.

– Я Третий. Забор глухой, не менее двух с половиной метров. Свет в окнах не горит. Охраны и камер не наблюдаю, сигнализация сканируется по типу «Скутера», – последовал короткий доклад Третьего.

Вадим отвел окуляры ночника и посмотрел на светящийся циферблат часов: двадцать пять минут третьего. Он поднял глаза вверх и внимательно оглядел небо. Оно еще было темным, однако прямо впереди, за Волгой, самый край горизонта уже начинал отливать серостью, отделяя ночь от утра.

«Спи, ночь в июле только шесть часов…» – вспомнил Вадим популярную когда-то песню и с сожалением констатировал: – Жаль, что так скудно, пара лишних часов темноты сейчас бы не помешала».

План дальнейшей работы стал потихоньку складываться в его голове.

– Третий, Четвертый, – вызвал он группы на связь. – Доложите возможность проникновения в периметр.

– Я Четвертый, – отозвался Самсон и коротко доложил: – Нахожусь на склоне, есть возможность построить «мост».

– Я Третий, с моей стороны проникновение затруднено, – послышался голос Терехина.

– Внимание всем! Второй, остаешься на месте, включаешься в работу по обстановке, в случае необходимости. Возьми также под наблюдение мой сектор. Держи связь с Доктором, как он появится, сообщишь. Партнера срочно отправляй на позицию к Четвертому – он останется держать «мост». Четвертый, приступай к строительству. Третий, срочно перемещайся к Четвертому.

Вадим легонько ударил по плечу лежащего рядом напарника Славу, и они бесшумно двинулись между деревьями к позиции Самсона, которая располагалась на склоне горы в тыльной части пансионата. Поднимаясь по косогору, Вадим услышал над собой негромкий хлопок и повернул голову в сторону здания. В тусклом свете фонарей над забором летучей мышью мелькнула тень. С коротким хлюпаньем острый титановый гарпун, влекущий за собой тонкий стальной леер, вонзился в кирпичную стену пансионата.

Вадим со Славой добрались до позиции Самсона одновременно с подошедшей двойкой Терехина, когда строительство «моста» было закончено и туго натянутый канат надежно закреплен за ствол дерева.

18
{"b":"25947","o":1}