ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не надо, – взмолился Влад и запрыгнул на Пыхма как на гимнастического «коня». На этот раз вышло ловчее. Устроившись в седле, спросил: – Скажи, зачем мне вчера мозги пудрила?

– Как это пудрила?

– Ну, лапшу на уши… Черт! Короче – голову дурила. Зачем?

– Мой профессиональный долг – распространять основы авологии.

Влад обиженно хмыкнул:

– Нашла школяра.

Тыяхша ничего не сказала, лишь плечами пожала: мол, почему бы и нет.

Пустив коней, они целый час ехали молча. Каждый думал о своем. Но как это ни странно – об одном и том же.

День разгорался и обещал быть не менее жарким, чем вчерашний. Может, даже и жарче, поскольку облаков по блеклому небу ползало на порядок меньше, и подбирающаяся к зениту звезда Рригель жарила напрямую. Все живое, явив наследственную благоразумность, давно попряталось от жестоких лучей в норы и трещины. Или просто зарылось в песок. И только два всадника – мужчина и женщина – скакали по выцветшей долине, не обращая никакого внимания на пекло.

Влад все время отставал и с завистью поглядывал на коня Тыяхши. Ее Тукша скакал легко, в охотку. И ход его смотрелся грациозно, и сам выглядел красавцем. Не конь, а птица с четырьмя ногами. И как ни старался Влад ехать вровень, не получалось. Едва нагонял, Тукша, лидер по натуре, мгновенно надбавлял и вырывался на корпус. Потом на два. На три. И совсем уходил. Чтобы поправить дело, Влад пошел на военную хитрость – решил заговорить.

– Послушай, подруга! – крикнул он девушке. – Я хочу одну вещь для себя прояснить. Можно?

– Ну давай, – придержав коня, разрешила Тыяхша.

Влад, сравнявшись, ткнул пальцем в браслет и спросил:

– Если это механизм, то кто бы его ни сделал, он его делал по техническому заданию. Сначала придумал свойства, а потом реализовал. Так ведь?

– Наверное. Ты это к чему?

– Понять хочу, зачем в техническом задании предусмотрели возможность браслета обращать владельца в камень? Авторы спрогнозировали появление тепловизоров? Или тепловизоры уже существовали, когда браслет создавали? Что на это скажешь?

– Насчет тепловизоров ничего не скажу. Может, существовали, а может, нет. Это не так важно. Важно, что Зверь существовал. Вот это на самом деле важно.

– Стоп. Так что – эта функция браслета тоже предназначена для охоты?

– Конечно. Ведь это браслет Охотника. Использовать его для других целей, это, честно говоря, все равно как…

Тыяхша задумалась над примером, Влад подсказал:

– Как слушать с помощью радиотелескопа станцию поп-музыки?

– Вот именно.

– Я правильно тебя понял: от Зверя можно спастись, став камнем?

– Правильно. Если фенгхе при себе нет, не теряйся – стань камнем. Зверь понюхает и уйдет. Ждать не станет.

– Ну и отлично.

– Да, неплохо. Только злоупотреблять этим свойством браслета не стоит.

– А в чем проблема?

– Камнем можно становиться ограниченное число раз.

– Сколько?

– Это очень индивидуально. Кто шесть раз становился, кто семь. Был один Охотник, который сумел девять раз обратиться в камень. Правда, после девятого уже не вернулся.

– Как это? – не понял Влад.

– Так это, – ответила Тыяхша. – Не вернулся и все. Чуэжвам ни при чем, в организме человека что-то ломается.

– Ничего себе новость!

– Никто не знает, когда и на какой фазе для него прекратится эта возможность. Можно однажды обнаружить, что тебе больше не дано становиться камнем. А можно стать камнем и…

– Обнаружить, что не можешь вернуться в нормальное состояние?

– Ничего уже тогда не обнаружишь.

– Весело. Ты сколько раз уже этим пользовалась?

– Считая сегодняшний, пять.

– И зачем рисковала?

– Ты нужен нам. Ты прирожденный Охотник. К тому же – Человек Со Шрамом.

– Да с таким браслетом любой чудак Охотником может стать, – заметил Влад.

– Это ты зря, – возразила Тыяхша. – Вовсе не любой.

– Почему?

– Ты всерьез полагаешь, что всякий может носить такой браслет?

– Разве нет?

– Нет, конечно. Один из тысячи.

– Незаменимых не бывает.

– Но некоторых очень трудно заменить.

– А в чем проблема?

– Не знаю. А только многим кандидатам в Охотники браслет руку отрезал.

– Как это?

– Да просто. Сжимается и режет. Этот браслет не украшение, а оружие. Причем умное. Оно само себе хозяина подбирает. Никто ему не указ. Знаешь, как Айверройок с аррагейского переводится?

– Не задумывался. Подожди…

– Ай-верр-ойок, – помогла Тыяхша.

– Нет-рука-город? – дословно перевел Влад и попробовал истолковать: – Без руки город?

Тыяхша поправила:

– Город Безруких.

– Во как!

– Так аррагейцы его называют. А мы, муллваты, называем его Городом Сердца.

– Послушай, это и мне вчера руку могло отпилить?

– Запросто.

Влад сначала опешил, а потом возмутился:

– Ну вы, ребята, и даете!

– Никто тебя надевать его не заставлял, – напомнила Тыяхша.

– Но предупредить можно было?

Девушка не ответила. Не стала оправдываться. Может, и хотела, да не до того стало. Впереди, в заросшем чахлыми деревцами овражке, мелькнуло что-то серое, и она резко натянула поводья. Пока Влад соображал, что к чему, муллватка уже вскинула арбалет и крикнула:

– Зверь!

– Где? – не понял Влад. А потом увидел.

Впереди, всего в десяти шагах от них, на тропу вышел мальчишка лет семи-восьми. Выглядел он сущим оборванцем: чумазый, лохматый, одетый в несусветные лохмотья. Уши лопухами, руки-ноги худющие. Во взгляде – голодная надежда разжиться коркой или медяком.

– И это Зверь?! – не поверил Влад, но на всякий случай отстегнул арбалет от седла.

Тыяхша не ответила, она уже вступила в схватку. Крикнула, глядя в сторону:

– Убирайся в Бездну!

И, целясь через пришитое к плечу зеркало, выпустила стрелу в ребенка.

Тот увернулся – отпрыгнул в сторону и каким-то чудом оказался на другой стороне тропы. Устояв на ногах, стал приближаться. Шаги его выглядели неестественными. Казалось, мальчишка движется медленнее, чем переставляет ноги. Он будто наплывал, а не шел.

Влад почувствовал страх, а за ним – резкую головную боль. И стал задыхаться.

– Стреляй! – приказала ему Тыяхша и потянулась за новой стрелой.

80
{"b":"25950","o":1}