ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никогда не понимал и до сих пор не понимаю, каким образом Вуанг умудряется пройти лабиринт и не запачкаться. То ли ловкий такой, то ли секрет какой-то знает, то ли еще что. Спрашивал – не говорит.

Заметив нас, воин стремительно пересек проезжую, закинул в багажник контейнер-морозильник и запрыгнул на заднее сиденье. Я не стал дожидаться, когда хлопнет дверка, нажал на газ так, что взвизгнули шины. Через три секунды То Самое Место осталось далеко позади. Вещь Без Названия временно осталась на попечении заклятий.

Ночи превращений нагонов в дракона – это, наверное, единственное слабое звено в сложной системе охраны архиартефакта. Тот, кто однажды узнает, где находится лабиринт, когда мы его покидаем и каким образом снимаются заклятия, может, если, конечно, этого захочет, выкрасть фрагмент Вещи Без Названия. Впрочем, легче пятьдесят раз подряд джек-пот выиграть в «Русское лото», чем все это узнать.

У дома № 37 по улице Марата мы задержались ненадолго. На вскрытие тайника и перегрузку сердца в контейнер у нас ушло от силы пять минут.

– Почему не сразу на Александровский? – спросил Ашгарр, когда я покатил не в сторону набережной, а, развернув машину, направился к центру.

– Немного покружим по городу, – ответил я.

– Думаешь, Охотник на хвосте?

– Возможно.

Заметив в зеркале, как напряглось лицо Вуанга, я в двух словах, не вдаваясь в ненужные подробности, рассказал парням про то, что произошло со мной в офисе. Про бандероль. Про бабочку. Про чужой лоскут Пределов, в котором я был воином-странником Хурэн Хуном и шел за неким камнем, упавшим с небес.

Парни какое-то время молчали, соображая, что бы это все могло значить. Потом Ашгарр предположил:

– Может, он метку на тебя поставил?

– Исключено, – возразил я. – Офис под защитой.

– А может, он настолько сильный маг, что ему твоя защита до одного места?

– Возможно, что сильный. Но только он в первую очередь Охотник.

– И что с того?

Тут Вуанг выразительно хмыкнул, и я перевел Ашгарру то, что хотел этим сказать воин:

– Всякий знает, что Охотнику до схватки запрещено использовать против дракона Силу непосредственно. За нарушение такого запрета можно запросто вылететь из клана Забыл?

– А быть может, он какой-то неправильный рыцарь?

Я не нашел, что на это ответить, лишь пожал плечами. И\ затем минут двадцать молча катал парней вокруг Главного телеграфа, заезжая то в одну подворотню, то в другую. Убедившись, что никакой слежки нет, я покатил на набережную. За «Городом Мастеров» повернул к заводу «Кедр», выехал на Рабочего штаба, миновал очистные сооружения v благополучно проскочил пост ГАИ на выезде из города. Дальше – через виадук на Александровский тракт. И там уже на большаке припустил.

А дело тем временем шло к закату. Солнце, утомленное призором за всем, походило на оранжевый воздухоплавательный шар, газ в котором давным-давно остыл. Пока мы мчались вдоль лесов, "пролесков, полей и деревенек, оно то ныряло за сопки, то вновь появлялось. Но, когда добрались до двадцать первого километра, оно окончательно зацепилось за кривую линию горизонта и попыток взлететь уже го предпринимало.

На двадцать первом мы, оставив машину на специальной площадке, перешли на другую сторону дороги и спустились по хлипким шатким ступеням в темный овраг, где среди высоких зонтов борщевика и кустов черемухи пробивается сквозь камни мощный родник. Собственно, он-то и был конечной точкой нашего пути. Согласно ритуалу, нагоны перед трансформацией обязаны омыть себя чистой водой из открытого источника. Много лет тому назад мы облюбовали именно этот.

Мы быстро разделись догола и, пугая криками уже засевших на ночевку пичуг, стали обливать друг друга ледяной водой.

Летом это делать приятно. Другое дело – зимой. В морозы эта часть древнего ритуала проходит быстро, управляемся за каких-то пять-десять минут. Точнее так: Ашгарр – за пять, я – за десять, а Вуанга и зимой нужно оттаскивать от воды за уши.

Чистые, мокрые и бодрые, мы вернулись за сердцем к машине. Теперь нам предстояло подняться с контейнером на усыпанный земляникой холм у дороги. На этом холме, вершину которого украшает покосившийся и почерневший от времени геодезический знак, мы чаще всего и превращаемся в дракона. Дождемся, когда угаснут последние лучи, и – к звездам!

Я уже передал контейнер Вуангу и запер машину, когда зазвонил мой мобильный.

Ашгарр хмыкнул. Я напрягся. Вуанг нахмурился.

Что-то мне подсказало, что нужно ответить, и я ответил.

Звонила Ольга.

– Егор, – тихо сказала она.

– Оля! – обрадованно воскликнул я.

– У меня беда.

Когда я услышал эти слова, меня окатила волна неведомого мне доселе чувства: захотелось разорвать грудь, спрятать любимого человечка себе под ребра и никому не отдавать. С трудом овладев собой, я лживо спокойным голосом спросил:

– Что случилось?

– Меня похитили.

– Кто?!

– Он называет себя Охотником.

У меня потемнело в глазах:

– Чего он хочет?

– Чтобы ты… прилетел. Я не понимаю, что это значит, но он так сказал.

– Где вы?

– Он сказал, что это у станции «Дачная». Здесь, Егор, на самом деле за лесом железная дорога. И еще: мы на поляне у реки, он разжег большой костер и…

На этом связь оборвалась, я шандарахнул телефоном об асфальт и заорал:

– Какой идиот сказал, что снаряд не падает дважды в одно и то же место?!

Вуанг укоризненно покачал головой, а Ашгарр спросил:

– Что произошло, Хонгль?

Я, нервно постукивая кулаком по крыше болида, рассказал парням, какая беда у меня стряслась.

– Она тебе так дорога? – выслушав меня, спросил Ашгарр.

– Да.

– Ты хочешь ее спасти?

– Хочу.

И тут – поскольку тема касалась жизни и смерти – заговорил воин.

– Список, – весомо произнес Вуанг.

Я мотнул головой.

– К черту Список.

– Хонгль, мы не протянем без Силы до следующей Ночи, – заметил Ашгарр.

– Пусть.

Вуанг напомнил:

– Правило шесть. Лучший способ победить Охотника – избежать встречи с ним.

– К черту правила, – заявил я.

Повисла напряженная пауза.

Первым нарушил ее Ашгарр.

112
{"b":"25949","o":1}