ЛитМир - Электронная Библиотека

– Машина без комментариев, – вздохнула Катерина. – Сколько их у тебя? До сих пор мы ездили на «Лексусе».

– Еще есть «Сааб». Черный. Тебе подходит?

– Йес! – крикнула Катерина и была тут же наказана за бурный восторг.

Подбежал Майкл и произнес коронную фразу:

– Кать, дай сорок рублей, мне до школы доехать надо.

– Сорок? – удивилась Катерина. – Отчего сегодня двойной тариф? В крутую тачку сажусь?

– Меня бабка в другую школу перевела, – заканючил Майкл, пряча хитрые глаза. – К черту на кулички ехать.

– Ты меня совсем за дуру-то не держи, – всерьез разозлилась Катя. – Июнь месяц, какая школа?!

– Кать, я заработаю и отдам!

– Нет! – Катерина топнула ногой. – А вдруг ты на наркотики тратишь?

– Какие наркотики, Кать! Я что, похож на глюколова? – Майкл вытаращил в праведном гневе глаза, закатал рукава и повертел у нее перед носом худыми мальчишескими руками с голубыми прожилками чистых вен. – Дай сорок рублей!

– Нет!

– Я тебе завтра вечером отдам!

– Нет!

– Ну, тогда я не отдам тебе завтра вечером сорок рублей!

Катерина захохотала, достала кошелек и протянула Майклу полтинник. Роберт Иванович тоже заулыбался, вытащил из кармана мятые десятки и сунул их Майклу.

– Держи, парень! И мне отдашь, чтоб не обидно было.

Дорога летела навстречу, и не было в жизни ничего лучше на скорости поглощаемых километров. Роберт водил уверенно и легко – без юношеского выпендрежа, но и без излишней возрастной осторожности. Катерина разулась и вывесила ноги в окно. «Для обдува», – объяснила она. Встречные машины приветственно сигналили, выражая восторг шоколадным лодыжкам и розовым пяткам.

– А как называется райское место, где мы будем сливаться с природой? – спросила она после двух часов беспрерывной езды.

– Волынчиково, – ответил Роберт, смеясь. – Эй, что-то не так?!

Он увидел, как лицо Катерины превратилось в застывшую экзотическую маску.

– Что-то не так?

Все не так. Все к черту. Отдых безнадежно испорчен. Душу будут терзать гнусные воспоминания, и никакие амбарные замки не спасут. Какая же дура она, что не сразу спросила, в какой деревне находится дом. Но Роберт в этом не виноват, и нельзя его делать заложником своего испорченного настроения.

– Все отлично, Роберт Иванович! – Катерина втянула ноги в салон и втиснула их в босоножки. – Кажется, дождь собирается.

– Абсолютно чистое небо! – отрапортовал Роберт, и тише добавил:

– Это у тебя на душе кошки скребут.

Чуткий, нежный, и понимающий.

Катерина натянула улыбку.

– Все нормально, Роберт Иванович! Полный вперед!

– Полный! – Он вжал педаль газа в пол, и они понеслись, рискуя взлететь.

Дом оказался домищем, а с прилагавшейся к нему территорией тянул на усадьбу. Черепичная крыша, бревенчатые стены, ситцевые занавески на окнах, цветные половички, и печка – чудо, а не печка, беленая, с полатями, с поддувалом, чугунными заслонками и дверцей. А еще там была кровать с сеткой и шариками на спинке. Только в старых деревенских домах еще остались такие кровати с блестящими металлическими шариками. Катерина в детдоме всегда их свинчивала и прятала под подушкой, в надежде заиметь свои личные игрушки. Но воспитатель шарики находила, называла Катерину воровкой и лишала ее сладкого на три дня. Катерина шарики опять свинчивала, опять прятала, и опять не пила компот, который и сладким-то никогда не был.

Она плюхнулась на кровать, застеленную простеньким покрывалом, и покачалась на сетке, как в детстве.

– Тебе нравится? – спросил Роберт, разгружая на столе сумку с продуктами.

Катерина выглянула в окно. Палисадник зарос черемухой, а между двойными оконными рамами, которые так и не убрали с зимы, лежала вата, на ней – яркие гроздья красной рябины.

– Рай для миллионера, – вздохнула Катя. – И петухи по утрам?

– Много петухов!

– Кто же за всем этим смотрит?

– Парамоновна, соседка. Я приплачиваю ей за пригляд, да за уборку дома.

– Пойду, познакомлюсь с удобствами.

Трава в огороде, несмотря на июнь, возвышалась в рост, и Катерина с трудом отыскала деревянную уборную. Крючка на трухлявой двери не оказалось, пришлось придерживать ее рукой.

Рай для миллионера!

Она выбралась наружу, обжигая ноги крапивой, и огляделась. Где находится красавец-дом Роберта Ивановича относительно избушки-развалюшки Сытова, Катерина понятия не имела. Когда они на внушительном «Рейнджере» проезжали по пыльным деревенским улицам, Катя ее так и не увидела. Да может, и деревня не та? Не очень-то она хорошо помнит название той деревушки, где померла бабка у Сытова. Так... что-то похожее.

Метрах в десяти от себя Катерина увидела вдруг огромный красный мак. Она удивилась его неестественным размерам, и только когда мак зашевелился, поняла, что это безумной расцветки ткань, которая обтягивает умопомрачительных размеров зад. Какая-то баба, в традиционной позе огородника что-то быстро рвала и резво метала себе в подол.

– На чужом огороде и крапива слаще? – громко крикнула Катерина.

Баба вздрогнула, как вулкан перед извержением, и обернулась. Звук, который она издала, вспугнул всех окрестных птиц. Из подола, выпавшего из рук, градом посыпались красные ягоды.

Катерине стало обидно до слез. Конечно, она понимала, что увидеть в запущенном соседском огороде на фоне полуразвалившегося сортира, негритянку в трусах и лифчике – большое потрясение. Но все же она не черт с рогами, чтобы при виде нее так орать! Не выдержав, она показала бабе язык. Баба внезапно заглохла, захлопнув рот.

– Я вас узнала, – вдруг сказала она.

– Да ну? – удивилась Катерина.

– Вы Селена Конго. – Баба вытерла красные, натруженные руки о цветастый подол.

– Ну...

– Вас Роберт Иванович привез, – баба страдала такой быстрой речью, что Катерина не только не могла слово вставить, но и с трудом успевала понять, что она говорит. – Я знала, знала, что наш Роберт себе необыкновенную женщину найдет, знаменитую женщину, замечательную, нестандартную женщину...

– Но...

– ... а Нюрка-то, Нюрка-чумичка, всем трендит, что не женится он никогда, будет по Ирине своей сохнуть, а Роберт-то, Роберт-то, знаменитость такую привез, ой, да вся деревня на ушах ходить будет, ой, да в жизни-то вы какая красотка, оказывается ящик-то старит, толстит, и добавляет стервозности, так бабам и передам, а Нюрка-то, Нюрка-чумичка, и не поверит, что, Селеночка, вы в огороде...

– Послушайте...

– ...стоите тут в одних трусиках, а я-то дура, заорала как оглашенная, тут клубника ранняя дикарем растет, все равно ее никто не рвет, так чего добру пропадать, а крапива, Селеночка, тут и правда, сладкая...

– Катя, – ради спортивного интереса попробовала Катерина вставить слово.

– ...а ящик-то не только старит, толстит, но и имена меняет, я знаю, автограф называется...

– Псевдоним.

– ...ой, да, точно, а бабы-то, бабы не поверят, что вы тут в огороде, в трусиках, ой, а как же вы подъехали, что я и не заметила, ведь я за домом-то столько лет приглядываю...

Катерина вдруг поняла, что выход из этого кошмара один – удрать. Она развернулась и, подгоняемая свирепой крапивой со спринтерской скоростью помчалась к дому.

– Ой, никто и не поверит... – неслось ей радостно вслед.

* * *

Полдня они провели на речке. Роберт Иванович не обманул: был там и березовый лес, и воздух, который хотелось жевать, и солнце жарило не хуже египетского. Природа старалась вовсю. И Роберт Иванович старался вовсю. Катерине было не скучно. И некогда было думать о том, та ли это деревня.

Вроде не та.

Вечером они накрыли на стол. Соорудили салатики из привезенных овощей, нарезали колбасы, сыра, разлили по бокалам вино и уселись друг против друга. На Роберте был простой трикотажный джемпер и джинсы, на Катерине длинный сарафан с открытыми плечами. Если бы не свечи в старых простых подсвечниках, идиллия смахивала бы на семейную.

11
{"b":"25948","o":1}