ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Желтые розы для актрисы
Эрта. Личное правосудие
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Ж*па: инструкция по выходу
Игра Кота. Книга четвертая
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
День коронации (сборник)
Легкий способ бросить курить
A
A

– Сейчас объясню, – сказал Тнельх и, увлекая меня из гаражных рядов, стал рассказывать: – Два дня тому случился внеплановый Слет вирмов, на котором Мудрецы обсуждали тревожную весть от Хмонга-Зойкуца-Эрля, нашего наблюдателя при Большом совете.

– Что-нибудь серьезное? – насторожился я.

Он не ответил, он спросил:

– Ты, Хонгль, Поля Неудачника знаешь?

Я кивнул:

– Слышал о таком. Черный маг, родной брат Жана Калишера, председателя Великого круга пятиконечного трона.

– Все верно, – кивнул Тнельх. – Так вот, тут такое дело с этим самым, будь он неладен, Полем.

На этих словах Тнельх прервался, поскольку наступил на гнилую картошку и какое-то время обтирал подошву сандалий о гравий. Когда управился, продолжил:

– Началось все два года назад. Тогда еще этот подлый черный маг начал распространять всякие небылицы о нас, драконах.

Я заметил, что перед тем как сказать «о нас, драконах», Тнельх замялся, а после того как сказал, скосился на меня. Я отреагировал правильно – никак не отреагировал. Лишь уточнил с каменным выражением лица:

– И что за бочку гнал на нас Неудачник?

Инспектор сначала, обронив пару негромких слов, показал газету вылетевшему из будки «кавказцу», отчего тот заскулил и, увлекая за собой тяжелую гремящую цепь, спрятался за сторожку, только потом ответил:

– Утверждал, что появление Вещи Без Названия – дело рук драконов.

Я крякнул от удивления:

– Во как! – И, возмущенно похмыкав, спросил: – А он не говорил, зачем мы Вещь сделали?

– Говорил. Якобы для того, чтобы впоследствии отыграть тему ее охраны в свою пользу.

– Час от часу не легче. Ему что, спать не дают полученные нами преференции?

– Дело не только в этом. И не столько.

– А какого рожна тогда? – не понимал я.

– Тут просто, – сказал Тнельх. – Знаешь, почему его называют Неудачником?

– Мимо меня прошло. – Я развел руками, дескать, извините. – К нам в провинцию новости три года идут. А иные и вовсе по пути теряются.

– Дело в том, что он старше и сильнее брата, но никогда и ни в чем не мог превзойти его. Поэтому – Неудачник.

– И, видимо, завистник?

– Угадал. Завидует и, всячески интригуя, стремится занять место брата.

– Ага, начинаю врубаться. – Почесав затылок, я выстроил логическую цепочку: – Если драконы втайне от всех сами сотворили Вещь, а Жан отдал им охрану Вещи на откуп, согласившись при этом на их условия, то тогда Жан – либо дурак, либо предатель. Следовательно, долой Жана с трона, даешь на трон Поля. Так?

– Вот именно, – подтвердил мою версию Тнельх. – Только ничего у него тогда не вышло. Создали Черные и Белые совместную комиссию для проверки, год проверяли-заседали, но никаких доказательств, что мы причастны к сотворению Вещи, не нашли. Неудачник целый год ниже травы, тише воды себя вел. Казалось, навсегда заткнулся. Ан нет. Недавно очухался и новую, как ты говоришь, бочку погнал. Теперь заявляет, что драконы собираются все части Вещи собрать воедино. Якобы есть у него такие сведения. И, дескать, сведения на этот раз точны.

– А для чего это нам нужно – Вещь в кучу собрать?

– Он утверждает, что драконы планируют установить свою власть над миром людей.

– Вот урод! – выругался я.

– Не то слово, – поддержал меня Тнельх. – Мудрецы, как узнали, сразу шушукаться собрались. Ночь кумекали, к утру разработали экстренный план мероприятий по противодействию посягательствам на доброе имя драконов. Один из пунктов – внеплановая проверка всех Тайников. Сказано – сделано, и вот я здесь. Еще вопросы есть?

Я мотнул головой – нет. Не было у меня вопросов. Все мне стало теперь предельно ясно.

За разговором мы дошли до машины, а когда благополучно загрузились, я первым делом позвонил Ашгарру и сказал ему, чтобы не дергался, после чего завел двигатель и уточнил у Инспектора:

– Сразу на То Самое Место или вначале пообедать?

– Делу – время, брат, потехе – час, – так ответил Тнельх.

– Как скажешь, брат. К Тайнику так к Тайнику.

Какое-то время ехали молча: я обдумывал новость, Тнельх рассматривал город. Потом я вспомнил об обязанностях хозяина и, соблюдая декорум, спросил:

– Как доехал, брат?

– Нормально, – ответил Инспектор. – Долетел без происшествий.

Понятно, что он имел в виду самолет, но все же эта фраза немного напрягла. В устах онгхтона слово «долетел» прозвучало по-особенному.

Интересно, одного потерял или двоих? – размышлял я, поглядывая на Тнельха через зеркало. Если одного, то еще ничего – есть с кем разделить печаль.

Но затем, прикинув хвост к носу, решил: нет, наверное, лучше все-таки одному остаться, так легче все забыть, так проще смириться с потерей.

Мне доводилось несколько раз встречаться с онгхтонами, поэтому манера общения с ними у меня была выработана и заключалась в том, чтобы не делать никаких скидок, относиться как к полноценным драконам и ни в коем случае не жалеть. Не нуждаются, по моему мнению, онгхтоны в жалости. Жалость унижает. Меня бы унизила.

– Ну как тебе Город? – спросил я, когда мы переезжали Реку по Новому мосту.

– Почти Европа, – улыбнулся он, приветственно махнув рукой смотрящей на нас сверху вниз кондукторше трамвая. – Почти такие же пробки.

Я посетовал:

– Парк автомобилей каждый год удваивается, а дорог больше не становится. Продыху нет.

– В столице хуже, – заметил Тнельх.

– Правда, что ли? У вас же что не год, то новое кольцо.

– Все равно не хватает. Бывает, полдня стоим. У вас тут еще раздолье. Красота у вас тут. Опять же, воздух чище, трава зеленее, небо голубее и в булочную можно ходить без паспорта.

– Зачем в булочной паспорт? – с недоумением покосился я на него.

– А затем, – ответил он, – что у нас там то вихрь антитеррора, то перехват какой-нибудь. А проверка регистрации так та вообще перманентна.

– Переезжай, брат, из Москвы в Россию, чтобы не париться, – предложил я не без иронии и сразу же об этом пожалел.

– Каждому свое небо, – невесело заметил Тнельх и, отвернувшись к окну, замолчал. Видимо, что-то такое вспомнил грустное. И я даже догадывался, что именно. Тут и дурак бы догадался.

73
{"b":"25949","o":1}